Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Ксения Кузьмина

Программный менеджер РСМД

В последние годы в регионе Тихого и Индийского океанов возрастает неопределенность, отчетливей проявляются ограничения существующих двусторонних и многосторонних механизмов. Обеспечение безопасности, стабильности и процветания в регионе — общий интерес Австралии, Индии и Индонезии, занимающих важные стратегические и географические позиции. Возможностям для развития трехстороннего партнерства в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР) посвящен аналитический материал «Anchoring the Indo-Pacific"», подготовленный Премешей Саха, Беном Бландом и Эваном А. Лаксманом на базе индийского Observer Research Foundation в сотрудничестве с австралийским Lowy Institute и индонезийским Centre for Strategic and International Studies.

Обращают на себя внимание основательный подход авторов и практическая ориентированность документа: в нем не только оценены стимулы и вызовы для развития плотного взаимодействия трех сторон по широкому спектру вопросов, но и даны подробные и взвешенные рекомендации по конкретным совместным инициативам. Дополнительная ценность аналитического материала связана с тем, что он подготовлен на базе сфокусированных бесед с представителями властных и аналитических кругов Австралии, Индии и Индонезии, и авторы подчеркивают их подчас расходящиеся мнения.

В последние годы в регионе Тихого и Индийского океанов возрастает неопределенность, отчетливей проявляются ограничения существующих двусторонних и многосторонних механизмов. Обеспечение безопасности, стабильности и процветания в регионе — общий интерес Австралии, Индии и Индонезии, занимающих важные стратегические и географические позиции. Возможностям для развития трехстороннего партнерства в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР) посвящен аналитический материал «Anchoring the Indo-Pacific"», подготовленный Премешей Саха, Беном Бландом и Эваном А. Лаксманом на базе индийского Observer Research Foundation в сотрудничестве с австралийским Lowy Institute и индонезийским Centre for Strategic and International Studies.

Обращают на себя внимание основательный подход авторов и практическая ориентированность документа: в нем не только оценены стимулы и вызовы для развития плотного взаимодействия трех сторон по широкому спектру вопросов, но и даны подробные и взвешенные рекомендации по конкретным совместным инициативам. Дополнительная ценность аналитического материала связана с тем, что он подготовлен на базе сфокусированных бесед с представителями властных и аналитических кругов Австралии, Индии и Индонезии, и авторы подчеркивают их подчас расходящиеся мнения.

Стимулы и ограничения трехсторонней координации

Авторы документа исходят из того, что в условиях ухудшения стратегической обстановки в ИТР, которое они связывают с растущими амбициями КНР и неопределенностью долгосрочной политики США, мощные региональные государства — Индия, Австралия и Индонезия — должны активизировать свои усилия для обеспечения мирного развития региона.

Аргументом в пользу развития трехстороннего взаимодействия выступает особое географическое положение каждой из трех стран, которое дополняется тем, что и Дели, и Канберра, и Джакарта воспринимают весь ИТР как свое непосредственное стратегическое окружение (immediate strategic neighborhood). Несмотря на некоторые различия в подходах, стратегические интересы всех трех игроков принципиально совпадают: они выступают за создание многополярного, основанного на правилах (rules-based) регионального порядка, где не доминировала бы ни одна сторона. По мнению экспертов, сходятся их позиции и в отношении того, что приоритетную роль в ИТР призваны играть многосторонние организации, а все региональные страны должны ориентироваться на цели собственного и общего процветания.

Отдельное внимание авторы уделяют обоснованию важности продвижения сотрудничества именно в трехстороннем формате. Двусторонние партнерства, как правило, носят узкий или транзакционный характер, который не позволяет им выйти на широкий региональный уровень, тогда как действительно многосторонние (multilateral) форматы, наоборот, нередко оказываются слишком размытыми в связи с необходимостью достижения консенсуса всеми участниками. Минилатеральные (minilateral) форматы, в свою очередь, формируются на базе общих целей и интересов и могут быть достаточно гибки, что обусловливает их большую эффективность. Кроме того, использование ограниченно-многосторонних инструментов в определенной мере позволяет смягчить опасения внешних игроков и самих участников относительно рисков формирования более тесного, союзнического объединения.

Эксперты подчеркивают, что они не предлагают вывести взаимодействие Австралии, Индии и Индонезии на уровень союза и рекомендуют лишь сближение (alignment) трех государствгибкий и емкий формат, который может включать различные сферы и инструменты без обязательного акцента на безопасность. Такое сближение, по их мнению, будет опираться на общие интересы Индонезии, Австралии и Индии, их схожие позиции как «средних» держав (middle powers) и ряд совпадающих ценностей «морских демократий».

Авторы материала подробно рассматривают и сложности в развитии расширенной и углубленной трехсторонней кооперации. Хотя стратегические интересы Дели, Джакарты и Канберры во многом совпадают, они руководствуются различными приоритетами и неодинаково подходят к сближению с зарубежными партнерами. Так, Австралия традиционно опирается на союз с США, при этом ИТР она рассматривает в контексте и экономики, и стратегической стабильности. В целом именно Канберра выступает наиболее активным сторонником сближения трех государств. Что интересно, австралийская сторона — Министерство иностранных дел и торговли Австралии — поддержало и подготовку этого аналитического документа.

Индонезия и Индия более осторожно подходят к вопросам трехстороннего партнерства, опасаясь, что оно может быть воспринято как своего рода новый Quad и вызвать дополнительные противоречия в отношениях с Китаем. Джакарта во внешней политике исходит из позиций неприсоединения и стремится избежать угроз своей стратегической независимости. Индонезия заинтересована в первую очередь в экономическом взаимодействии в ИТР и в большей степени сосредоточена на внутренних вызовах в сфере безопасности. Хотя в последние годы политика неприсоединения Индии эволюционировала в сторону мульти-присоединения по конкретным вопросам (multi-alignment или issue-based alignment), она во многом разделяет эти опасения. Стратегия Индии в ИТР, по мнению авторов, пока в основном носит политический, нежели операционный характер.

Кроме того, для развития эффективного партнерства трем государствам необходимо ликвидировать или смягчить несбалансированность в развитии двусторонних отношений между «вершинами» предлагаемого треугольника. Представляется, что она может порождать взаимные опасения, которые будут препятствовать сближению Дели, Джакарты и Канберры. Авторы подробно анализируют динамику связей каждой из пар в дипломатической, военной и экономической областях и приходят к выводу, что индийско-австралийские, индийско-индонезийские и австралийско-индонезийские отношения находятся на разных уровнях. Наиболее перспективными сейчас представляются индийско-австралийские отношения, а индийско-индонезийские отношения наименее развиты. Хотя по всем трем направлениям в последние годы наметилась позитивная динамика, эта тенденция пока не носит стабильного характера. В любом случае цели трехстороннего сближения потребуют выработки и последовательного проведения всеми странами стратегии долгосрочного развития сотрудничества с каждым из государств-партнеров.

Меры по развитию партнерства Австралии, Индии и Индонезии в ИТР

Австралия, Индонезия и Индия совместно участвуют в работе нескольких региональных площадок в ИТР, например Ассоциации стран бассейна Индийского океана. Кроме того, они уже реализовали ряд трехсторонних инициатив, в частности на полуторном треке. Тем не менее эти усилия, особенно на официальном уровне, носили фрагментарный характер и не предполагали долгосрочной стратегии партнерства.

В документе предложены подробные рекомендации по развитию взаимодействия трех стран, и именно этот раздел представляется наиболее интересным, предопределяя практическое значение материала. Они включают конкретные инициативы, рассчитанные на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективы и затрагивающие четыре сферы — дипломатию, безопасность, экономику и морскую область (она считается сферой наибольшего совпадения интересов). Трезво оценивая различный уровень готовности и заинтересованности государств во взаимодействии, эксперты предлагают гибкий набор инструментов от неформальных контактов до институционализированных механизмов. В целом во всех сферах речь идет о постепенном движении от формальных или неформальных встреч на полях существующих площадок или реализации уже запущенных проектов к учреждению регулярных обменов и совместным действиям в конкретных областях. Эти инициативы призваны постепенно сформировать практику взаимодействия между Индией, Австралией и Индонезией, которая позволит в дальнейшем эффективно сотрудничать и в стратегических областях.

При формулировании рекомендаций авторы руководствовались несколькими соображениями. Во-первых, предлагаемые инициативы должны касаться уже прорабатываемых и рассматриваемых как важные всеми странами вопросов, они не должны создавать дополнительной нагрузки на государственный аппарат. Во-вторых, сотрудничество трех государств не призвано заменить двусторонние связи или диалог на многосторонних площадках. Предполагается, что в дальнейшем сближение позволит Дели, Джакарте и Канберре более эффективно продвигать свою повестку на более широких платформах. Наконец, трехстороннее взаимодействие должно касаться конкретных задач в отдельных областях, а не использовать размытые категории вроде «либерального порядка», чтобы избежать его излишней геополитизации и возможных антикитайских коннотаций, что вызвало бы настороженность ряда потенциальных участников.

***

Anchoring the Indo-Pacific интересен в первую очередь как практико-ориентированный документ, сосредоточенный не на отвлеченном анализе общих стратегических интересов Индии, Индонезии и Австралии, а на выработке конкретных рекомендаций для руководства трех стран, опирающихся не только на экспертные оценки авторов, но и на мнения дипломатов и иных участников процессов межгосударственного взаимодействия.

Сложно не согласиться с базовой идеей материала о том, что в условиях нарастающих вызовов в ИТР интересам Индии, Австралии и Индонезии будет отвечать углубление сотрудничества в вопросах безопасности и развития. Вместе с тем авторы материала и сами признают, что с учетом существенных различий в позициях и нынешней динамики отношений эти три страны — не самые очевидные партнеры в стратегическом сближении. Приведенные в документе мнения лиц, принимающих решения, показывают особые позиции по отдельным вопросам, но не позволяют сделать вывод о реальной заинтересованности Дели, Джакарты и Канберры в трехстороннем сближении — а значит, и о том, будут ли какие-то из этих взвешенных рекомендаций взяты на вооружение.

(Голосов: 10, Рейтинг: 5)
 (10 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся