Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД

17 марта 2017 г. в Вашингтоне состоялась встреча федерального канцлера Германии А. Меркель и президента США Д. Трампа. Основными пунктами переговоров политиков стали евроатлантическая безопасность, трансатлантические экономические отношения, международный терроризм, миграционная политика (включая проблему беженцев с Ближнего Востока) и перспективы совместных действий в отношении России. Ранее А. Меркель подчеркнула, что во время переговоров она постарается быть убедительной. О чем удалось договориться лидерам?

17 марта 2017 г. в Вашингтоне состоялась встреча федерального канцлера Германии А. Меркель и президента США Д. Трампа. Основными пунктами переговоров политиков стали евроатлантическая безопасность, трансатлантические экономические отношения, международный терроризм, миграционная политика (включая проблему беженцев с Ближнего Востока) и перспективы совместных действий в отношении России. Ранее А. Меркель подчеркнула, что во время переговоров она постарается быть убедительной. О чем удалось договориться лидерам?

Это была первая личная встреча двух политиков, которые до этого провели телефонный разговор в конце января 2017 г., среди прочего подтвердив два визита — немецкого лидера в Вашингтон и американского в Гамбург (для участия в июле саммите «Группы двадцати», председателем которой в 2017 г. стала А. Меркель). В рамках Мюнхенской конференции по безопасности в феврале американская делегация постаралась донести до немецкого руководства и европейского политического истеблишмента заверения Д. Трампа в верности евроатлантической солидарности, напомнив при этом о необходимости соблюдения прежних договоренностей в рамках НАТО (в первую очередь касательно доли расходов на оборону в ВВП). Но не более того.

Для канцлерин было важно не только получить ответ на вопрос, что есть комплексный европейский вектор США, но и, как говорят немцы, «почувствовать химию» по отношению к новому главе Белого дома.

По состоянию на середину марта Ведомство федерального канцлера и Министерство иностранных дел (Ауссенамт) оставались в неведении относительно конкретных планов новой администрации США в отношении Евросоюза и его членов в сферах безопасности, обороны и экономики. Для канцлерин было важно не только получить ответ на вопрос, что есть комплексный европейский вектор США, но и, как говорят немцы, «почувствовать химию» по отношению к новому главе Белого дома. Она тщательно готовилась к визиту, ее советники собрали максимум возможной информации о Д. Трампе, в том числе интервью двадцатипятилетней давности. Накануне А. Меркель на различных мероприятиях в Германии делала заявления, предназначенные для американских партнеров. Например, в понедельник 13 марта в Мюнхене состоялась традиционная встреча главы правительства с руководителями четырех ведущих предпринимательских объединений (такие встречи проходят с 1965 г.) — BDI, BDA, DIHK и ZDH (1,2).

Д. Трамп, похоже, не услышал (или не захотел услышать) хозяйственно-политических посланий немецкого партнера.

В ходе встречи были обозначены следующие важные послания президенту: США — главный внешнеторговый партнер, приверженность ФРГ и ЕС принципам свободы международной торговли, ведущая роль конкурентоспособности национальных компаний (а не двусторонних и прочих договоров) в обеспечении экспорта товаров и услуг, высокий уровень немецких прямых инвестиций в американскую экономику, которые обеспечивают в Соединенных Штатах около 2 млн рабочих мест.

Бизнесмены обратились с просьбой к А. Меркель донести эти положения до Д. Трампа, выразив уверенность, что ее дипломатический талант поможет это сделать. В ответ канцлер подчеркнула, что все будет зависеть от переговоров, во время которых она постарается быть убедительной («miteinander reden, statt übereinander zu reden» — «говорить друг с другом, а не говорить друг о друге», за глаза).

Однако этого не произошло. Д. Трамп, похоже, не услышал (или не захотел услышать) хозяйственно-политических посланий немецкого партнера. Он выразил сомнения в принципах свободной торговли, подчеркнув, что именно существующие международные соглашения (особенно НАФТА) ослабили американское народное хозяйство, что дефицит во взаимной торговле объясняется не эффектом «Made in Germany», а талантом немецких переговорщиков. Д. Трамп заявил, что в трансатлантической сделке (TTIP) с ЕС нет смысла, и следует заключать двусторонние соглашения с отдельными странами. Не случайно, на встрече министров финансов «Группы двадцати» (прошла в те же дни в Баден-Бадене) глава американского финансового ведомства С. Мнучин отказался внести в коммюнике положение о свободной торговле. На круглом столе с представителями бизнеса в основном обсуждались вопросы немецкого опыта в области дуального профессионального образования. Реальные проблемы немецких компаний в США (например, «Фольксваген», «Дойче Банк»), перспективы сотрудничества в области стратегии «Индустрия 4.0» и прочие актуальные экономические темы остались за рамками дискуссии. Без глубокого анализа прошел обмен мнениями и по другим вопросам повестки дня. Фактически стороны ограничились формальным обсуждением проблем.

Американская политика по отношению к Европе пока остается непрозрачной и неопределенной.

На совместной пресс-конференции был сделан ряд заявлений, призванных подчеркнуть единство политиков по важнейшим вопросам. При этом обозначились и различия в подходах к их решению. Президент и канцлер подтвердили необходимость повышения доли военных расходов стран НАТО до минимального уровня в 2% от ВВП. При этом Д. Трамп заявил, что многие нации должны США «за прошедшие годы внушительные денежные суммы» и «эти нации должны выплатить накопленные долги». То же самое он повторил в своем Twitter по отношению к Германии, что вызвало весьма негативную реакцию немецких политиков, в том числе министра обороны фон дер Ляйен (А. Меркель и канцлерамт промолчали).

Что касается вопроса украинского кризиса, с одной стороны, была подчеркнута важность поиска его мирного разрешения и улучшения на этой основе отношений с Россией. С другой — было очевидно, что президент не готов / не желает обсуждать роль США в этом вопросе, считая это проблемой европейских партнеров.

Говоря о совместной борьбе против международного терроризма, канцлерин подчеркнула важность проведения политики помощи развитию для проблемных стран. Одновременно подтвердились различные подходы сторон в области миграционной политики.

Ничего нового по сравнению с предыдущими заявлениями. Каких-либо существенных итогов встреча не принесла. Американская политика по отношению к Европе пока остается непрозрачной и неопределенной. Основными результатами можно считать личное знакомство американского президента и немецкой канцлерин, готовность к рабочим отношениям и официальное начало диалога на экспертном уровне, в том числе в рамках подготовки к июльскому саммиту в Гамбурге.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся