Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Денисов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Китайской Народной Республике, член РСМД

Мне как послу России в Китае было особенно интересно услышать на совещании оценки, которые так или иначе касаются отношений наших двух стран и в целом российско-китайской связки как структурообразующего фактора не только регионального, но, пожалуй, и глобального измерения. Приятно, что уровень взаимодействия по всем направлениям и на всех этажах получил высокую оценку. Коллеги даже с легким чувством профессиональной зависти говорили о том, что, наверное, на моем направлении сейчас очень много работы, именно в сравнении с другими нашими азимутами, где по известным причинам возникло некоторое торможение развития, как минимум, в многосторонних связях.

Страна, где я работаю, присутствовала в дискуссиях, которые проходили в рамках Совещания послов, и не только в контексте двусторонних отношений, а с угла формирования новых структур на обширном евразийском пространстве, которые оперяются, обретают плоть и становятся все более весомым фактором мировой политики. О чем конкретно идет речь? Прежде всего о налаживании масштабного экономического взаимодействия в этом большом регионе. Осью создаваемой конструкции может стать как раз то самое сопряжение между интеграционным проектом в рамках Евразийского экономического союза и формирующимся «Экономическим поясом Шелкового пути».

Данная концепция выдвинута Китаем, но реализуема исключительно в сотрудничестве с другими государствами. Она в принципе предполагает многостороннее взаимодействие, и надо сказать, что немало стран мира, в том числе Россия, проявляют интерес, но, естественно, на взаимовыгодной сбалансированной основе, которая предполагает не просто обычные формы взаимодействия, скажем, товарообмена, а выдвижение, проработку, выполнение крупных инвестиционных проектов, прежде всего в области инфраструктуры. В этом объективно нуждаются все государства, в разной степени тяготеющие к реализации такого масштабного инвестиционного проекта, имею в виду проекта сопряжения.

Естественной площадкой поиска путей практического осуществления интеграционных планов является Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Ряд государств - членов ШОС уже сейчас участвуют в Евразийском экономическом союзе. К тому же на наших глазах происходит эволюция ШОС, она приобретает новое качество с расширением своих рядов - присоединением Индии и Пакистана. Да и для этих стран северный вектор экономического взаимодействия становится значительно более реализуемым именно в силу вхождения в новую для них структуру, где они раньше были наблюдателями, а теперь начали движение к оформлению полного членства.

Присоединение к Шанхайской организации сотрудничества придает дополнительную жизненную силу формату РИК - Россия, Индия, Китай. Вспомним, о важности этого формата говорили классики много лет назад. Большой вклад в теоретическую проработку РИК внес, как мы знаем, Е.М.Примаков, а идея стала обретать плоть уже сейчас, в XXI веке. На фоне трансформации ШОС «треугольник» тоже начинает приобретать некоторые новые очертания.

Не будем также забывать, что Россия, Индия, Китай - члены еще одного, сравнительно нового с точки зрения мировой политики объединения стран, а именно БРИКС. Здесь тоже идет активная дискуссия о том вкладе, который формат мог бы внести в выздоровление мировой экономики, возвращение ее на путь интенсивного и стабильного развития, в первую очередь это касается мировых финансов. Все страны, входящие в эту группу, играют весомую роль в мировой финансовой системе, но эта роль недостаточно отражена в их профиле в международных финансовых институтах, созданных много лет назад. Новые международные финансовые институты, такие как Всемирный банк, Азиатский банк развития, возникли не случайно, а для того, чтобы заполнить те пробелы, которые не покрывают старые финансовые институты.

В целом сегодня, в середине второго десятилетия XXI века, мы становимся свидетелями своего рода изменения мировой геометрии, не столько изменения в расстановке сил, сколько изменения векторов развития. Если на одном полюсе мы
видим отнюдь не радующие нас признаки снижения центростремительных тенденций, что наглядно проявилось
в результатах британского референдума по членству в Евросоюзе, то на другой стороне земного шара, наоборот, усиление центростремительных тенденций, усиление объективной тяги государств к единению или сближению во имя реализации общих целей.

Эти цели естественны и всем понятны. Это устойчивое развитие, демократизация, но реальная, всей общественной жизни с учетом и мирового опыта, и национальной специфики, сохранение и приумножение традиционных ценностей человеческой жизни, и, наконец, взаимопомощь в решении региональных и глобальных проблем, последствия которых так или иначе затронут всех. Одним словом, все, о чем идет речь, обсуждалось на нашем мероприятии и касается не просто отношений России и Китая, а России и Китая как своего рода связки в реализации новых проектов для региональной и мировой политики. Вот это меня по-хорошему обрадовало.

Если к нашему собранию можно применить такой термин, как «коллективный разум», то предметом заботы такого «коллективного разума» становится и эта очень актуальная, важная сумма вопросов. Безусловно, результаты совещания подтолкнут нас к дальнейшей, более глубокой проработке всех данных тем.
И с профессиональной точки зрения мне, например, будет очень интересно через два года посмотреть, куда же мы пришли, на практике реализуя эти идеи. 

Источник: Международная жизнь

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся