Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.44)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Тагир Тагиров

Студент факультета управления и политики МГИМО, стажер РСМД

Саудовская Аравия на протяжении десятилетий пытается стать лидером Ближнего Востока и стержневым государством исламского мира. Королевство потратило миллиарды долларов на поддержание ислама в других странах (строительство мечетей, передача книг и др.) и продвижение своих политических интересов посредством усиления своего религиозного влияния. Тем не менее авторитет королевства подрывается зависимостью от Запада в сфере безопасности. Несмотря на то, что амбиции на лидерство в исламском мире не оправдались, Саудовская Аравия сохраняла безоговорочную власть в ССАГПЗ. Ситуация изменилась, когда единству Совета стали угрожать противоречия между КСА и Катаром.

Катар неуязвим перед давлением Саудовской Аравии. Но это не значит, что он станет новым лидером ССАГПЗ. Более того он не станет лидером и в исламском мире, но его можно будет считать победителем в этом противостоянии. Катар будет становиться все более независимым государством, а Саудовская Аравия вынуждена будет смириться с амбициями «младшего брата». Странам придется пойти навстречу друг другу и искать пути примирения посредством дипломатических каналов, а главное — личных контактов правящих семей.

Саудовская Аравия на протяжении десятилетий пытается стать лидером Ближнего Востока и стержневым государством исламского мира. Королевство потратило миллиарды долларов на поддержание ислама в других странах (строительство мечетей, передача книг и др.) и продвижение своих политических интересов посредством усиления своего религиозного влияния. По мнению известного американского политолога Сэмюэля Хантингтона, Саудовская Аравия могла бы стать стержневым государством исламского мира, так как на ее территории находятся две святыни, почитаемые мусульманами, а государственный язык королевства — язык ислама, на котором написан Коран и читаются молитвы [1]. Кроме того, Саудовская Аравия обладает крупной экономической мощью, так как на ее территории расположены огромные запасы нефти (36,6 млрд т) и довольно внушительные запасы газа (8 трлн куб. м).

Тем не менее авторитет королевства подрывается зависимостью от Запада в сфере безопасности. Саудовская Аравия получает различные преференции в рамках американской программы IMET (International Military Education and Training). Основная сфера взаимодействия США и Саудовской Аравии — торговля оружием. За 2017 г. Соединенные Штаты поставили в Королевство военную технику и оказали услуги на сумму более 2 трлн долл. Кроме США поставками вооружения в КСА занимаются такие западные страны как Великобритания, Австрия, Бельгия, Франция и Канада.

Несмотря на то, что амбиции на лидерство в исламском мире не оправдались, Саудовская Аравия сохраняла безоговорочную власть в ССАГПЗ. Ситуация изменилась, когда единству Совета стали угрожать противоречия между КСА и Катаром. Отношения стран начали ухудшаться, так как руководство Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта, а также некоторых других стран обвиняло Катар в поддержке терроризма, сотрудничестве с Ираном и вмешательстве в дела арабских государств. В 2017 г. Дохе был выдвинут ультиматум, состоявший из 13 пунктов. В соответствии с ним Катар должен был понизить уровень отношений с Ираном, прекратить поддержку терроризма, закрыть телеканал «Аль-Джазира» и перестать вмешиваться во внутренние дела государств-обвинителей. Отказ от принятия этих условий и ограничения собственной внешнеполитической деятельности сделал Катар изгоем среди монархий Персидского залива. В то же время в Саудовской Аравии начали искать способы воздействия на Доху.

Возможность вооруженного конфликта

Саудовская Аравия обладает сильной армией с самым крупным финансированием в регионе (3-е место в мире). В 2018 г. расходы КСА на оборону превысили 67 млрд долл., что составило 8,8% ВВП монархии. Что касается армии Катара, то финансирование вооруженных сил этой страны представляется гораздо более скромным; в 2010 г. оно составило 2,174 млрд долл. (затраты на оборону КСА в 2010 году — более 53 млрд долл.). После 2010 г. Доха не публиковала информацию о военных расходах, но по данным SIPRI, импорт вооружения в Катар возрос на 225%. Однако даже при таком стремительном росте расходов на закупку вооружений армия Катара едва ли сможет дать достойный отпор в случае военного столкновения с КСА.

Количественное сравнение вооруженных сил двух стран подтверждает сделанный ранее вывод о военном превосходстве Саудовской Аравии.

КСА Катар
Число военнослужащих 230 000 12 000
Истребители 244 9
Танки 1 062 95
Фрегаты 7 0

Источник: Global Firepower – World Military Strength

Еще одной проблемой для Катара в случае военного столкновения является его немногочисленное население (2 363 569 человек); для сравнения, в КСА проживают 33 091 113 человек. В связи с этим государству не хватит человеческих ресурсов для пополнения рядов военнослужащих.

Таким образом, можно сделать вывод об абсолютном военном превосходстве КСА. Но может ли военная мощь быть использована в качестве инструмента давления на Катар? Скорее всего, нет.

Во-первых, население Катара и Саудовской Аравии — практически единый народ. Жители обеих стран являются арабами и едва ли согласятся выполнять приказ, согласно которому им придется атаковать своих братьев. Лидеры двух стран будут вынуждены вскоре закончить конфликт, опасаясь внутренних беспорядков.

Во-вторых, обе страны являются союзниками США. Более того, на территории Катара находится крупнейшая зарубежная военная база США — Эль-Удейд. Она способна вместить до 13 тыс. американских военнослужащих. Кроме того, в январе 2019 г. было подписано соглашение, в соответствии с которым база Эль-Удейд будет расширена. США имеют дружественные связи с КСА и Катаром и, в крайнем случае, рычаги военно-экономического воздействия на обе монархии, и не позволят, чтобы вблизи столь важной с точки зрения стратегии базы велись бои.

Что касается эвакуации военнослужащих с базы в случае столкновений, то подобное решение было бы невыгодным и труднореализуемым. Контингент войск США слишком велик, чтобы переправлять его; кроме того, в других странах такой маневр расценили бы как бегство американских солдат, что пагубно бы отразилось на репутации США.

Таким образом, использование военной мощи только увеличило бы проблему противоречий между Саудовской Аравией и Катаром. Такое решение приведет лишь к неоправданным жертвам, протестам и дестабилизации обстановки на полуострове.

Экономическое и дипломатическое воздействие

Ввиду невозможности применения Саудовской Аравией военной силы для навязывания своих условий Катару, КСА может обратиться к опыту своего союзника — США. Соединенные Штаты, опасаясь крупной войны и дестабилизации как ситуации на международной арене, так и внутригосударственной обстановки, все чаще используют невоенные способы воздействия на своих соперников. Среди них экономические санкции и торговые войны.

Первым шагом Эр-Рияда в 2017 г. стал разрыв дипломатических отношений с Дохой. Затем последовало закрытие наземной и воздушной границ, а также запрет жителям КСА на выезд в Катар. Что касается катарцев, то от них потребовали покинуть территорию Саудовской Аравии в двухнедельный срок.

Ожидалось, что перекрытие границ негативно скажется на торговле Катара с внешним миром. Тем не менее были найдены другие маршруты, использование которых было связано с увеличением времени перевозки товаров. Вопреки ожиданиям соперников Дохи, финансовые потери оказались незначительными для богатого Катара.

Вероятность эффективности экономических санкций против Катара также представляется незначительной. Катар обладает огромными запасами природных ресурсов и налаженными связями с покупателями как в Европе, так и в Азии. Большое количество совершенно разных торговых партнеров делает Катар неуязвимым в случае попытки его экономической изоляции.

Такого эффекта удалось достичь благодаря способности руководства страны грамотно балансировать между Европой и Азией. Постоянными импортерами катарского газа являются Великобритания, Италия и Испания. Тем не менее в начале 2010-х гг. Катар начал активно экспортировать газ в Азию, так как цены на топливо повысились более чем в два раза в период с 2011 по 2014 гг. Такое положение дел было обусловлено высоким спросом на газ в новых индустриальных странах Азии — Сингапуре, Южной Корее, Индии и Китае. Сегодня доля экспорта газа в Азию превышает 70%.

Кроме того, попытки воздействовать на цены на нефть и ограничения экспорта катарской нефти не смогут причинить вред экономике Катара. Торговля нефтью не является основой экспорта монархии. Основные залежи топлива находятся в районе Умм-Саид на восточном побережье Катара [2]. В целом запасы нефти в монархии сравнительно невелики и составляют 2,6 млрд т, что очень мало, если сравнить с объемами нефти, находящимися под контролем Королевства Саудовская Аравия (36,6 млрд т). Уровень производства нефти в Катаре также гораздо ниже, чем в Саудовской Аравии и многих других странах. В 2017 г. здесь было добыто 79,3 млн т нефти (в КСА — 561,7 млн т).

Нефтяные доходы активно использовались с конца XX в. для преодоления экономической отсталости некогда аграрной и нищей страны. Для добычи нефти Доха использовала зарубежное оборудование, закупая все более современные технологии. Средства, полученные от продажи нефти, расходуются на поддержку социальной сферы, медицинское обслуживание, развитие инфраструктуры и стимулирование частного сектора [3].

Основным же богатством страны является газ, запасы которого составляют 24,9 трлн куб. м (в Саудовской Аравии — 8 триллионов м3). По объемам запасов газа Катар уступает лишь Ирану, России и США.

Самым крупным месторождением газа является Северное поле, разведанные запасы которого превышают 14 трлн куб. м, а извлекаемые — 10 трлн куб. м . Площадь месторождения — 6 тыс. кв. м, газ залегает на глубине приблизительно 3 тыс. м ниже уровня морского дна. Это месторождение используется с 1991 г.

Всего за 2017 г. в Катаре было добыто 175,7 млрд куб. м газа (в Саудовской Аравии — 111,4 млрд куб. м).

Влияние Саудовской Аравии на цены на газ слишком незначительно, чтобы помешать Катару продолжать торговлю СПГ. Более того, помимо торговли природными ресурсами, монархия развивает многие другие отрасли экономики, среди которых строительство, финансовый сектор, туризм, телекоммуникации и т.д. В связи с этим стране удается преодолевать мировые экономические кризисы и продолжать свой независимый курс, невзирая на давление Саудовской Аравии (рост экономики на 1,6% в 2017 г. вопреки блокаде, тенденция продолжается).

Кроме того, у Катара есть перспективы стать региональным лидером в банковской сфере, а также использовать инвестиционные связи для дальнейшего обогащения страны и развития научно-технического прогресса, который положительно сказывается и на добыче газа.

Катар — новый лидер?

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что Катар неуязвим перед давлением Саудовской Аравии. Но это не значит, что он станет новым лидером ССАГПЗ. Более того он не станет лидером и в исламском мире, но его можно будет считать победителем в этом противостоянии.

Катар будет становиться все более независимым государством, а Саудовская Аравия вынуждена будет смириться с амбициями «младшего брата». Странам придется пойти навстречу друг другу и искать пути примирения посредством дипломатических каналов, а главное — личных контактов правящих семей. Маловероятно, что кризис породит цепную реакцию, в результате которой все страны захотят освободиться от влияния Саудовской Аравии. ОАЭ и КСА составляют практически равноправный и взаимовыгодный тандем, хотя курс ОАЭ по вопросам войны в Йемене и отношений с Ираном все больше расходится с тем, чего придерживается Саудовская Аравия. Остальные государства ССАГПЗ не имеют такого количества ресурсов и международных торгово-экономических связей, чтобы претендовать на такую же независимость.

Кроме того, Катар не покинет ССАГПЗ, потому что и Дохе, и другим государствам Совета выгодно сотрудничество, благодаря которому они становятся неуязвимыми для внешнего мира в случае экономической войны. К тому же, страны ССАГПЗ планируют приступить к военной и валютной интеграции. Ранее этот процесс был приостановлен из-за противоречий внутри организации, но, преодолев кризис и разногласия, монархии ССАГПЗ смогут продолжить объединяться в этих сферах.


1. Хантингтон С. Столкновение Цивилизаций / С. Хантингтон ; Аст. – М., 2018. – 640 с.

2. Жданов С.В. Экономика Арабских стран : учеб. пособие / С. В. Жданов ; МГИМО МИД РФ. - Москва, 1981. - 109 с.

3. Там же.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.44)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся