Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Крицкий

Студент Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Последние события в Казахстане оказались трагическими для республики и ее народа. До сих пор без ответа остается вопрос о том, кто или что спровоцировало массовое насилие в стране, но уже сегодня можно спрогнозировать, каких последствий для республики, региона и мира стоит ожидать.

В условиях пересмотра действующих международных соглашений и заключения новых в сфере безопасности тезисы, обозначенные выше, играют значимую роль в том числе в рамках переговорного процесса РФ — США и РФ — НАТО. Москва демонстрирует, что способна, помимо всего прочего, с помощью ОДКБ гарантировать стабильность и безопасность на территории, обозначенной в проекте документа. Ответ ОДКБ на сложившуюся в Казахстане ситуацию демонстрирует единство государств — членов организации в вопросах безопасности.

Таким образом, реализация данного механизма на территории Казахстана подтверждает признание государствами — участниками ОДКБ тех реалий, которые были сформулированы президентом В. Путиным ранее — в рамках особых интересов РФ на территории постсоветского пространства и необходимости формирования системы «равной и неделимой безопасности на всем Евразийском пространстве», другие страны и западные партнеры также не оставили данный прецедент незамеченным. Во многом именно благодаря решительным действиям ОДКБ сегодня стабильность и безопасность на территории Казахстана практически восстановлены.

Последние события в Казахстане оказались трагическими для республики и ее народа. До сих пор без ответа остается вопрос о том, кто или что спровоцировало массовое насилие в стране, но уже сегодня можно спрогнозировать, каких последствий для республики, региона и мира стоит ожидать.

Новая страница в истории Казахстана

Существование социально-экономических и политических проблем в Республике Казахстан не было секретом — молодая постсоветская республика имела еще не до конца сформировавшиеся институты власти и ее транзита, ее политическая культура отличалась особой спецификой, экономика остается сырьевой. При этом высокая доля молодого населения (средний возраст — 31 год) и ограниченные возможности вертикальной социальной мобильности, в связи с которыми молодежь практически не представлена в конституционных институтах власти, стали той самой ахиллесовой пятой Казахстана.

Формальным поводом к началу протестов стало поднятие цен на газ с 1 января 2022 г. — пострадавшие от пандемийных локдаунов выступили с протестом, а определенные группы казахстанских элит подлили масло в огонь, образовавшийся после социального взрыва, путем маргинализации протеста в надежде увеличить свою власть, перераспределить собственность и устранить своих политических конкурентов с помощью улицы.

Недавние события вывели на поверхность нажитые за 30 лет независимости страны проблемы и протестировали молодую республику на ее состоятельность. Власть устояла, но были ли решены существующие проблемы? Во-первых, события этих дней стали концом «двоевластия», сформировавшегося в июне 2019 г. Действующий президент проявил стойкость, несмотря на предательства в высших эшелонах власти. Во-вторых, сегодня можно констатировать формирование вектора на централизацию власти и попытку консолидации общества вокруг президента в кризисный период. Полученный авансом кредит доверия президент и новое формирующееся правительство могут использовать для необходимых стране реформ — подобно тому, как на протяжении последних пяти лет, после завершения транзита власти его использует президент Узбекистана.

Кроме этого, недавние события могут стать окончанием силовой консолидации местных элит и передела собственности в ключевых отраслях, вытеснения из них в том числе западного капитала. Данную точку зрения подтверждают официальные новостные сводки, которые уже определяют виновных внутри страны, и биржевые сводки, демонстрирующие значительный объем торгов и снижение капитализации крупнейших казахстанских компаний в индексе KASE (в первую очередь это относится к Казатомпром, Казтрансоил, Казмунайгаз, Халык банку и др.). Действия институциональных инвесторов, имеющих мажоритарные доли, будут известны на предстоящей неделе 10–15 января. Именно их реакция отобразит реальное отношение бизнеса к экономическим последствиям произошедших событий.

Конец «многовекторной политики» и новые реалии в Центральноазиатском регионе

В период президентства Нурсултана Назарбаева и последовавшего за ним «двоевластия» для внешней политики республики была характерна, в первую очередь, попытка реализации «многовекторности». Ключевой ее особенностью стала попытка построения равноудаленных отношений между Казахстаном и основными мировыми акторами (в первую очередь с РФ, КНР, США, ЕС и Турцией). В результате последних событий и первого в истории применения Ст. 4 Договора о коллективной безопасности Казахстан как минимум на ближайшее время останется более зависимым от воли Москвы. Одновременно с этим он будет вынужден пойти на отдаление в отношениях со своими западными партнерами, которые постепенно будут выходить из активов в стране и, признавая факт союзнических отношений РК и РФ, ухудшать риторику (вплоть до ввода санкций). Уже сейчас со стороны казахстанской прозападной оппозиции в иммиграции звучат призывы в адрес западных партнеров ввести санкции против действующего режима.

Реализация последнего сценария хоть и вписывается в текущую логику нового миропорядка и построения многополярного мира с очерчиванием границ, но продолжит ошибочную политику западных держав. Ранее поддержав оппозицию в Беларуси, где активная фаза протестов утихла, и обложив действующий в ней политический режим санкциями в надежде свергнуть его, они только сблизили Минск и Москвой. Так и у Казахстана может остаться только один вариант развития внешней политики — дрейф в сторону РФ и, в экономическом плане, к КНР.

Казахстанский прецедент представляет опасность для всего Центральноазиатского региона. Согласно социальным показателям (средний уровень дохода, средний возраст населения, политическая культура), другие республики имеют схожие проблемы. И сама возможность участия вооруженных группировок, подготовленных за рубежом, в протестах как минимум дает соседним республикам повод задуматься о способах обеспечения собственной безопасности. Учитывая, что Туркменистан имеет самую протяженную границу с Афганистаном среди Центральноазиатских республик и испытывает социальное напряжение внутри страны, а Узбекистан приостановил членство в ОДКБ, пересмотра концепции обеспечения государственной безопасности стоит в первую очередь ожидать именно от этих республик.

Стоит также отметить, что текущие события скажутся на формировании общего рынка энергоресурсов в рамках ЕАЭС. 23 декабря 2021 г. состоялись переговоры в рамках ЕЭК по согласованию проекта договора о едином рынке газа в рамках ЕАЭС. Этот договор подразумевает создание рыночных условий для ценообразования газа, нефти и нефтепродуктов. Учитывая чувствительность этого вопроса для Казахстана, неудавшаяся попытка перехода на рыночные механизмы в этой сфере, продление на полгода госрегулирования ценообразования газа и нефтепродуктов, отставка предыдущего правительства, вероятнее всего, приведут либо к отклонению подписания договора о едином рынке, либо к переносу сроков его подписания (в рамках текущих договоренностей, оно запланировано на весну 2022 г.).

Реализация и легитимизация «доктрины Путина»

О складывающейся «доктрине Путина» эксперты говорили еще в 2014 г., во время активной фазы кризиса на Украине. Тем не менее заключительный этап ее формирования мы можем наблюдать сегодня. Момент представляется подходящим в связи с открытой защитой РФ ее интересов, общемировой обстановкой и конкретными тезисами, изложенными в предложениях МИД РФ к США и НАТО. В частности, в сфере разделения зон ответственности и первичных интересов с точки зрения обеспечения безопасности, которую для себя РФ обозначила в Центральноазиатском регионе, Закавказье и в Восточной Европе.

Применения 4 статьи Договора было реализовано с учетом всех норм международного права. Данный прецедент может служить примером, как и в каких обстоятельствах с точки зрения стран-участниц договора может быть реализован принцип коллективной безопасности в будущем; кроме того, он подтверждает факт существования организации как реальной силы, а не «аморфного образования», готовность государств-участников в случае необходимости задействовать свои силы, а также готовность РФ отстаивать в том числе с помощью этого договора свои интересы в сфере безопасности и выступать гарантом стабильности на территории государств, входящих в ОДКБ.

В условиях пересмотра действующих международных соглашений и заключения новых в сфере безопасности тезисы, обозначенные выше, играют значимую роль в том числе в рамках переговорного процесса РФ — США и РФ — НАТО. Москва демонстрирует, что способна, помимо всего прочего, с помощью ОДКБ гарантировать стабильность и безопасность на территории, обозначенной в проекте документа. Ответ ОДКБ на сложившуюся в Казахстане ситуацию демонстрирует единство государств-членов организации в вопросах безопасности.

Таким образом, реализация данного механизма на территории Казахстана подтверждает признание государствами — участниками ОДКБ тех реалий, которые были сформулированы президентом В. Путиным ранее — в рамках особых интересов РФ на территории постсоветского пространства и необходимости формирования системы «равной и неделимой безопасности на всем Евразийском пространстве», другие страны и западные партнеры также не оставили данный прецедент незамеченным. Во многом именно благодаря решительным действиям ОДКБ сегодня стабильность и безопасность на территории Казахстана практически восстановлены.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся