Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Ильшат Саетов

К.полит.н., научный руководитель Центра исламоведения Фонда Марджани, эксперт РСМД

7 июня 2015 года Турция пережила исторические выборы в парламент. Их результат определил, сможет ли президент Турции Реджеп Эрдоган стать единоличным правителем, изменив Конституцию. Оказалось, что не сможет, и Турция в ближайшее время останется парламентской республикой. Консервативный народ Турции четко дал понять Р. Эрдогану: мы не хотим изменения государственного строя, президент должен оставаться в рамках своих нынешних полномочий.

7 июня 2015 года Турция пережила исторические выборы в парламент. Их результат определил, сможет ли президент Турции Реджеп Эрдоган стать единоличным правителем, изменив Конституцию. Оказалось, что не сможет, и Турция в ближайшее время останется парламентской республикой. Консервативный народ Турции четко дал понять Р. Эрдогану: мы не хотим изменения государственного строя, президент должен оставаться в рамках своих нынешних полномочий.

Парламентские расклады

Правящая уже 13 лет Партия справедливости и развития (ПСР), набрав 40,9% поддержки и получив 259 мандатов, не получила не только конституционного большинства в 331 место в парламенте, но и не смогла добиться даже простого перевеса в Великом национальном собрании Турции. ПСР набрала на 9% и более чем 2,5 млн голосов меньше, чем на прошлых парламентских выборах 2011 года. После прошлых выборов они ставили цель в 60% поддержки. Тогда это звучало вполне реалистично.

ПСР не сможет в одиночку как изменить основной закон страны, так и не в силах инициировать народный референдум по принятию новой Конституции.

Главная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) получила чуть более 25% и 132 депутатских кресла. Две националистические партии — про-турецкая Партия национального действия (ПНД) и про-курдская Партия демократии народов (ПДН) — забрали по 80 мест, хотя проценты их поддержки разнятся, они получили 16,3% и 13%, соответственно. Это обусловлено распределением депутатских мандатов по избирательным округам.

На данный момент это означает, что ПСР не сможет в одиночку как изменить основной закон страны, так и не в силах инициировать народный референдум по принятию новой Конституции. Количество мест также важно и для судьбы правительства, состав которого определяет парламент.

Курдский кусок пирога

Это историческое событие для курдов, которые до этого были представлены в парламенте только независимыми депутатами.

Вне всяких сомнений, главный вопрос этих выборов заключался в том, смогут ли курды преодолеть высокий процентный барьер в 10% для прохождения в парламент. Добившись этого, ПДН резко сократила тот кусок пирога, который на предыдущих выборах распределяли между собой победившие партии. В первую очередь, конечно, это шло на руку правящей ПСР.

Это историческое событие для курдов, которые до этого были представлены в парламенте только независимыми депутатами. После выборов 2011 года их количество в парламенте составляло 36 человек. Таким образом, теперь курды, которые представляют примерно 20% населения всей Турции, увеличили число своих представителей в ВСНТ более чем в два раза. 80 депутатов из 550 – это 14,5% всех депутатов парламента.

www.middleeastmonitor.com
Результаты парламентских выборов
в Турции

Причин победы ПДН несколько. Во-первых, процентный барьер в 10%, который шел на руку ПСР ранее, в этот раз сыграл с ней злую шутку. Впервые за про-курдскую партию голосовали не только курды, но и турецкий протестный электорат, который хотел умерить пыл как ПСР, так и ее «параллельного» лидера Р. Эрдогана. Турецкий избиратель, проголосовавший бы, в первую очередь, за НРП при отсутствии такого барьера, целенаправленно пошел, как говорят турки, «хоронить в избирательных урнах» правящую партию. Именно поэтому НРП, проведя блестящую избирательную кампанию, не получила соответствующего результата в процентах.

Другой фактор – харизма сопредседателя ПДН Селяхаттина Демирташа. Молодой политик своими умными высказываниями, тонкой иронией, человечностью и такими оригинальными действиями, как игра на сазе и пение песен, снизил градус агрессивности предвыборной борьбы и завоевал симпатии множества людей. Он также отошел от узко националистической риторики, объявив ПДН партией всей Турции. Бесспорно, этот политик будет одним из главных действующих лиц турецкой политики в 2010-2020-х годах.

Лидер страны, который должен быть беспартийным и оставаться вне баталий, осознавая, что процент поддержки ПСР падает, начал каждый день сам проводить митинги.

Еще одна причина – отток голосов религиозных курдов из ПСР. События в приграничном сирийском Кобане, когда турецкие власти не поддержали курдов против ИГИЛ, высказывания о том, что «курдского вопроса не существует», что «стол мирных переговоров закрыт» заставили пересмотреть их свои предпочтения. Это случилось, даже несмотря на явную связь ПДН с террористической Рабочей партией Курдистана и неудачные заявления С. Демирташа по поводу ненужности Диянета – турецкого министерства по делам религий. Запоздалая риторика Р. Эрдогана и размахивание Корана на курдском языке со сцены еще больше убедили курдов, что власти просто эксплуатируют религию ради электоральных целей.

Партия после справедливости и развития

www.milli-firka.org
Сопредседатель ПДН Селяхаттин
Демирташ

Правящая партия подрастеряла и другие голоса. Главный виновник – Реджеп Эрдоган. Турецкий президент в течение последних нескольких месяцев открыто нарушал Конституцию страны, агитируя голосовать за ПСР. Лидер страны, который должен быть беспартийным и оставаться вне баталий, осознавая, что процент поддержки ПСР падает, начал каждый день сам проводить митинги. Однако это привело к еще большому оттоку голосов, турки восприняли эти действия по большей части негативно.

Коррупционные дела 17 и 25 декабря 2013 года, когда были арестованы многие приближенные к правительству люди, а четыре министра ушли в отставку, дамокловым мечом висят над верхушкой ПСР. Избиратель, по большей части, не одобрил политику замораживания следствия и решение властей не посылать опальных министров в Верховный суд. Первый обвал поддержки правящей партии произошел на муниципальных выборах 2014 года, когда они получили на 2,3 млн. голосов меньше, чем на парламентских в 2011 году. Прямое сравнение разного типа выборов, возможно, некорректно в обычное время, однако ПСР вела кампанию 2014 года под лозунгом «освободительной войны» и своего рода референдума доверия. Несмотря на то, что электорат мыслил в категориях «воруют, но работают», ПСР просела уже тогда. Как показывают социологические исследования, в первую очередь, от них ушли идеологические сторонники националистической ПНД, голосовавшие за Р. Эрдогана из-за антипатии к личности лидера своей партии – Девлету Бахчели.

Концентрация всех ветвей власти в одних руках вылилась в деградацию суда, зачистка десятков тысяч оппозиционных кадров в государственных органах — в рост преступности и увеличение протестного электората.

Немаловажную, если не определяющую, роль в изменении предпочтений электората играет и экономика. Попытки Реджепа Тайипа Эрдогана построить своеобразный «электоральный халифат» привели к перераспределению государственных средств в пользу «своих бизнесменов» и назначению на ключевые должности некомпетентных, но лояльных кадров. В стране идет политизация всего, включая бизнес. Концентрация всех ветвей власти в одних руках вылилась в деградацию суда, зачистка десятков тысяч оппозиционных кадров в государственных органах — в рост преступности и увеличение протестного электората. Риски выросли, иностранные инвесторы теряют доверие, это все происходит на фоне неблагоприятной для Турции международной экономической и политической обстановки. В итоге, экономика Турции который год топчется на месте, расслоение по доходам и безработица растут, турецкая лира падает, идет отток внешних капиталов. Почти два миллиона сирийских беженцев создают серьезную нагрузку на бюджет страны. Избиратель, как показали результаты выборов, уже не настолько убежден в способности правящей партии решить эти проблемы и ищет альтернативу.

REUTERS/Osman Orsal
Митинг в поддержку про-курдской Народной
Демократической Партии после
парламентских выборов в Турции.
8 июня, 2015

Борьба с мифическим «параллельным государством» в виде сторонников известного богослова Фетхуллаха Гюлена (движение «Хизмет») тоже надоела многим туркам. Прошло уже полтора года с начала попыток сделать из них козлов отпущения и объявить коррупционные дела декабря 2013 года «попыткой переворота», но власти до сих пор не могут предъявить ни одного факта злого умысла. Демонизация всех учреждений, так или иначе аффилированных с «Хизметом», порождает антипатию к властям даже у тех, кто относится к движению с неприязнью. Объявление благотворительных организаций «террористическими», арест самого крупного и единственного национального исламского банка, показательные задержания в наручниках журналистов и сценаристов телесериалов превратились в плохое и неубедительное шоу. Если прибавить к этому недовольство многих других мусульманских общин, которые Р. Эрдоган пытается подмять под себя, то вырисовывается картина политического дровосека, который рубит сук, на котором сам сидит. Несмотря на то, что определить исход выборов эти мусульмане не могут, свой вклад в ослабление электоральных и идеологических позиций ПСР, теперь открыто заявляющей о своей религиозности, они все же внесли. Р. Эрдоган, уводя партию от про-мусульманского центра, заводит ее все дальше в политизированное исламистское гетто, которое никогда не пользовалось поддержкой большинства турков.

Р. Эрдоган, уводя партию от про-мусульманского центра, заводит ее все дальше в политизированное исламистское гетто, которое никогда не пользовалось поддержкой большинства турков.

Говоря о факторах падения популярности Р. Эрдогана и компании, не стоит забывать и о полном провале внешней политики Турции. Отказавшись от успешной стратегии «ноль проблем с соседями» в пользу идеологизированного исламистско-неоосманского проекта, Турция превратилась из субъекта в объект политики, из регионального лидера в страну, чей голос ничего не решает. Ее международный престиж сильно упал, а политическая ситуация на Ближнем Востоке обернулась просто кошмаром, который очень негативно влияет и на внутреннюю политику Турции. Например, очень остро стоит вопрос с сирийскими беженцами и безопасностью границ. Стремление турецких властей все внешнеполитические неудачи объяснить происками врагов и теориями заговора находит отклик все у меньшего количества людей.

С кем против кого дружить?



Если ПСР оставит Р. Эрдогана в президентском дворце в его конституционных полномочиях, вариант жизнеспособной коалиции возможен.

Оставляя за скобками все остальные элементы очень пестрой политической картины выборов в Турции, следует сказать, что ждет страну в ближайшее время. Сначала парламенту нужно сформировать правительство. Причем оно может оказаться тем, кого обвинят и в экономическом, и политическом кризисе, поэтому партии очень осторожны. На данный момент резко против коалиции с ПСР высказались националисты — как турецкие, так и курдские. Но нельзя полностью исключать вариант коалиции ПСР-ПНД при выполнении правительством ряда условий турецких националистов: президент остается в своем дворце, следствие по коррупционным делам размораживается, стол мирных переговоров с курдами закрывается. НРП пока четкой позиции не заняла, скорее всего, она ведет активные переговоры с ПСР, также выдвигая свои требования. Хотя этот процесс торга может вывести куда угодно, ясно одно — если ПСР оставит Р. Эрдогана в президентском дворце в его конституционных полномочиях, вариант жизнеспособной коалиции возможен. Если же Р. Эрдоган будет активно вмешиваться в политику ПСР и продавливать непопулярный супер-президентский проект, что весьма вероятно, неизбежен парламентский кризис и новые ранние выборы в парламент. Время играет против ПСР, и партия находится в очень опасном вираже, из которого выйти без существенных потерь с двумя одновременно рулящими невозможно. Особенно если интересы и желания этих рулящих все больше расходятся. Если партия не обновится и Р. Эрдоган не оставит ее в покое, другие политические силы могут на избирательный центристско-демократический, про-мусульманский запрос ответить «Есть такая, новая, партия!». В любом случае ближайшие годы сулят интересные и активные политические процессы в Турции.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся