Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 3.62)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Елена Алексеенкова

К.полит.н., менеджер по аналитической работе РСМД, руководитель Центра итальянских исследований, старший научный сотрудник Отдела Черноморско-Средиземноморских исследований Института Европы РАН

В Евросоюзе появилось ощущение, что доверие между США и Россией может начать восстанавливаться, в отличие от доверия между ЕС и США. Несмотря на то, что никаких существенных «эксцессов», которых опасались в ЕС, в ходе встречи Д. Трампа и В. Путина не случилось и конкретных уступок ни с одной стороны обещано не было, в Брюсселе и Берлине воспринимают результаты встречи как очередной шаг лидеров США и России, подрывающий европейскую и евроатлантическую солидарность.

Д. Трамп не только не «отчитал» В. Путина по вопросу вмешательства России в американские выборы и европейские внутренние дела, но и продемонстрировал недоверие собственным спецслужбам. Для ЕС это означает прежде всего то, что у него нет серьезного союзника в лице американского президента в деле «удержания» России от вмешательства во внутренние дела стран Евросоюза.

Замалчивание ключевой, с точки зрения ЕС, причины конфликта России с коллективным Западом — кризиса на Украине — означает, во-первых, снижение интереса и внимания США к украинской проблематике, а во-вторых, готовность Вашингтона обсуждать возможность сотрудничества с Москвой в других областях в условиях, когда «ключевая» проблема отодвигается на второй план.

В Брюсселе чувствуют ослабление внутренней солидарности в ЕС по вопросу отношений с Россией и готовность ряда стран к налаживанию диалога с Москвой. Именно поэтому в ЕС нарастают опасения, что прагматичный подход Д. Трампа к взаимодействию с Москвой еще больше усилит позиции тех, кто выступает с критикой Брюсселя изнутри. Многие европейские СМИ отметили, что Д. Трамп вел себя с В. Путиным как минимум на равных, а это означает, по сути, что политика изоляции России, на которую рассчитывал ЕС, вводя санкции в 2014 г., провалилась.

После саммита НАТО, который состоялся 11–12 июля 2018 г., у Брюсселя и государств ЕС были веские основания опасаться каких-либо решительных шагов Д. Трампа в сторону Москвы. Были даже предположения, что в атмосфере неспадающего напряжения между партнерами по НАТО Д. Трамп может сделать реверанс в адрес В. Путина, признав Крым российским или согласившись на ослабление санкций. Подобных «эксцессов» не произошло, однако прошедшая встреча вызвала в Брюсселе и европейских столицах ощутимую озабоченность.

В государствах Евросоюза по-разному отреагировали на результаты встречи В. Путина и Д. Трампа, но вывод у всех схож: она прошла лучше, чем недавний саммит НАТО, после которого немецкий Spiegel даже представил весьма выразительную карикатуру. Особенно обидно для Брюсселя то, что Евросоюз недавно попал в один ряд «врагов» США в торговом плане, а вот в отношении Москвы в ходе встречи Д. Трамп обошелся без лишних негативных эмоций и даже, напротив, признал в России «конкурента», что должно быть весьма лестно для российского руководства. Вслед за этим в европейской прессе последовала бурная волна комментариев, которая в целом сводится к тому, что Д. Трамп играет на руку В. Путину, который стремится расколоть ЕС, и что между В. Путиным и Д. Трампом появляется доверие, которого давно уже нет между партнерами по НАТО.

Игорь Иванов:
Хельсинки и далее

Однако, убрав эмоции в сторону, попробуем посмотреть, стоит ли волноваться Европейскому союзу и из-за чего именно.

Первое. И США, и ЕС в одинаковой мере «верят» во вмешательство России в американские выборы и европейские внутренние дела и поэтому заинтересованы в том, чтобы получить от России гарантии невмешательства в будущем. Этот пункт представлял собой консолидированную позицию США и Брюсселя до встречи, но вот ее результаты в этой части европейцев совершенно не порадовали (конечно, не в такой степени, как американский истеблишмент и спецслужбы). Д. Трамп не только не «отчитал» В. Путина, но и продемонстрировал недоверие собственным спецслужбам, что, впрочем, поспешил исправить уже после встречи. Для ЕС это означает прежде всего то, что у него нет серьезного союзника в лице американского президента в деле «удержания» России от вмешательства во внутренние дела стран Евросоюза. Однако они, безусловно, легко найдут такого союзника в Конгрессе и части американского истеблишмента, а может, и в лице нового президента США — надо лишь подождать еще пару лет.

Второе. В ходе встречи (по крайней мере публичной ее части) американский президент не говорил о Крыме и Украине. Это второй серьезный удар для Евросоюза и, в частности, Берлина. Замалчивание ключевой, с точки зрения ЕС, причины конфликта России с коллективным Западом означает, во-первых, снижение интереса и внимания США к украинской проблематике, а во-вторых, готовность обсуждать возможность сотрудничества в других областях в условиях, когда «ключевая» проблема отодвигается на второй план. Обсуждение же других вопросов при «замалчивании» главного, по сути, можно рассматривать как уступку России. В этой ситуации у государств ЕС появляется ощущение, что Евросоюз — это последний оплот демократии и либеральных ценностей в мире, а до сих пор главный его партнер был готов идти на компромиссы, причем самостоятельно, а не в союзе с ним и даже без предварительного согласования.

В ЕС нарастают опасения, что прагматичный подход Д. Трампа к взаимодействию с Россией еще больше усилит позиции тех, кто выступает с критикой Брюсселя изнутри.

Третье. Встреча не прояснила ситуацию с «Северным потоком-2», и здесь для Брюсселя и Берлина по-прежнему остается существенная доля неопределенности. С одной стороны, вновь было сказано о праве Германии на самостоятельное решение этого вопроса и озвучено, что США будут «конкурировать» с Россией за европейский рынок газа. Вроде бы использование терминологии бизнеса имплицитно означает, что игра будет вестись по правилам здоровой конкуренции, однако предыдущие реплики Д. Трампа о том, что Германия становится «заложницей» России, предупреждают, что политизация этого сюжета еще возможна и не раз. В ЕС прекрасно понимают, что за долгие годы Россия продемонстрировала себя надежным поставщиком и партнером в сфере европейской энергобезопасности, а недавние действия Соединенных Штатов в сфере торгово-экономических отношений с ЕС, с Китаем и другими партнерами, в свою очередь, заставляют усомниться в их договороспособности и готовности соблюдать достигнутые ранее договоренности. Вероятно также, что Вашингтон и далее будет активно разыгрывать козырь безопасности как инструмент давления в экономических вопросах — не зря Д. Трамп утверждает, что Соединенные Штаты обеспечивают 91% финансирования европейской безопасности. Поэтому независимо от того, будет ли обещан с российской стороны транзит газа через Украину, проблема «безопасность в обмен на доступ к рынку газа» останется.

Четвертое. В ходе встречи Д. Трамп не озвучил никаких намеков на возможность ослабления санкций в отношении России, и здесь можно констатировать, что опасения ЕС не оправдались. Однако в данном случае имеет значение субъективный фактор: в Евросоюзе появилось ощущение, что доверие между США и Россией может начать восстанавливаться, в отличие от доверия между ЕС и США. По крайней мере, в прошедшей встрече увидели больше позитивных сигналов, чем в недавнем саммите НАТО. Многие европейские СМИ отметили, что Д. Трамп вел себя с В. Путиным как минимум на равных, а это означает, по сути, что политика изоляции России, на которую рассчитывал ЕС, вводя санкции в 2014 г., провалилась.

Пятое. В Брюсселе чувствуют ослабление внутренней солидарности в Евросоюзе по вопросу отношений с Россией и готовность ряда стран объединения к налаживанию диалога с Москвой. Именно поэтому в ЕС нарастают опасения, что прагматичный подход Д. Трампа к взаимодействию с Россией еще больше усилит позиции тех, кто выступает с критикой Брюсселя изнутри. Тем более учитывая, что подход «селективного вовлечения» Ф. Могерини в целом до сих пор не дал ощутимых результатов, а у США и России при наличии политической воли в нынешних условиях может что-то получиться, например, в Сирии.

Таким образом, очевидно, что, хотя никаких существенных «эксцессов», которых опасались в ЕС, в ходе встречи Д. Трампа и В. Путина не случилось и конкретных уступок ни с одной стороны обещано не было, несмотря на то, что результаты встречи уже во многом обесценены отношением к ним внутри самих США, в Брюсселе и Берлине воспринимают результаты встречи как очередной шаг лидеров США и России, подрывающий европейскую и евроатлантическую солидарность. При этом ряд стран ЕС приветствует новую «оттепель» в отношениях Москвы и Вашингтона. В частности, глава итальянского МВД Маттео Сальвини заявил, что был бы рад провести следующую встречу президентов США и России в Италии. Удастся ли итальянцам конвертировать доверие Москвы и Рима в дело укрепления доверия президентов США и России и не разрушить европейскую солидарность окончательно — пока что уравнение с двумя неизвестными переменными: первая — есть ли все же доверие между Д. Трампом и В. Путиным и вторая — насколько крепка европейская солидарность.

Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 3.62)
 (21 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся