Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.77)
 (26 голосов)
Поделиться статьей
Лев Сокольщик

К.и.н., научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ), Департамент зарубежного регионоведения, Факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Очередной подъем популистских и крайне правых сил в США, ставший ответной реакцией на последствия глобализации, ускорение технологического развития, рост иммиграции и политику мультикультурализма, кризисные явления в социальной и экономической сферах, дал повод специалистам говорить о качественных изменениях в американском общественно-политическом процессе. Притязания крайне правых деятелей бросают вызов не только их оппонентам из консервативного лагеря, но и создают серьезную угрозу для стабильности либеральной демократии в целом.

Намерение «трампизма» защитить американскую идентичность на международном уровне получило своеобразное выражение в изоляционизме и укреплении суверенитета США. Примечательно, что лозунг Д. Трампа «Америка прежде всего» отчасти перекликается с озвученными идеями, а внешнеполитический раздел его популистской повестки включает наращивание военного потенциала, усиление контроля на границе (в том числе строительство стены на границе с Мексикой), защиту внутреннего рынка.

Можно констатировать:

  1. Современный правый популизм в США нашел выражение в идеологии и практике «трампизма», базирующегося на представлении о существовании антитезы между «благородным народом» и «коррумпированной элитой».
  2. Для выстраивания альтернативного понимания американской идентичности «трампизм» как эклектичная популистская идеология акцептировал некоторые праворадикальные концепты.
  3. Радикализм «трампизма» проявился в стремлении кардинально пересмотреть устоявшиеся нормы и правила в социокультурной, экономической и политической сферах.
  4. Намерение «трампизма» защитить своеобразно понимаемую им американскую идентичность во многом способствовало переходу к политике изоляционизма и экономического протекционизма во внешнеполитической области.
  5. Укрепление кране правого и крайне левого флангов политического спектра США и одновременное ослабление центристских сил усиливают общественную поляризацию. Это дает основания говорить о том, что политический радикализм становится новой нормой американской политической жизни.
  6. Смещение идейно-политического фокуса республиканской партии в сторону популизма и правого радикализма может негативно сказаться на ее электоральном потенциале как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе.
  7. В целом «трампизм» стал противостоять почти всем течениям американского консерватизма, а его популистская идеология и практика представляют серьезную угрозу для демократической системы США.

Очередной подъем популистских и крайне правых сил в США, ставший ответной реакцией на последствия глобализации, ускорение технологического развития, рост иммиграции и политику мультикультурализма, кризисные явления в социальной и экономической сферах, дал повод специалистам говорить о качественных изменениях в американском общественно-политическом процессе. Притязания крайне правых деятелей бросают вызов не только их оппонентам из консервативного лагеря, но и создают серьезную угрозу для стабильности либеральной демократии в целом.

При рассуждениях о различных «измах», в том числе «трампизме» и радикализме, неизбежно встает вопрос содержательного наполнения того или иного термина. Что именно под ними понимается? Какими они обладают особенностями в США? И где пролегает граница, отделяющая радикализм от политического мейнстрима?

В зависимости от используемой теории обозначенные вопросы решаются по-разному, но, используя подход «идеологической морфологии», «трампизм» можно определить как правопопулистскую идеологию, основанную на противопоставлении «благородной народ» и «коррумпированная элита».

В свою очередь радикализм — это идеология и политическая практика, направленная на кардинальное изменение существующей общественно-политической, социокультурной, экономической ситуации. В решении проблемы маркирования идейной системы или общественного движения в качестве радикальных представляются также принципиальными два момента: глубина требуемых преобразований и методы их достижения.

Если обратиться к правому варианту радикализма, то, безусловно, прослеживается его генетическая связь с консерватизмом, которая выразилась в абсолютизации правыми радикалами идеи изменения либерально-демократической системы ради спасения западной цивилизации. Пожалуй, главное отличие правых радикалов от консерваторов состоит том, что последние ведут идейную оборону существующего порядка, а первые осуществляют активное нападение на демократическую систему с целью деконструкции. Правда, это нападение зачастую оформлено в миф, некую волю народа и аморфное собрание идейных конструктов. В этом контексте «трампизм» как эклектичный популистский конструкт воспринял некоторые элементы праворадикальной идеологии, которая отвергает сложившийся порядок вещей. Во многом по этой причине «трампизм» оказался в оппозиции по отношению практически ко всем течениям современного американского консерватизма.

Основным идейным столпом кардинального пересмотра «трампизмом» устоявшихся общественных норм является своеобразная трактовка американской идентичности. Она интерпретируется в большей степени не как система универсальных ценностей, а как этно-национальная принадлежность с присущими ей культурными и историческими характеристиками. От этого посыла проистекает идея о том, что невозможно стать истинным американцем благодаря восприятию ценностной системы общества.

В стремлении всеми возможными способами защитить размывающуюся идентичность кроется одна из причин ярого неприятия трампистами иммиграции. Дискриминационные выпады «трампизма» в сторону всех «других» проявляются в раздаче ярлыков «враги народа», возложении ответственности за негативные явления на приезжих, элиту и представителей иных культур. В этом плане очевидны антидемократический и антиплюралистский потенциал правопопулистского дискурса, который представляет угрозу для различных меньшинств. Получается, что все те, кто не вписываются в представление «трампизма» о «благородном американском народе» не имеют права на реализацию своих политических требований.

Подобный взгляд на идентичность вступает в явное противоречие с принципами, лежащими в основе Соединенных Штатов. Фактором, цементирующим американское общество, являются именно ценности, общие для всех и всеми одобряемые. Базовые идеалы, к которым относятся равенство всех людей, права на жизнь и свободу, стремление каждого человека к счастью, закреплены в ключевых документах — Декларации независимости и Конституции США. Продвигая новое понимание идентичности и искаженное представление о народе, «трампизм» подрывает идейные основы существования американского общества.

Намерение «трампизма» защитить американскую идентичность на международном уровне получило своеобразное выражение в изоляционизме и укреплении суверенитета США. Примечательно, что лозунг Д. Трампа «Америка прежде всего» отчасти перекликается с озвученными идеями, а внешнеполитический раздел его популистской повестки включает наращивание военного потенциала, усиление контроля на границе (в том числе строительство стены на границе с Мексикой), защиту внутреннего рынка.

Еще в период предвыборной кампании Д. Трамп заявлял о том, что Соединенным Штатам следует выйти из наднациональных организаций и договоров, которые, с его точки зрения, не отвечают национальным интересам. После избрания на пост президента он попытался претворить свою программу в жизнь. США разорвали договор по Транс-Тихоокеанскому партнерству, пересмотрели Североамериканское соглашение о свободной торговле НАФТА, приняли курс на более прагматичные отношение в рамках НАТО и Трансатлантического взаимодействия, покинули ЮНЕСКО, аннулировали свое участие в Парижском соглашении по климату. Изоляционизм проявился также в слабой заинтересованности США в системе ограничения вооружений и стратегической стабильности, что оказалось особенно опасно в условиях нарастания неопределенности на международной арене. Во многом данные трансформации были обусловлены, с одной стороны, ослаблением американского лидерства в мире, а, с другой — возвышением новых азиатских центров силы.

В экономической плоскости проблемы переноса производств в третьи страны и стимулирования роста экономики «трампизмом» стали решаться через отказ от глобализма и принципа свободной торговли в пользу экономического протекционизма. Инструментально защита американских производителей и их позиций на глобальном рынке реализуется посредством торговых войн США с Китаем, ЕС и отчасти Индией, а также усиления санкционного давления на основных экономических конкурентов в ряде отраслей. Таким образом, произошла ревизия доминировавшей на протяжении более чем полувека внешнеэкономической парадигмы, согласно которой Соединенные Штаты выступали за нивелирование барьеров в международной торговле.

Трудно переоценить влияние «трампизма» на политическую сферу. Широкое использование негативно окрашенной лексики в адрес оппонентов и бескомпромиссный, нередко сниженный стиль ведения дискуссии усилили общественно-политическую поляризацию. В то же время опасность для демократии представляет и ориентация «трампизма» на харизматического лидера, склонного принимать авторитарные решения. В этом контексте можно говорить о том, что «трампизм», постулируя праворадикальные идеи как норму, способствовал проникновению их в повседневную политическую практику.

Инкорпорация крайне правых установок в обыденный дискурс, их активное использование в политической борьбе сказывается на ситуации в противоположном стане, где также нарастает радикализация взглядов и увеличивается число сторонников левых популистов. Дальнейшее укрепление флангов политического поля США и одновременное ослабление центристских сил, сопровождаемое разладом в либерально-консервативном консенсусе, несет существенную угрозу стабильности демократической системы и является вызовом для всего американского общества.

Ярким примером обострения противоречий и поляризации мнений могут служить результаты недавнего соцопроса по проблеме импичмента Д. Трампу. Страна разделилась на два лагеря: 46% респондентов выступают за отстранение президента от власти, 49% — не поддерживают инициативу. Причем выбор позиции по большей части был продиктован идентичностью (партийной, гендерной и тд.). Однако следует признать, что благоприятные условия для взлета популизма в США были созданы активно культивируемой в предшествующие периоды политикой идентичности, которая сформировала внутри социума «демаркационные линии». «Трампизм» лишь с успехом воспользовался уже имеющимся разделением, углубив и закрепив раскол в обществе.

Павел Кошкин:
Война фейков — 2020

Что касается республиканской партии, которая в последние десятилетия эволюционировала все дальше и дальше «вправо», то имидж популистской и радикальной политической силы грозит ей существенными электоральными издержками уже в недалеком будущем. Акцент партии на изоляционизме и наличие в ее идеологии концепта этно-национальной идентичности могут оказаться факторами, отталкивающим умеренных консерваторов и независимых избирателей, не говоря уже об американцах, придерживающихся либерального мировоззрения.

Долгосрочная перспектива также не выглядит оптимистично: движение республиканцев «вправо» по идейному спектру достигло предела, за которым находится идеология откровенно экстремистских и неонацистских группировок на подобие так называемых «альтернативных» правых (alt-right, alternative right). Коренные демографические сдвиги в американском обществе говорят о том, что доля белого населения неуклонно будет снижаться, и к середине столетия оно может оказаться в положении этнического меньшинства [1]. Поэтому ставка на замещение ценностного понимания американской идентичности этно-национальным может негативным образом сказаться на электоральной базе партии «слонов». Кроме того, фиксируемое рядом опросов общественного мнения смещение предпочтений молодого поколения в пользу либеральных ценностей (19% респондентов в возрасте от 18 до 34 лет поддерживали избрание Д. Трампа, в то время как 67% опрошенных высказывались против) [2], потенциально может обернуться для партии потерей значительной доли электората, если, конечно, она не сместится на более умеренные центристские позиции.

Таким образом, можно констатировать:

  1. Современный правый популизм в США нашел выражение в идеологии и практике «трампизма», базирующегося на представлении о существовании антитезы между «благородным народом» и «коррумпированной элитой».
  2. Для выстраивания альтернативного понимания американской идентичности «трампизм» как эклектичная популистская идеология акцептировал некоторые праворадикальные концепты.
  3. Радикализм «трампизма» проявился в стремлении кардинально пересмотреть устоявшиеся нормы и правила в социокультурной, экономической и политической сферах.
  4. Намерение «трампизма» защитить своеобразно понимаемую им американскую идентичность во многом способствовало переходу к политике изоляционизма и экономического протекционизма во внешнеполитической области.
  5. Укрепление кране правого и крайне левого флангов политического спектра США и одновременное ослабление центристских сил усиливают общественную поляризацию. Это дает основания говорить о том, что политический радикализм становится новой нормой американской политической жизни.
  6. Смещение идейно-политического фокуса республиканской партии в сторону популизма и правого радикализма может негативно сказаться на ее электоральном потенциале как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе.
  7. В целом «трампизм» стал противостоять почти всем течениям американского консерватизма, а его популистская идеология и практика представляют серьезную угрозу для демократической системы США.

1. Boot M. The Corrosion of Conservatism: Why I Left the Right. New York, London: Liveright Publishing Corporation, 2018. P. 211.

2. Ibidem.


Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.77)
 (26 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся