Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 3.67)
 (27 голосов)
Поделиться статьей
Артем Соколов

К.и.н., научный сотрудник Лаборатории анализа международных процессов, Центра европейских исследований ИМИ МГИМО МИД России

Характер актуальной общественно-политической дискуссии в Германии, рейтинги ведущих политиков и партий, а также результаты прошедших весной выборов в трёх федеральных землях позволяют сделать ряд выводов о тенденциях развития немецкой политики.

Во-первых, одержавшие победу на осенних выборах в Бундестаг социал-демократы не смогли сохранить позиции лидирующей и авторитетной политической силы. «Фактор Шольца», который смог вывести партию из затяжного кризиса, исчерпал себя за несколько недель, так и не получив поддержки в виде идейного обновления партии.

Во-вторых, ХДС под управлением Фридриха Мерца постепенно восстанавливает свою дееспособность, в целом преодолев постмеркелевскую интерлюдию.

В-третьих, партия «Зелёные», оправившись от противоречивых итогов осенних выборов в Бундестаг, вернула себе высокую положительную динамику.

В-четвертых, крайние фланги немецкой политики находятся в ситуации системного кризиса. После антипандемийных выступлений «Альтернатива для Германии» растратила свой протестный запал на западе ФРГ и общегерманском уровне.

Аналогичный дефицит внутреннего единства наблюдается и у «Левой» партии. Уход от активной работы старшего поколения политиков «Левой» может привести к её превращению в карликовую партию или даже к самороспуску.

Наконец, СвДП, еще осенью державшая «золотую акцию» немецкой политики, оказалась в уязвимом положении. Претендуя на кресло министра финансов, Кристиан Линднер не рассчитывал, что исполнять свои обязанности на этом посту ему придётся в экстремальных условиях резкого роста цен и инфляции.

Изменение электорального баланса между входящими в правящую коалицию СДПГ, «Зелёными» и СвДП снижает эффективность работы немецкого правительства. Прежде всего это касается ослабления позиций социал-демократов и лично Олафа Шольца. Провал голосования по законопроекту об обязательной вакцинации от коронавируса для граждан ФРГ старше 60 лет стал первым серьезным разногласием внутри «светофора», проявившим себя в публичной плоскости с широким общественным резонансом.

Голоса немцев, недовольных политикой социал-демократов, концентрируются вокруг «Зелёных» и ХДС. Молодежь привлекает актуализированная «ценностная» риторика «экологов», старшее поколение присматривается к обновлённым консерваторам. Впрочем, говорить о контурах «черно-зелёной» коалиции, угрожающей сменить «светофор», преждевременно. Стремительный рост рейтинга «Зелёных» уязвим.

Трансформация немецкой политики в ближайшие годы будет зависеть от набора факторов, вызванных эскалацией украинского кризиса в феврале 2022 г. Среди них можно выделить прежде всего рост цен на продовольствие и энергоносители, массовый приток беженцев с территории Украины. Правительство Олафа Шольца, приступая к работе в декабре, не рассчитывало на то, что ему придется действовать в условиях специфических внутри- и внешнеполитических вызовов, на которые необходимо давать быстрый ответ. Экспериментальный для ФРГ формат трёхпартийной правящей коалиции затрудняет и тормозит процесс принятия решений, в том числе и антикризисного характера.

Несмотря на то, что внешняя политика не сильно интересовала немецких политиков и избирателей во время осенней кампании в Бундестаг, сейчас её влияние на политическое развитие ФРГ трудно переоценить. Приняв решение о поставках тяжелых вооружений в зону вооруженного конфликта и поставив на повестку дня вопрос о масштабном перевооружении бундесвера, немецкое правительство сделало важный шаг в сторону отказа от «пацифистского» имиджа при моральной поддержке своих европейских соседей и заокеанских партнёров. Обрушение российско-германских отношений ставит под угрозу энергетическую безопасность Германии и требует ревизии всей политики Берлина на восточноевропейском и постсоветском направлениях. Заморозка проекта газопровода «Северный поток-2» стала первым крупным примером демонстрации приоритета «ценностей» над прагматизмом в современной немецкой дипломатии. Эти обстоятельства придают немецкой внешнеполитической дискуссии новое качество с точки зрения влияния на внутриполитические процессы ФРГ.

Выборы в Бундестаг в 2021 г. подвели черту под продолжительным правлением Ангелы Меркель. Христианско-демократический союз (ХДС) перестал выполнять функцию доминирующей политической силы в ФРГ и впервые за долгие годы перешел в оппозицию. Несмотря на высокие рейтинги А. Меркель, у немецких избирателей накопилась усталость от консерваторов, которые с каждым годом отходили от своего консервативного профиля всё дальше.

Сформированная по итогам выборов «светофорная» коалиция под руководством федерального канцлера Олафа Шольца стала амбициозным экспериментом в масштабах немецкой политики. Социал-демократам удалось заключить союз с «Зелёными» и СвДП, чьи позиции по целому ряду экономических и политических вопросов прямо противоположны. Переговорщики от трёх партий довольно быстро договорились о тексте коалиционного соглашения. Это произошло вопреки прогнозам о долгих и напряженных переговорах. Хотя «экологи» и либералы стремились демонстрировать сильную переговорную позицию, обе партии устали от пребывания в оппозиции и были готовы к компромиссам ради доступа к министерским портфелям. Социал-демократы показали себя умелыми переговорщиками и быстро нашли общий язык с недавними оппонентами.

В первые недели своей работы «светофорная» коалиция выглядела вполне устойчивой. Ужесточение карантинных мер по инициативе нового министра здравоохранения Карла Лаутербаха (СДПГ), связанных с очередной волной коронавируса на рубеже 2021–2022 г., хотя и вызвало определённое недовольство, но в целом было воспринято с пониманием. Разногласия СДПГ и «Зелёных» во внешней политике разрешились в пользу более опытных социал-демократов, напомнивших «партнёрам-экологам» о приоритете ведомства федерального канцлера в руководстве немецкой дипломатии. Правительство О. Шольца готовилось к размеренной работе по реализации «зелёного» поворота для экономики Германии и ЕС.

От войны за климат к войне на востоке

Камран Гасанов:
Шольц против всех

Однако начало спецоперации России на Украине в феврале 2022 г. изменило внутриполитическую динамику в ФРГ. Дискуссионное пространство оказалось наполнено риторикой военного времени, оставив в стороне борьбу с коронавирусом и проблему изменения климата. В центре внимания оказались вопросы перевооружения бундесвера и оказания военной помощи Украине. Предложение о создании специального фонда в размере 100 млрд евро для нужд обороны было встречено единодушным одобрением всех депутатов Бундестага.

Одновременно с этим украинский конфликт обострил немецкую внутриполитическую дискуссию по внешнеполитическому и экономическому трекам. Наследникам традиции «новой восточной политики» из СДПГ пришлось оправдываться за свою дипломатическую «близорукость» и объявлять о пересмотре своего идейного наследия. Критическое переосмысление российско-германских отношений поставило под удар и Ангелу Меркель, якобы укрепившую зависимость Германии от российских энергоносителей, и весь опыт взаимодействия Берлина (Бонна) с Москвой, начиная с Рапалльского договора 1922 г. «Зелёные» же воспользовались кризисной ситуацией, чтобы подтвердить справедливость своей «ценностной» риторики. Глава МИД ФРГ Анналена Бербок стала основным контактным лицом в отношениях с Украиной, куда с начала конфликта так и не приехали канцлер О. Шольц и президент Франк-Вальтер Штайнмайер.

Укрепление антироссийского консенсуса в немецком истеблишменте ослабило позиции социал-демократов. Кроме того, оно деморализовало оппозиционные силы — «Левых» и АдГ, выступавших за конструктивный диалог с Москвой и теперь столкнувшихся с серьезным внутренним расколом. При этом отказ Берлина от «пацифистской» риторики в большей степени ударил по позициям СДПГ, чем «Зелёных», которые разделяли критический взгляд на экспорт немецкого оружия в зоны конфликта или государства с «недемократическим» руководством.

ХДС под руководством Фридриха Мерца смог использовать своё положение в качестве оппозиционной силы для системной критики действующего правительства, особенно — социал-демократов. Дискуссия о поставках тяжелых вооружений на Украину, развернувшаяся с подачи христианских демократов, едва не заставила Олафа Шольца поставить перед депутатами Бундестага вопрос о доверии себе. Рейтинги консерваторов после продолжительного периода падения и стагнации начали медленное, но уверенное движение вверх.

Ситуация на земле

Важным показателем внутриполитической динамики ФРГ стали выборы в федеральных землях Саар, Шлезвиг-Гольштейн и Северный Рейн-Вестфалия, состоявшиеся в марте–мае 2022 г. Три «старые» федеральные земли стали ареной активной конкуренции между «народными» партиями, что определило высокий накал электоральной борьбы. Если общегерманская значимость результатов выборов в наиболее густонаселенной земле — Северный Рейн-Вестфалия — очевидна, то эмоциональный градус противодействия в Сааре и Шлезвиг-Гольштейн определялся спецификой актуального политического момента.

Прошедшая раньше других избирательная кампания в Сааре закончилась убедительной победой СДПГ. Социал-демократы набрали 43,5% голосов избирателей и получили редкую для нынешней немецкой политики возможность сформировать правительство без привлечения других политических сил. Причины успеха СДПГ в Сааре были связаны не столько с её предвыборной программой, профессиональными качествами регионального партийного руководства или победоносным для социал-демократов «эффектом Шольца», начавшим затухать к марту 2022 г., сколько с удачной конъюнктурой. Незадолго до выборов партию «Левая» покинул один из её основателей — бывший социал-демократ Оскар Лафонтен. Уход на пенсию одного из последних политических тяжеловесов обвалил рейтинги «Левых», которые потеряли более 10% и были вынуждены покинуть местный ландтаг. Большая часть саарских избирателей переметнулась к идейно близким социал-демократам, обеспечив СДПГ эффектную победу.

Однако выборы в Сааре стала последним крупным успехом социал-демократов. В Шлезвиг-Гольштейне и Северном Рейне-Вестфалии инициатива перешла к ХДС и «Зелёным». СДПГ вернулась к своей негативной норме последних лет, раз за разом демонстрируя худший электоральный результат на выборах разных уровней.

Победа ХДС в Шлезвиг-Гольштейне была обеспечена авторитетом руководителя земельного правительства Даниэля Гюнтера. Благодаря «компромиссной» тактике в стиле Ангелы Меркель ему удалось заручиться поддержкой широкого круга избирателей. Выступающий за «консервативный поворот» Фридрих Мерц был вынужден поздравить своего однопартийца-меркелианца с решительной победой.

В Северном Рейне-Вестфалии ХДС смог прибавить не более нескольких процентов голосов, однако на фоне резкого проседания СДПГ этот результат подтвердил лидерство христианских демократов в самой густонаселенной федеральной земле. Другим бенефициаром стали «Зелёные», прибавившие более 10% голосов избирателей. Остальные партии столкнулись с сокращением электоральной поддержки.

От «фактора Шольца» к «фактору Мерца»?

Характер актуальной общественно-политической дискуссии в Германии, рейтинги ведущих политиков и партий, а также результаты прошедших весной выборов в трёх федеральных землях позволяют сделать ряд выводов о тенденциях развития немецкой политики.

Во-первых, одержавшие победу на осенних выборах в Бундестаг социал-демократы не смогли сохранить позиции лидирующей и авторитетной политической силы. «Фактор Шольца», который смог вывести партию из затяжного кризиса, исчерпал себя за несколько недель, так и не получив поддержки в виде идейного обновления партии. После показательного единения всех политических сил вокруг фигуры канцлера на фоне «военной» речи О. Шольца в Бундестаге 27 февраля, наступил процесс интенсивных дебатов, размывающих авторитет главы правительства.

Во-вторых, ХДС под управлением Фридриха Мерца постепенно восстанавливает свою дееспособность, в целом преодолев постмеркелевскую интерлюдию. Согласно опросам, христианские демократы значительно опережают в популярности СДПГ. Возвращение к консервативным ценностям, на котором настаивают в окружении Мерца, вряд ли произойдет в полном объеме. Выборы в Шлезвиг-Гольштейне показали эффективность гибкого подхода к формированию избирательной базы.

В-третьих, партия «Зелёные», оправившись от противоречивых итогов осенних выборов в Бундестаг, вернула себе высокую положительную динамику. В условиях эскалации украинского кризиса ценностная риторика главы МИД Анналены Бербок и активность (пусть и без значимых результатов) Роберта Хабека по диверсификации поставок энергоресурсов вошли в резонанс с настроениями немецкого общества. Кроме того, молодые граждане ФРГ оценили карьерные перспективы, которые предоставляют «экологи» своей молодежи. Сопредседательнице «Зелёных» Рикарде Ланг 28 лет, самой юной представительнице «экологов» в Бундестаге Эмилии Фестер — 23 года (на момент начала работы депутатом).

В-четвертых, крайние фланги немецкой политики находятся в ситуации системного кризиса. После антипандемийных выступлений «Альтернатива для Германии» растратила свой протестный запал на западе ФРГ и общегерманском уровне. АдГ потеряла голоса на региональных выборах и вылетела из ландтага Шлезвиг-Гольштейна. Эскалация украинского кризиса расколола партию на тех, кто готов выступить с поддержкой националистических вооруженных формирований, и на тех, кто поддерживает сохранение рабочих контактов с российским руководством. Эмоциональная внутрипартийная дискуссия отвлекает АдГ от реагирования на социально-экономические проблемы Германии.

Аналогичный дефицит внутреннего единства наблюдается и у «Левой» партии. Отставка сопредседательницы партии Сюзанне Хеннинг-Вельзов спустя около года после назначения показала, что ей не удалось перенести на общегерманский уровень успешные практики от команды Бодо Рамелова в Тюрингии. Электоральный крах в Сааре означает, что оставшийся авторитет партии держится на политиках-ветеранах, таких как Грегор Гизи или ушедший на пенсию Оскар Лафонтен. Уход от активной работы старшего поколения политиков «Левой» может привести к её превращению в карликовую партию или даже к самороспуску.

Наконец, СвДП, еще осенью державшая «золотую акцию» немецкой политики, оказалась в уязвимом положении. Претендуя на кресло министра финансов, Кристиан Линднер не рассчитывал, что исполнять свои обязанности на этом посту ему придётся в экстремальных условиях резкого роста цен и инфляции. Теперь лидеру немецких либералов приходится работать в режиме антикризисного менеджера без гарантий успеха.

Изменение электорального баланса между входящими в правящую коалицию СДПГ, «Зелёными» и СвДП снижает эффективность работы немецкого правительства. Прежде всего это касается ослабления позиций социал-демократов и лично Олафа Шольца. Провал голосования по законопроекту об обязательной вакцинации от коронавируса для граждан ФРГ старше 60 лет стал первым серьезным разногласием внутри «светофора», проявившим себя в публичной плоскости с широким общественным резонансом. Оскорбления канцлера и президента Германии со стороны украинского посла, фактически оставшиеся без реакции со стороны О. Шольца, вызвали недоумение даже у поддерживающих официальный Киев политиков и общественных деятелей.

Голоса немцев, недовольных политикой социал-демократов, концентрируются вокруг «Зелёных» и ХДС. Молодежь привлекает актуализированная «ценностная» риторика «экологов», старшее поколение присматривается к обновлённым консерваторам. Впрочем, говорить о контурах черно-зелёной коалиции, угрожающей сменить «светофор», преждевременно. Стремительный рост рейтинга «Зелёных» уязвим. Пока Бербок и Хабеку удается стоять в стороне от Шольца и Линднера, но их позиции зависят от экономических и дипломатических последствий событий на Украине. Напротив, Фридрих Мерц и ХДС могут переждать непростые времена на расстоянии, используя промахи правительства для укрепления собственного авторитета.

Ослабление крайних флангов немецкой политики можно оценивать как признак остановки фрагментации немецкого политического поля, начавшейся еще с приходом в Бундестаг «Зелёных» в 1980-х гг. «Левые» и АдГ уходят из ландтагов западных федеральных земель или сохраняют там символическое представительство. В парламент Саара после мартовских выборов попали только «народные» партии ХДС и СДПГ и несколько депутатов от «Альтернативы для Германии». С сегодняшней перспективы нет гарантий того, что «Левые», АдГ и СвДП сохранят кресла в Бундестаге.

Трансформация немецкой политики в ближайшие годы будет зависеть от набора факторов, вызванных эскалацией украинского кризиса в феврале 2022 г. Среди них можно выделить, прежде всего, рост цен на продовольствие и энергоносители, массовый приток беженцев с территории Украины. Правительство Олафа Шольца, приступая к работе в декабре, не рассчитывало на то, что ему придется действовать в условиях специфических внутри- и внешнеполитических вызовов, на которые необходимо давать быстрый ответ. Экспериментальный для ФРГ формат трёхпартийной правящей коалиции затрудняет и тормозит процесс принятия решений, в том числе и антикризисного характера.

Несмотря на то, что внешняя политика не сильно интересовала немецких политиков и избирателей во время осенней кампании в Бундестаг, сейчас её влияние на политическое развитие ФРГ трудно переоценить. Приняв решение о поставках тяжелых вооружений в зону вооруженного конфликта и поставив на повестку дня вопрос о масштабном перевооружении бундесвера, немецкое правительство сделало важный шаг в сторону отказа от «пацифистского» имиджа при моральной поддержке своих европейских соседей и заокеанских партнёров. Обрушение российско-германских отношений ставит под угрозу энергетическую безопасность Германии и требует ревизии всей политики Берлина на восточноевропейском и постсоветском направлениях. Заморозка проекта газопровода «Северный поток-2» стала первым крупным примером демонстрации приоритета «ценностей» над прагматизмом в современной немецкой дипломатии. Эти обстоятельства придают немецкой внешнеполитической дискуссии новое качество с точки зрения влияния на внутриполитические процессы ФРГ.


(Голосов: 27, Рейтинг: 3.67)
 (27 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся