Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Татьяна Богдасарова

К.полит.н., программный менеджер РСМД

Воздействие коронавируса на страны Африканского континента продолжает усиливаться. На 25 мая 2020 г. в Африке было выявлено 111 951 случая инфицирования и 3 354 человека умерли. Представляется, что два факта могут помочь африканским государствам в борьбе с COVID-19. Во-первых, африканские государства воспользуются приобретенным успешным опытом уничтожения опасных вирусных заболеваний таких как вспышки Эболы для борьбы с коронавирусом. Второй факт заключается в том, что Африка — молодой континент, средний возраст жителей которого составляет 19,7 лет. По мнению медиков, молодые люди менее подвержены заболеванию, а в случае инфицирования имеют больше шансов к выздоровлению. Несмотря на эти позитивные особенности, необходимо отметить, что соотношение случаев инфицирования и случаев смерти в Африке свидетельствует о низком уровне общественного здравоохранения и неподготовленности системы здравоохранения к борьбе с пандемией. Согласно исследованию Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), коронавирус в Африке может убить 150 000 человек за год, если не будут приняты срочные меры, и почти 250 миллионов человек будут инфицированы.

В статье «Африке нужен единый многомерный подход к коронавирусу» старший научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) доктор Эндрю Чи утверждает, что на континенте не существует региональной координации по борьбе с коронавирусом. В этих условиях африканским государствам придется принимать трудные решения о том, как справиться с пандемией, ее политическими последствиями и последствиями для безопасности.

В статье анализируются экономические и финансовые трудности африканских стран, мешающие борьбе с пандемией, рассматриваются стратегии некоторых европейских государств по оказанию помощи Африке, а также влияние пандемии на управление политическими процессами. В данной рецензии будут рассмотрены вопросы безопасности, которые вышли на первый план во время пандемии в некоторых африканских странах.


Воздействие коронавируса на страны Африканского континента продолжает усиливаться. На 25 мая 2020 г. в Африке было выявлено 111 951 случая инфицирования и 3 354 человека умерли. Представляется, что два факта могут помочь африканским государствам в борьбе с COVID-19. Во-первых, африканские государства воспользуются приобретенным успешным опытом уничтожения опасных вирусных заболеваний таких как вспышки Эболы для борьбы с коронавирусом. Второй факт заключается в том, что Африка — молодой континент, средний возраст жителей которого составляет 19,7 лет. По мнению медиков, молодые люди менее подвержены заболеванию, а в случае инфицирования имеют больше шансов к выздоровлению. Несмотря на эти позитивные особенности, необходимо отметить, что соотношение случаев инфицирования и случаев смерти в Африке свидетельствует о низком уровне общественного здравоохранения и неподготовленности системы здравоохранения к борьбе с пандемией. Согласно исследованию Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), коронавирус в Африке может убить 150 000 человек за год, если не будут приняты срочные меры, и почти 250 миллионов человек будут инфицированы.

В статье «Африке нужен единый многомерный подход к коронавирусу» старший научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) доктор Эндрю Чи утверждает, что на континенте не существует региональной координации по борьбе с коронавирусом. В этих условиях африканским государствам придется принимать трудные решения о том, как справиться с пандемией, ее политическими последствиями и последствиями для безопасности.

В статье анализируются экономические и финансовые трудности африканских стран, мешающие борьбе с пандемией, рассматриваются стратегии некоторых европейских государств по оказанию помощи Африке, а также влияние пандемии на управление политическими процессами. В данной рецензии будут рассмотрены вопросы безопасности, которые вышли на первый план во время пандемии в некоторых африканских странах.

Об угрозе насилия и росте терроризма в условиях пандемии предупреждал генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, выступая на заседании Совета Безопасности ООН 9 апреля 2020 г. «Пандемия представляет собой значительную угрозу для поддержания международного мира и безопасности, потенциально приводя к росту социальных беспорядков и насилия, которые значительно подорвали нашу способность бороться с этой болезнью», — отмечал он.

Замечания генерального секретаря ООН в полной мере относятся к конфликтной среде в Африке, где вооруженные группировки пользуются тяжелой эпидемиологической ситуацией для возобновления конфликтов с целью усиления своего влияние и извлечения политических выгод.

По мере распространения в Африке коронавируса COVID-19, вооруженные группировки экстремистской направленности активизируют свою деятельность. По данным Африканского центра стратегических исследований Министерства обороны США, в настоящее время в Африке действуют около 25 группировок. В 2010 г. их было пять. В 2019 г. было зарегистрировано 3 471 случай насилия, связанный с этими группами, что на 1105% больше, чем в 2009 году.

Исламистские группы в своей деятельности широко используют идеологию, оправдывая насильственные действия во время пандемии. Если вирус быстро распространяется в районах с мусульманским большинством, они обвиняют Запад, евреев и сионистов как врагов ислама в заговоре относительно происхождения вируса. Если распространение пандемии в районах с мусульманским большинством удается контролировать, то такая ситуация объявляется божественным наказанием для немусульманского населения. Таким образом, при любом варианте развития пандемии в Африке, группы, борющиеся за распространение и внедрение ислама, будут использовать появление новых очагов вируса для активизации своей деятельности, вербовки боевиков в соответствии с призывами ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) к своим сторонникам по всему миру.

Боевики с помощью идеологии, подкупа или угроз стараются использовать возникающие во время пандемии трудности для внедрения исламистских ценностей в одну из самых молодых и быстро растущих групп населения на Земле. Их целью является формирование новых фундаменталистских обществ там, где нет современного образования, искусства, популярной музыки или спорта. Плохо образованная, испытывающая всевозможные трудности молодежь сельских районов в отсутствии поддержки со стороны государства, является основной базой формирования фундаментализма в странах Африки. Боевики обвиняют правительства в неспособности справиться с угрозой коронавируса и завоевывают таким образом расположение молодежи и населения в целом.

Одной из стран, где возрос уровень насилия во время пандемии, является Мозамбик. Здесь в октябре 2017 г. исламские экстремисты начали нападения на мирных жителей и объекты инфраструктуры в северной провинции Кабо-Дельгадо на границе с Танзанией. В этой провинции работают международные компании по добыче природного газа, что создает отдельную угрозу для иностранных специалистов.

24 марта 2020 г. исламистские экстремисты, предположительно являющиеся частью Исламского государства в Центральной Африке, захватили город Мосимбоа да Прайя (127 тыс. жителей) провинции Кабо-Дельгадо, расположенный в 60 км от установок по производству сжиженного газа. Боевики подняли свой флаг над городом и захватили авиабазу и военные казармы. Правительство страны не только не встало на защиту жителей города, но пыталось скрыть информацию о конфликте. Было запрещено освещение событий, правительство задерживало журналистов и обозревателей, вело преследования гражданских лиц, выступающих за поддержку объективного расследования. Таким образом правительство усиливало и без того тяжелые проблемы с безопасностью в регионе.

С 2017 г. по оценкам экспертов, в Мозамбике погибло более 1 000 человек, и 100 000 человек покинули свои дома. Конфликт привел к грубым нарушениям мозамбикским правительством прав человека и обострению гуманитарных проблем в стране. Еще одна опасность данного конфликта заключается в том, что он может распространиться на соседние страны. Тогда регион юго-восточных стран Африки рискует превратиться в новый Сахель с разжигающими насилие джихадистскими вооруженными группами.

Уже в начале 2020 г. специальный представитель ООН и глава Отделения ООН по Западной Африке и Сахелю Мохамед ибн Чамбас, выступая в Совете Безопасности ООН, говорил о всплеске терроризма и воинствующем насилии джихада в Буркина-Фасо, Мали и Нигере, где количество жертв терроризма увеличились в пять раз по сравнению с 2016 г. По его оценкам, число перемещенных лиц в их собственных странах составляет полмиллиона и двадцать пять тысяч человек бежали через национальные границы. Он назвал такие атаки «терроризмом джихада».

Анализируя распространение вируса COVID-19 и активность джихадистских групп на континенте, аналитик Лондонского Института глобальных изменений Б. Букарти отмечал, что группы, борющиеся за распространение ислама в Африке, будут использовать вспышку вируса для вербовки и радикализации боевиков и оправдания их агрессивности и вражды.

Эксперты предполагают, что террористические, джихадистские группы, действующие в регионе Сахель, связаны с международными террористическими организациями «Аль-Каида» и «Исламское государство». Если на Ближнем Востоке эти организации воюют между собой, то в Сахеле группировки действуют вместе в таких государствах как Мали, Нигере и Буркина-Фасо. Они нападают на военные базы, разрушают города и устанавливают контроль над территориями. Здесь у них общие задачи — ликвидация правительств и местных органов власти, и назначение на их места исламских правительств. Боевики используют пандемию, превращая Сахель в один из самых конфликтных регионов в Африке. Поэтому не удивительно, что исламистские группы в Мозамбике , Нигерии , Чаде, Буркина-Фасо и Сомали отказываются прекратить огонь в ответ на призыв Генерального секретаря ООН к глобальному прекращению огня.

Андрей Кортунов, Наталия Цайзер:
Будущее Африки на фоне пандемии: два сценария

Несмотря на многолетнюю борьбу международных миротворческих сил в Сахеле против террористических исламистских группировок, ситуация в этом районе остается очень напряженной. Изменения могут произойти только тогда, когда правительства стран этого региона начнут искоренять бедность, решать проблемы безработицы, предоставлять молодежи доступ к образованию, решать общинные и религиозные проблемы, - все те проблемы, которые способствуют появлению и расцвету фундаментализма и экстремизма в этом регионе.

Нигерия, одна из самых быстроразвивающихся стран Африки, не избежала угрозы распространения коронавируса и усиления исламизма. Здесь с 2002 г. действует воинствующая исламская группировка «Боко Харам» (организация, деятельность которой запрещено в РФ), которая известна организацией многочисленных взрывов, убийствами и похищением людей. В 2014 г. боевики «Боко Харам» совершили беспрецедентное похищение 200 школьниц города Чибок на северо-востоке Нигерии, объявив их военным трофеем и своими рабынями. Закрепившись на этой территории, «Боко Харам» продолжала набеги на смежные районы, разрушая в первую очередь школы. «Боко Харам» исповедует версию ислама, согласно которой мусульманам запрещается принимать участие в любой деятельности, связанной с западным обществом, в том числе получать образование западного образца. Одна из версий перевода «Боко Харам» означает — западное образование запрещено. «Боко Харам» считает, что нигерийское государство управляется неверующими, независимо от того, является ли президент страны верующим мусульманином. Политической целью организации является создание исламского государства.

В 2013 г. США объявили «Боко Харам» террористической организацией, предполагая, что они связаны с группировками «Аль-Каиды» в исламском Магрибе. В этом же году правительство Нигерии заявило, что «Боко Харам» является террористической организацией, назначив тюремный срок в 20 лет за помощь или сотрудничество с ней.

В марте 2020 г. боевики «Боко Харам» убили 92 солдата государства Чад и 47 нигерийских солдат в результате нападения в районе озера Чад. Насилие «Боко Харам» перетекает через границы в соседние страны. По сведениям ООН, в течение десяти лет в Нигерии и соседних с ней странах более 30 000 человек были убиты и два миллиона человек вынуждены были покинуть свои дома.

В Сомали с течением пандемии активизировалась исламистская группировка «Аш-Шабаб» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая контролирует обширные районы страны.

Медицинские эксперты Сомали опасаются, что страна может не справиться с развитием пандемии коронавируса. Председатель Сомалийской медицинской ассоциации Мохамед Мохамуд Али в интервью Аль-Джазире отметил, что у медиков «нет ни одного набора для тестирования. Мы отправляем образцы в Южную Африку и ждем не менее трех дней, чтобы узнать результаты». Ситуация осложняется тем, что «Аш-Шабаб» не позволяет правительству допускать медицинский персонал в подконтрольные территории для спасения зараженных вирусом или даже, чтобы получить информацию из этих районов в отношении распространения COVID-19.

«Аш-Шабаб», связанная с «Аль-Каидой», выступает за свержение международно признанного правительства Сомали и хочет установить свое правление в стране, основанное на исламском праве. Организация была изгнана из Могадишо в 2011 г., но не потеряла свою власть и влияние и все еще контролирует большие районы сельской местности.

В марте и мае 2020 г. один за другим произошли убийства губернаторов провинций Сомали. Взрывом был убит губернатор провинции Нугааль на северо-востоке страны. 17 мая 2020 г. в результате террористического акта погиб губернатор провинции Пунтленд в восточной части страны. «Аш-Шабаб» взяла на себя ответственность за террористический акт.

«Аш-Шабаб» использует пандемию в своих интересах. Лидеры группы попросили боевиков продолжать борьбу. Они утверждают, что COVID-19 был привезен в Сомали «крестоносцами, вторгшимися в страну». Они выступают против политики Африканского союза, военнослужащие которого поддерживают сомалийское правительство и выступают против «Аш-Шабаб».

Таким образом, исламистские группировки, действующие в регионе Сахель, Мозамбике, Нигерии и Сомали, во время пандемии не только не приостановили свою активность, но и провели серии убийств как военных, так и государственных служащих, напоминая о своих намерениях по свержению правительств и провозглашению исламских государств.

Государственное строительство остается главной задачей исламистских экстремистов. Желание создать «идеальное» государство продолжает мотивировать боевиков, привлекать новых последователей, подрывать правительства и занимать новые территории.

Слабость и неэффективность государственного управления особенно в странах региона Сахель, нерешенность проблем здравоохранения и образования, безработица, межэтнические противоречия создают питательную среду для развития насильственного исламского экстремизма в указанных регионах. Воинствующие группировки часто заменяют собой государство и предоставляют «государственные» услуги по безопасности и защите населения, поддерживают общественный порядок и обеспечивают продовольствием, оказывают медицинскую помощь и осуществляют правосудие в обмен на лояльность населения захваченных городов и районов. В такой ситуации все сферы государственного управления заполняются всевозможными интерпретациями фундаменталистского ислама.

Ухудшение ситуации с развитием пандемии в Африке может привести к тому, что ограниченные ресурсы, задействованные правительствами на борьбу с экстремистскими группировками, придется направить на поддержание систем здравоохранения и борьбу с вирусом.

Кардинальное решение проблем борьбы с исламистским группировками в Африке лежит в подходах, основанных на безопасности. Однако, как отмечается в отчетах по глобальному мониторингу экстремизма Института Тони Блэра по глобальным изменениям, «укрепление общин и их взаимоотношений с правительствами остаются ключевыми вопросами для решения этой проблемы в долгосрочной перспективе». Можно добавить, что базовые вопросы развития терроризма и экстремизма такие как бедность, необразованность, коррупция и невежество не имеют военных решений.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся