Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Артем Семенов

Магистр международных отношений, журналист

Ещё в середине июня президент США Дональд Трамп объявил о своих планах по выводу части американских войск с территории ФРГ. Речь шла о сокращении контингента американской армии с нынешних 34 500 военных до 25 тыс. Недавно министр обороны США Марк Эспер назвал ещё более крупную цифру: Германию должны покинуть не 9 500, а почти 12 тыс. американских солдат.

Неудивительно, что эти заявления вызвали широкий резонанс, причём не только в самих США и Германии, но и во многих других странах.

Германия — одна из самых важных стран для Америки с точки зрения военного присутствия за рубежом.

Важен даже не сам факт того, что американских солдат в Германии станет меньше (при этом контингент американских войск в ФРГ всё равно останется крупнейшим в Европе) важен жест и посыл, совершаемый Вашингтоном.

Одна из возможных трактовок этого жеста лежит на поверхности: Д. Трамп «наказывает» Германию (а вместе с ней и всю Европу) за недостаточный финансовый и военный вклад в НАТО. Второй возможный мотив американской администрации также весьма тривиален: намерения по выводу войск являются работой на внутреннюю аудиторию в свете скорых президентских выборов. Анонс вывода войск США также совпал по времени с ещё одним текущим геополитическим сюжетом, вовлекающим в себя Берлин и Вашингтон. Речь идёт о конфликте вокруг строительства газопровода «Северный поток-2». Не исключено, что, принимая решение о сокращении контингента американских войск на немецкой территории, в администрации Д. Трампа рассчитывали намекнуть Германии и на этот камень преткновения в американо-немецких отношениях.

Впрочем, у «намёка» Д. Трампа может быть и более глобальное предназначение, которое заключается в обостряющемся противостоянии между США и Китаем. В Германии, имеющей очень активные экономические и торговые связи как с США, так и с Китаем, «политический сейсмограф» просто зашкаливает.

Администрация Д. Трампа определённо не может быть довольна текущим курсом Берлина в отношении Пекина. Немецкое правительство не выступило с однозначной поддержкой протестов в Гонконге. Германия и прочие страны ЕС не выступили единым фронтом с США после того, как Вашингтон в резкой форме возложил на Китай ответственность за возникновение и распространение коронавируса. Наконец, ФРГ так и не стало исключать китайский концерн Huawei из тендера на создание немецкой сети 5G, несмотря на неоднократные предупреждения с американской стороны о том, что Huawei находится под влиянием властей КНР и его технологии могут быть использованы для шпионажа.

В таком свете анонс вывода американских войск — это очень конкретное напоминание о том, что предоставляемая Германии защита является не чем-то само собой разумеющимся, а благом, которое должен заслужить лояльный союзник. Кроме того, это ещё и напоминание о том, кто именно является для Германии партнёром номер один.

Можно сказать, что расчёт Вашингтона уже частично оправдывается. В немецких политических элитах возможное сокращение американского контингента восприняли с заметной тревогой. Уже можно говорить о том, что Вашингтону своими действиями удалось возродить в немецком обществе осознание важности американского военного контингента. В таких условиях вполне вероятна некоторая коррекция немецкого внешнеполитического курса, как бы ни хотелось Берлину оставаться над схваткой США и КНР. Недавняя калифорнийская речь госсекретаря США Майка Помпео содержала в себе вполне конкретный призыв: свободные страны должны вместе заставить КНР измениться. Очевидно, что среди имевшихся в виду Помпео свободных стран, Германия занимает ведущие места, будучи одной из самых богатых и влиятельных государств Европы и мира в целом. Важно, что слова Помпео содержали в себе не только призыв, но и вполне очевидный «месседж», заключающийся в том, что все страны мира (и Германия в том числе) должны более чётко определиться со своей геополитической позицией. Проще говоря — выбрать сторону: оставаться «над схваткой» в такой ситуации могло бы получится у периферийных стран, но точно не у ФРГ, члена G7 и четвёртой экономики мира. В Вашингтоне, вне всяких сомнений, хотят, чтобы Берлин целиком и полностью был на его стороне.


Ещё в середине июня президент США Дональд Трамп объявил о своих планах по выводу части американских войск с территории ФРГ. Речь шла о сокращении контингента американской армии с нынешних 34 500 военных до 25 тыс. Недавно министр обороны США Марк Эспер назвал ещё более крупную цифру: Германию должны покинуть не 9 500, а почти 12 тыс. американских солдат.

Неудивительно, что эти заявления вызвали широкий резонанс, причём не только в самих США и Германии, но и во многих других странах.

Германия — одна из самых важных стран для Америки с точки зрения военного присутствия за рубежом. По своей численности немецкий контингент американских вооружённых сил уступает только японскому. Именно в Германии находится штаб-квартира Европейского командования сил США: по сути, вся архитектура безопасности, выстроенная Вашингтоном в стратегически важной для него Европе, завязана на ФРГ. На немецкой территории находятся пять баз сухопутных американских войск, а также две авиабазы, в том числе знаменитая авиабаза Рамштайн.

Важно отметить, что американское военное присутствие в Германии последовательно сокращалось и раньше, даже если выбросить за рамки времена холодной войны, когда в ФРГ находилось до 200 тыс. солдат армии США. Для сравнения — в 2006 г. американский контингент в Германии насчитывал более 70 тыс. военных.

Тем не менее предыдущие сокращения американского военного присутствия не вызывали столь бурной реакции, что, скорее всего, можно объяснить двумя основными причинами. Первая заключается в заметном обострении международного напряжения, произошедшем в последние годы во всём мире и, в частности, в Европе. Сюда, разумеется, стоит отнести ухудшение отношений с Россией после 2014 года, обострение конфликтов в соседних с Европой регионах, вылившихся в миграционные кризисы и рост террористической угрозы, а также пошатнувшийся режим контроля за ядерными вооружениями. Наиболее болезненным для европейских стран стало свёртывание ДРСМД, возродившее в Берлине и прочих европейских столицах неприятное чувство уязвимости, позабытое со времён окончания холодной войны.

Вторая причина больше связана не с самим фактом вывода части войск, а с его интерпретацией: этот феномен можно условно назвать «эффектом Трампа». Не секрет, что за последние годы в европейских политических кругах существовали реальные опасения того, что Дональд Трамп способен если не подорвать всю деятельность НАТО, то, по крайней мере, нанести организации серьёзный ущерб. Основания для таких опасений, безусловно, были, однако до сей поры они базировались исключительно на публичных высказываниях американского президента, в реальности не сделавшего ничего для полной, либо частичной деконструкции североатлантического альянса.

Теперь же, основываясь на намерениях Д. Трампа по выводу войск из Германии, в Европе могут предположить, что президент США наконец перешёл от слов к делу, и на поверхности показался лишь кусочек айсберга, об который впоследствии рискует разбиться не только НАТО, но и всё трансатлантическое сотрудничество в целом. Важен даже не сам факт того, что американских солдат в Германии станет меньше (при этом контингент американских войск в ФРГ всё равно останется крупнейшим в Европе) важен жест и посыл, совершаемый Вашингтоном.

Одна из возможных трактовок этого жеста лежит на поверхности: Д. Трамп «наказывает» Германию (а вместе с ней и всю Европу) за недостаточный финансовый и военный вклад в НАТО. Такое объяснение вполне очевидно, потому что Вашингтон регулярно подвергал Берлин публичной критике за попытки обеспечить свою безопасность за счёт американцев и давал понять, что не намерен мириться с таким «нечестным», по его мнению, раскладом. Следовательно, анонсировав вывод значительной части войск из ключевой европейской страны в период относительного роста международной напряжённости, Вашингтон намеревается заставить всё НАТО занервничать и пересмотреть свои подходы к вкладу в трансатлантическую безопасность.

Второй возможный мотив американской администрации также весьма тривиален: намерения по выводу войск являются работой на внутреннюю аудиторию в свете скорых президентских выборов. Идея о сокращении военного присутствия США в мире находит весьма широкий позитивный отклик в американском обществе — в первую очередь из-за того, что поддержание «Pax Americana» требует большого количества финансовых вложений. Ещё в ходе своей прошлой предвыборной кампании Трамп строил образ «эффективного менеджера», сокращающего ненужные расходы и ликвидирующего «плохие сделки». В таком ракурсе нынешняя политика в отношении ФРГ выглядит посылом от Д. Трампа своему электорату: слова президента не расходятся с делом.

Анонс вывода войск США также совпал по времени с ещё одним текущим геополитическим сюжетом, вовлекающим в себя Берлин и Вашингтон. Речь идёт о конфликте вокруг строительства газопровода «Северный поток-2». Не исключено, что, принимая решение о сокращении контингента американских войск на немецкой территории, в администрации Д. Трампа рассчитывали намекнуть Германии и на этот камень преткновения в американо-немецких отношениях. Важно отметить, что критикуя ФРГ за нежелание отказаться от «Северного потока», Д. Трамп говорил именно о факторе безопасности, очень непрозрачно намекая Берлину на то, что США за свой счёт предоставляют Германии защиту, а та, в свою очередь, заключает сделки с Россией, вместо того, чтобы покупать СПГ у своего партнёра по НАТО.

Впрочем, у «намёка» Д. Трампа может быть и более глобальное предназначение, которое заключается в обостряющемся противостоянии между США и Китаем. Конфликт Вашингтона и Пекина пока преждевременно сравнивать с холодной войной и разделением мира на два противоборствующих лагеря, однако, когда отношения между двумя самыми влиятельными странами накаляются, все прочие государства неизбежно чувствуют ощутимые толчки от геополитического «землетрясения». В Германии, имеющей очень активные экономические и торговые связи как с США, так и с Китаем, «политический сейсмограф» просто зашкаливает: если бы от американо-китайского противостояния на земной поверхности и вправду возникали бы трещины как от землетрясения, одна из самых крупных точно прошла бы по территории ФРГ.

Андрей Кортунов:
Как остановить НАТО

При этом администрация Д. Трампа определённо не может быть довольна текущим курсом Берлина в отношении Пекина. Немецкое правительство не выступило с однозначной поддержкой протестов в Гонконге, пусть МИД ФРГ и принимал у себя лидера гонконгских выступлений Джошуа Вонга. Германия и прочие страны ЕС не выступили единым фронтом с США после того, как Вашингтон в резкой форме возложил на Китай ответственность за возникновение и распространение коронавируса. Наконец, ФРГ так и не стало исключать китайский концерн Huawei из тендера на создание немецкой сети 5G, несмотря на неоднократные предупреждения с американской стороны о том, что Huawei находится под влиянием властей КНР и его технологии могут быть использованы для шпионажа.

В таком свете сокращение контингента войск США в Германии можно трактовать как своеобразную попытку Д. Трампа привести Берлин «в чувство», заставить с новой силой ощутить свою зависимость от Вашингтона в сфере безопасности и переосмыслить свою позицию в отношении КНР (и не только её). Анонс вывода американских войск — это очень конкретное напоминание о том, что предоставляемая Германии защита является не чем-то само собой разумеющимся, а благом, которое должен заслужить лояльный союзник. Кроме того, это ещё и напоминание о том, кто именно является для Германии партнёром номер один.

Можно сказать, что расчёт Вашингтона уже частично оправдывается. В немецких политических элитах возможное сокращение американского контингента восприняли с заметной тревогой. Главы федеральных земель, где расположены основные американские базы, составили совместное письмо, в котором призвали не выводить войска США с территории ФРГ. Уже можно говорить о том, что Вашингтону своими действиями удалось возродить в немецком обществе осознание важности американского военного контингента. В таких условиях вполне вероятна некоторая коррекция немецкого внешнеполитического курса, как бы ни хотелось Берлину оставаться над схваткой США и КНР. Такая позиция, безусловно, выгодна, однако занимать её весьма трудно, особенно при нынешнем заметном кризисе в отношениях между Вашингтоном и Пекином. Недавняя калифорнийская речь госсекретаря США Майка Помпео содержала в себе вполне конкретный призыв: свободные страны должны вместе заставить КНР измениться. Очевидно, что среди имевшихся в виду Помпео свободных стран, Германия занимает ведущие места, будучи одной из самых богатых и влиятельных государств Европы и мира в целом. Важно, что слова Помпео содержали в себе не только призыв, но и вполне очевидный «месседж», заключающийся в том, что все страны мира (и Германия в том числе) должны более чётко определиться со своей геополитической позицией. Проще говоря — выбрать сторону: оставаться «над схваткой» в такой ситуации могло бы получится у периферийных стран, но точно не у ФРГ, члена G7 и четвёртой экономики мира. И в Вашингтоне, вне всяких сомнений, хотят, чтобы Берлин целиком и полностью был на его стороне.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся