Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Вячеслав Белокреницкий

Д.и.н., зам.директора по науке Института востоковедения РАН, профессор каф. востоковедения МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД

Наиболее значим для России с геополитической точки зрения северо-западный региональный сегмент, включающий Пакистан и Афганистан и выводящий на Центральную Азию, регион, особо важный для нас, граничащий с Сибирью и Урало-Поволжьем. Основные российские перспективы видятся в стратегическом взаимодействии с Индией, торгово-экономическом сотрудничестве с другими государствами региона, а риски, обусловлены вероятной дестабилизацией обстановки на северо-западе Южной Азии, способной «перекинуться» на центральноазиатские республики.

Республика Индия, вторая по численности населения страна мира, представляет собой стержневой, центральный компонент Южной Азии. На северо-западе она граничит с Пакистаном. На индийских картах, где вся область Джамму и Кашмир обозначена как принадлежащая Индии, она имеет общую границу и с Афганистаном. На северо-востоке, вдоль Гималайских гор, ее соседями являются, помимо Китайской Народной Республики (Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы), небольшие региональные государства Непал и Бутан, южнее — Бангладеш и обычно относимая к Юго-Восточной Азии Мьянма.

Островные государства Шри-Ланка и Мальдивы можно считать «морским» продолжением Южноазиатского региона. Наиболее значим для России с геополитической точки зрения северо-западный региональный сегмент, включающий Пакистан и Афганистан и выводящий на Центральную Азию, — регион, особо важный для нас, граничащий с Сибирью и Урало-Поволжьем. Основные российские перспективы видятся в стратегическом взаимодействии с Индией, торгово-экономическом сотрудничестве с другими государствами региона, а риски, обусловлены вероятной дестабилизацией обстановки на северо-западе Южной Азии, способной «перекинуться» на центральноазиатские республики.

Вторая группа рисков связана с обострением отношений между Индией и Пакистаном, в предельном варианте, военной конфронтацией с неисключенным в принципе применением ядерного оружия. Еще одна угрожающая сфера — гуманитарно-экологическая. Помимо стихийных катаклизмов и катастроф, сюда можно отнести проблему пиратства в северной акватории Индийского океана.

Перспективы Индии

Фото: laurastevensonpilates.com

В соответствии с опубликованными прогнозами на ближайшее 20 лет, экономика Индии будет увеличиваться в среднем на 7–7,5% в год. Ее доля в мировом ВВП увеличится с 5,4 в 2010 г. до 7,2% в 2020 г. ВВП Индии составит свыше 8 трлн долл. (в ценах 2009 г.) по паритетам покупательной способности (3-е место в мире) и около 3 трлн долл. по курсу валют (6-е место) [1]. Быстрый экономический рост будет обеспечен со стороны спроса как увеличением платежеспособных потребностей населения и производственного сектора, так и расширением внешнего рынка для индийских товаров и услуг.

В структуре экспорта продолжится рост доли высокотехнологичной продукции, прежде всего информационно-коммуникационной сферы. Индия увеличит отрыв от многих развивающихся государств в области развития электроники и особенно компьютерного программного обеспечения, в программировании и услугах, связанных с использованием мировой «электронной паутины». Еще больших размеров достигнет «аутсорсинг», оказание по Интернету дешевых и квалифицированных услуг работающих в Индии «на экспорт» специализированных компаний (крупнейшие — «Тата консалтенси», «Инфосис», «Випро» и др.). Продолжится наблюдающийся с 2000 г. быстрый рост информационно-технологического (IT) сектора. Доля IT в экспорте товаров и услуг возрастет c 18% (70 млрд долл.) в 2012 г. до, вероятно, 30% в 2020 г. В целом в экспорте увеличится удельный вес высоко- и среднетехнологичных товаров: моторов и генераторов, телефонной аппаратуры, научно-измерительных приборов, лекарственных препаратов, медицинской техники, химикатов, машин и оборудования [2].

В соответствии с опубликованными прогнозами на ближайшее 20 лет, экономика Индии будет увеличиваться в среднем на 7–7,5% в год.

Прорыва можно ожидать в аэрокосмическом комплексе, связанном с ОПК. В энергетической области возрастет доля атомной энергетики и других нетрадиционных видов энергии, но прогресс не будет иметь, в силу ряда причин, кардинальный характер — доля атомной энергии в общем энергопотреблении вырастет ориентировочно с 4 до 6–7% [3]. Исключительные задачи Индии предстоит решить в отраслях материальной инфраструктуры — строительстве автомобильных дорог, развитии портового хозяйства, газификации и электрификации страны. Не будет преодолен дуализм экономики, ее разорванность на организованный сектор, в том числе наиболее крупный корпоративный (частный и государственный), и нерегулируемый сектор предпринимательства и рынка труда.

Существенно увеличится численность населения, несмотря на некоторое снижение ежегодных темпов его прироста до примерно 1,5% (с 1,7% в период между переписями 2001 и 2011 гг.) [4]. К 2020 г. в Индии будет проживать свыше 1,35 млрд человек, примерно на 150 млн человек больше, чем в 2012 г. Возрастет доля бедных — показатель по разным критериям составит 25–40% (свыше 300–500 млн человек).

Фото: REUTERS / Krishnendu Halder
Сергей Лунев:
От нищего Бхарата к Великой Индии

Сохранится неграмотность, охватывающая примерно треть всего населения и около половины женского населения. В то же время дальнейшему совершенствованию подвергнется сфера высшего и специального образования, система подготовки и отбора кадров на фирмах и в ходе производственного процесса, обмен специалистами между Индией и высокоразвитыми экономиками [5].

Мало сомнений, что вырастет разница между доходами богатых и бедных, увеличится разрыв между качеством и стандартами жизни в городах, особенно крупнейших городах-мегаполисах, таких как Дели, Мумбаи (Бомбей), Колката (Калькутта), Ченнаи (Мадрас) и др., и в сельской местности. Полюса роста и современных стандартов жизни в полной мере сложатся в информационно-технологических лидерах — городах Бангалоре (индийской Кремниевой долине), Хайдерабаде, Пуне и др. Продолжится увеличение разрыва между более богатыми западными штатами страны (Махараштрой, Гуджаратом) и более бедными восточными — Бихаром, Джархкандом, Ориссой, Западной Бенгалией и др.

На этом фоне властям вряд ли удастся полностью справиться с террористическими группировками маоистов — наксалитов. Может обостриться внутриполитическая ситуация как на юге страны, в штатах Андхра-Прадеш и Тамилнад, так и на севере, в штате Джамму и Кашмир. Уровень внутреннего противостояния, тем не менее, не станет критически высоким и не подорвет консолидированности индийской нации.

Кооперация России и Индии

Сложности внутренней политической архитектоники Индии могут сказаться на сотрудничестве в такой, казалось бы, перспективной отрасли, как ядерная энергетика.

Сложности внутренней политической архитектоники Индии могут сказаться на сотрудничестве в такой, казалось бы, перспективной отрасли, как ядерная энергетика. Пример сопротивления части местного населения, находящегося под воздействием определенных общественно-политических сил, вводу в эксплуатацию АЭС в Куданкуламе (штат Тамилнад) показывает, что сотрудничество в области мирной ядерной программы даст менее существенные результаты, чем рассчитывали обе стороны. К 2020 г., надо полагать, завершатся работы по сооружению АЭС «Куданкулам» (мощностью 4000 МВт), в начальной или продвинутой стадии будет находиться сооружение двух других согласованных АЭС.

Значительно увеличатся к концу 2010-х годов взаимные инвестиции. Индия к тому времени превратится в экономику с достаточно крупными капиталовложениями за рубежом. В России она расширит свое участие в нефтегазовом секторе (сахалинских проектах), в индустриальной и сервисной (банковской и страховой) сферах. Стороны продвинутся по пути согласования и реализации проектов использования природных и минеральных ресурсов Сибири и Дальнего Востока.

Российские компании, вероятно, вложат средства в нефте- и угледобычу, сооружение тепло- и гидроэлектростанций, добычу газа на шельфе Бенгальского залива, в металлургию (индийскими планами предусмотрено многократное увеличение производства стали). Российские фирмы, возможно, окажут содействие в строительстве метрополитенов и аэропортов в ряде городов, развитии портового и речного хозяйства, модернизации железных дорог. Двустороннее сотрудничество в сфере гражданской авиации приведет к созданию новых пассажирских лайнеров. Значительные результаты принесет совместная работа частных и государственных организаций в передовых научно-технических областях.

Эти результаты будут достигнуты в условиях жесткой конкурентной борьбы за право выхода на рынок Индии. Российской стороне придется отказаться от прежних стереотипов об Индии как о «нации-ученике» и признать за ней статус обладателя передового опыта и эффективных знаний в ключевых для современной индустриально-информационной эры отраслях. Большое значение для России будет иметь использование индийского опыта подготовки и отбора кадров, внутрифирменной организации и ведения бизнеса.

Российской стороне придется отказаться от прежних стереотипов об Индии как о «нации-ученике» и признать за ней статус обладателя передового опыта и эффективных знаний в ключевых для современной индустриально-информационной эры отраслях.

Перспективным, но и достаточно проблематичным может оказаться взаимодействие в традиционно наиболее успешной военно-технической области. Требования индийской стороны к качеству и надежности закупаемой в России военной техники будут возрастать. Недостатки в этой сфере, новые задержки с выполнением крупных заказов, таких как работы по переоборудованию и модернизации тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», названного индийцами «Викрамадитья» («Победоносный»), могут повлечь за собой отказ от ряда наработанных схем закупки и использования российского вооружения. Скорее всего, произойдет дальнейшая диверсификация источников пополнения и усиления арсенала индийских вооруженных сил, частичная переориентация Индии с советско-российских на американо-европейские стандарты. Вместе с тем, абсолютное преимущество РФ в сфере военных поставок сохранится. Хорошие перспективы сохранит совместная экспериментально-конструкторская и производственная деятельность. Она охватит, в частности, область совершенствования и расширения диапозона действия крылатых ракет «Брамос», разработку истребителей пятого поколения на базе экспортной версии истребителя Т-50. Завершится создание многоцелевого военно-транспортного самолета, модернизация индийских истребителей СУ-30МКИ и МиГ-29.

Россия поставит индийским ВМС боевые корабли и подводные лодки, в том числе атомные. На вооружение ВВС поступят партии усовершенствованных военно-транспортных вертолетов Ми-17. Индия, по всей вероятности, не откажется от использования и совместного развития российской навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС, пойдет на реализацию других совместных проектов в космической области.

Фото: defenceforumindia.com
Илья Крамник:
Индийский авианосец: в поиске синтеза
решений

Большие перспективы открылись бы перед Россией в случае успеха в наращивании тоннажа и модернизации торгового и военно-морского флотов. Индийский океан имеет сегодня и сохранит в будущем первостепенное значение для транспортных путей, соединяющих богатый нефтью Ближний Восток (а также Африку) с Китаем, Японией и всей Тихоокеанской Азией. На него сегодня приходится 50% мировых контейнерных перевозок и более 70% мировых перевозок нефтепродуктов. Стратегическое значение Индии и государств, образующих «морское продолжение» Южной Азии, к 2020 г. серьезно возрастет, и укрепление связей с ними органично впишется в программу обеспечения национальных интересов России на дальних рубежах.

Перспективы Бангладеш, Непала, Шри Ланки и возможности сотрудничества с Россией

Народная Республика Бангладеш — крупнейшее по населению государство мира из входящих в число самых бедных по душевому доходу. В дельте великих рек Ганга и Брахмапутры сложилась аграрная (рисопроизводящая) «экономика существования», давшая возможность выживать большому числу людей на территории в 145 тыс. кв. км. Бангладеш относится к восточному, наименее развитому сегменту Южной Азии, ее население может вырасти к 2020 г. до 180 млн человек. Несмотря на исключительную плотность (уже сегодня это более 1000 человек на 1 кв. км) и крайне низкие доходы основной массы населения, продолжительность жизни в стране неуклонно растет, составляя в настоящее время 69 лет. Маловероятно, что в прогнозный период ситуация существенно изменится, но потепление климата может вызвать опасные для страны последствия в виде разрушительных наводнений. Бедность обусловливает низкую цену рабочей силы и делает Бангладеш привлекательной для иностранного капитала. Иностранцы и местные предприниматели вкладывают средства главным образом в производство готовой одежды, где трудятся по-преимуществу молодые женщины.

Стратегическое значение Индии и государств, образующих «морское продолжение» Южной Азии, к 2020 г. серьезно возрастет, и укрепление связей с ними органично впишется в программу обеспечения национальных интересов России на дальних рубежах.

Дешевая продукция из Бангладеш вывозится в США и Европу по установленным для страны квотам. Острой для Бангладеш проблемой является нехватка электроэнергии. Россия в 2011 г. подписала соглашение о строительстве в Руппуре, недалеко от столичного города Дхака (Дакка), АЭС мощностью в 2000 МВт. Окончание строительства намечено на 2016 г. В период до 2020 г. Российская Федерация может также принять участие в освоении богатых угольных и газовых месторождений, сооружении тепло и гидроэлектростанций, модернизации главного порта страны — Читтагонга.

«Возвращение» России в Бангладеш произойдет, вполне возможно, одновременно с оживлением ее контактов с другим давним партнером — Шри-Ланкой. Окончание длившейся четверть века (1983–2009 гг.) гражданской войны открывает перед шриланкийской экономикой определенные перспективы. Однако последствия повлекшего тяжелые жертвы подавления вооруженного сопротивления представителей тамильского меньшинства еще долго будут негативно сказываться на жизни в стране. Можно прогнозировать расширение торговли России с Шри-Ланкой, ее участие в программах инфраструктурного развития.

Фото: www.casa-1000.org
Проект CASA-1000

Экономика Пакистана, по одной из оценок, будет увеличиваться в среднем на 4–5 % в год, произойдет повышение места страны в мире по производимому ВВП, формирование среднего класса и сокращение бедности.

Менее болезненно завершилась многолетняя борьба экстремистов в крайне бедном высокогорном Непале. Леворадикальные повстанцы (маоисты), активно выступавшие в 1996–2008 гг. против правительства, были не разгромлены и ликвидированы, как случилось с боевиками в Шри-Ланке, а влились в политическую жизнь страны, победили на выборах и одно время возглавляли правительство государства, преобразовавшегося из королевства в республику. Для России возвращение в Непал может быть связано, прежде всего, с содействием в освоении гидроресурсов.

Пакистан и Афганистан. Перспективы, возможности и риски

Экономика Пакистана, по одной из оценок, будет увеличиваться в среднем на 4–5 % в год, произойдет повышение места страны в мире по производимому ВВП, формирование среднего класса и сокращение бедности. Такой взгляд представляется слишком оптимистическим, учитывая исключительно быстрый демографический рост и нарастающие экологические проблемы. По предварительным результатам последней переписи, число жителей в Пакистане между 1998 и 2011 гг. в среднем возрастало на 3,5% в год. Такой темп более чем на полтора процентных пункта выше распространенных оценок. При его сохранении число жителей между 2012 и 2020 гг. увеличится с 198 до 250 млн человек. Даже если темпы роста окажутся менее драматичными, экономическая эволюция Пакистана будет отягчена перенаселенностью и возрастающей нехваткой пресной воды. Уже сегодня на одного человека в Пакистане приходится менее 1000 кубометров воды (такой уровень считается критическим). Стране угрожает социо-экологический кризис, способный вызвать катастрофу в засушливые годы. Грамотность в Пакистане охватывает несколько более половины жителей (всего треть женщин) и положение в будущем вряд ли заметно изменится. Несмотря на определенное развитие, которое получило в стране высшее образование, в том числе техническое, Пакистан, в отличие от Индии, не нашел высокотехнологичную нишу в мировом разделении труда. Спрос на услуги ученых, инженеров и техников предъявляет главным образом военно-промышленный, особенно ракетно-ядерный комплекс. Большинство выпускников пакистанских университетов и колледжей стремится уехать за границу. Возникновение сильного среднего класса в недалекой перспективе представляется проблематичным.

Вместе с тем, Пакистан вряд ли распадется на несколько государств и сумеет сохранить контроль над окраинными областями. Но вероятен дальнейший сдвиг его внутриполитической оси в сторону радикального «исламонационализма», чреватый превращением страны в очаг экстремизма во всем мусульманском ареале. Затрудненный рост экономики и политическая разбалансировка может привести к новому витку жесткого противостояния с Индией при паритете с ней в ракетно-ядерном вооружении. Триггером возможного конфликта окажется терроризм и обострение кашмирской проблемы.

С целью уменьшить региональную напряженность и сбалансировать свою политику в Южной Азии Россия, очевидно, усилит экономическое взаимодействие с Пакистаном, поможет ему, в частности, в сооружении ниток газопровода из Ирана и Туркменистана.

С целью уменьшить региональную напряженность и сбалансировать свою политику в Южной Азии Россия, очевидно, усилит экономическое взаимодействие с Пакистаном, поможет ему, в частности, в сооружении ниток газопровода из Ирана и Туркменистана. Предусмотренное первоначальными планами строительство трубопроводов ИПИ (Иран—Пакистан—Индия) и ТАПИ (Туркменистан—Афганистан—Пакистан—Индия) может реализоваться лишь к концу прогнозного периода или позднее. Россия, вероятно, примет участие в реализации проекта CASA-1000 по передаче излишков электроэнергии из Таджикистана и Кыргызстана в Афганистан и Пакистан. Не исключено осуществление и иных проектов сотрудничества, в частности, расширение металлургического завода близ Карачи, а также взаимодействие в сфере безопасности с растущим использованием потенциала ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) и «Душанбинской четверки» (Россия, Таджикистан, Афганистан, Пакистан).

Будущее Афганистана, где с 2001 г. после разгрома сил исламского движения Талибан, обосновались войска США и их союзников по НАТО (Великобритании, Канады, Нидерландов, Франции и др.), ныне связано с планами Вашингтона и Брюсселя до конца 2014 г. передать полную ответственность за поддержание безопасности и порядка национальным афганским силам (армии и полиции). Сокращая свое военное присутствие в Афганистане, Запад надеется избежать стратегического поражения от исламских экстремистов, опираясь на программы международной экономической поддержки.

Фото: Reuters
Никита Мендкович:
Непроигранная война Талибана

Экономическое восстановление Афганистана после десятилетия кровавой междоусобной войны дало определенные результаты. Однако из-за «возрождения» талибов, произошедшего на территории Пакистана в середине 2000-х годов, процесс замедлился. При этом обнажились негативные спутники стимулируемого извне роста экономики — растрата поступающих средств еще на «подступах» к Афганистану, хищения и злоупотребления внутри страны. Вызванное присутствием иностранцев и медленными переменами к лучшему недовольство населения усилило позиции талибов и оппозиционно настроенных сил.

Развитие событий после передачи полномочий по обеспечению порядка в руки нынешних афганских властей может развиваться по двум основным сценариям. Первый из них —конструктивный — состоит в сохранении существующих форм государственности при проведении президентских и парламентских выборов, экономическом росте, сокращении производства наркотиков. На первых порах порядок будет во многом обеспечиваться присутствием остаточного контингента натовских войск. При этом возможно произойдет некоторое увеличение представительства во властных структурах пуштунов, прежде всего из числа бывших талибов, примирившихся с нынешним руководством. В то же время администрация в Кабуле не будет активно вмешиваться в дела непуштунских регионов на севере, в центре и на западе страны.

Второй сценарий — катастрофический — исходит из провала попыток сохранить равновесие и стабильность в государстве, если не на первых этапах после передачи полномочий по обеспечению правопорядка местным силам, то на более поздних, когда численность иностранных войск еще более сократится, а объемы помощи уменьшатся. Тогда (после 2016–2017 гг.) может развернуться разъедающая порядок борьба за власть, ведущая к реваншу талибов и фактической фрагментации и дезинтеграции страны.

Обострение ситуации в Южной Азии и ее разбалансировка в Центральной Азии относится к числу серьезных опасностей для России.

Катастрофический сценарий угрожает безопасности и стабильности в Центральной Азии. Он неминуемо вызовет там подъем происламских сил и настроений, усилит вовлеченность стран региона в дела Афганистана и приведет, возможно, к обострению противоречий между ними. Усугубятся проблемы наркотрафика и связанной с ней коррупции, а также иной криминальной деятельности. Не исключено появление в регионе беженцев из Афганистана, формирование неспокойного приграничного пояса.

Обострение ситуации в Южной Азии и ее разбалансировка в Центральной Азии относится к числу серьезных опасностей для России. Она будет стремиться уменьшить их мерами противодействия военно-политическим угрозам, терроризму и религиозному экстремизму, используя двусторонние механизмы кооперации и взаимодействуя с международными структурами, в первую очередь региональными, такими как ШОС и ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности).

Возможности и риски для России в целом уравновешивают друг друга. Можно ожидать некоторого увеличения к 2020 г. значимости южноазиатского вектора в российской внешней политике за счет, прежде всего, связей с Индией, а также Афганистаном и Пакистаном в контексте широкой стратегии безопасности в континентальной Азии.

Примечания

1. Стратегический глобальный прогноз 2030 / ИМЭМО РАН; под ред. А. А. Дынкина. М.: Магистр, 2011. С. 472.

2. India’s International Trade. A Tech Segregated Perspective. [Электронный ресурс] ; India clocks US 69.7 billion IT exports during FY 2011–12. [Электронный ресурс].

3. Стратегический глобальный прогноз 2030 / ИМЭМО РАН; под ред. А. А. Дынкина. М.: Магистр, 2011. С. 407.

4. Census pegs India’s population at 1.2 bn. Agencies Posted Online.2011. March 31. [Электронный ресурс].

5. Training: The secret of India’s high-tech success. [Электронный ресурс].

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся