Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чернышев

Научный редактор журнала «Латинская Америка», эксперт РСМД

25 октября 2015 г. в Аргентине состоялись всеобщие выборы, на которых избирались президент и вице-президент, идущие в связке, 130 депутатов и 24 сенатора Национального конгресса, а также 43 члена Парламента Mercosur (Parlamento del Mercosur, Parlasur) – совещательного органа регионального интеграционного объединения. Прошедшие выборы имели для Аргентины особое значение, так как на них гражданам предстояло решить судьбу «киршнеризма» – политической философии, на которой основывалась государственная политика в период правления Нестора Киршнера и его жены Кристины Фернандес де Киршнер.

25 октября 2015 г. в Аргентине состоялись всеобщие выборы, на которых избирались президент и вице-президент, идущие в связке, 130 депутатов и 24 сенатора Национального конгресса, а также 43 члена Парламента Mercosur (Parlamento del Mercosur, Parlasur) – совещательного органа регионального интеграционного объединения.

Прошедшие выборы имели для Аргентины особое значение, так как на них гражданам предстояло решить судьбу «киршнеризма» – политической философии, на которой основывалась государственная политика в период правления Нестора Киршнера (2003 – 2007 гг.) и его жены Кристины Фернандес де Киршнер (2007 г. – н/в). Основные элементы киршнеризма:  отрицание неолиберализма, госрегулирование экономики, борьба за права человека, расширение социальных программ, направленных на самые бедные слои населения.

Следует отметить, что ряд латиноамериканских левоориентированных режимов сейчас столкнулся с серьезными испытаниями, в том числе и в электоральной сфере, которые угрожают существенно ослабить левый тренд, наметившийся в регионе в начале 2000-х гг. В частности, в Аргентине, Эквадоре и Боливии один из таких вызовов связан с необходимостью обеспечить преемственность политических курсов после окончания числа разрешенных конституцией президентских мандатов К. Фернандес, Рафаэля Корреа (2007 – н/в) и Эво Моралеса (2006 – н/в).

Если Р. Корреа и Э. Моралес уже заявили о готовности осуществить конституционные реформы, которые позволили бы им выставить свои кандидатуры на выборах 2017 и 2019 гг. соответственно, то Кристина Фернандес в силу меньшей поддержки и связанных с подобными инициативами политических рисков планировала обеспечить преемственность модели руками преемника – Даниэля Сциоли, губернатора провинции Буэнос-Айрес с 2007 г., вице-президента в правительстве Н.Киршнера с 2003 по 2007 гг. и лидера левоцентристского предвыборного блока «Фронт для победы» (Frente para la Victoria, FPV), в который вошли правящая Хустисиалистская партия (Partido Justicialista, PJ), Коммунистическая партия Аргентины (Partido Comunista de Argentina, PCA) и др.

Кроме Д. Сциоли в выборах участвовали еще пять претендентов на президентское кресло. Самым сильным кандидатом оппозиции был Маурисио Макри, мэр г. Буэнос-Айрес с 2007 г., лидер консервативной партии «Республиканское предложение» (Propuesta Republicana, PRO) и правоцентристской коалиции «Изменим» (Cambiemos). Еще одной ключевой фигурой стал Серхио Масса из центристского предвыборного блока «Объединенные новой альтернативой» (Unidos por una Nueva Alternativa, UNA), в значительной степени отнимавшего голоса у М. Макри и не позволявшего ему аккумулировать протестное голосование.

Аутсайдерами президентской гонки были Николас дель Каньо из троцкистского Фронта левых и рабочих (Frente de la Izquierda y de los Trabajadores, FIT), Маргарита Столбицер из социал-демократического предвыборного блока «Прогрессисты» (Progresistas) и Адольфо Родригес Саа из союза «Федеральное обязательство» (Compromiso Federal, CF).

За неделю до выборов Д. Сциоли лидировал по опросам с 42% против 28% у М.Макри и 23% у С. Массы. Согласно аргентинскому законодательству, кандидат в президенты побеждает в первом туре в том случае, если ему удается набрать 45% голосов или же 40%, но с отрывом не менее 10% от кандидата, занявшего второе место.

Таким образом, главная задача Д. Сциоли состояла именно в том, чтобы победить в первом туре, так как в случае выхода во второй тур голоса С. Массы с большой долей вероятности достались бы М. Макри. Эта задача, однако, выполнена не была. По итогам выборов голоса распределились следующим образом: Д. Сциоли набрал 36,86%, М. Макри – 34,33%, т.е. всего на 2,5% меньше, С. Масса – 21,34%, Н. дель Каньо – 3,27%, М. Столбицер – 2,53%, А. Родригес Саа – 1,67%.

Не на руку Д. Сциоли сыграла традиционная волатильность аргентинского электората, которая в данном случае в значительной степени была обусловлена идеологической путаницей и отсутствием у кандидата четко обозначенных взглядов. Ряд экспертов отмечали, что Д. Сциоли не «чистый» киршнерист, и напоминали о его работе в неолиберальном правительстве Карлоса Менема (1989 – 1999 гг.).

Хрупкое лидерство Д. Сциоли со столь небольшим отрывом от М. Макри стало серьезным ударом по правящей партии и развеяло миф о «непобедимом» киршнеризме. 22 ноября 2015 г. впервые в истории Аргентины пройдет второй тур президентских выборов, который и определит следующего главу государства и продемонстрирует способность киршнеристов к мобилизации сил.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся