Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.44)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Абдулрасул Дивсалар

Ph.D., старший научный сотрудник, Институт стратегических исследований на Ближнем Востоке (Тегеран)

Пётр Кортунов

Магистр МГИМО МИД России, программный ассистент РСМД

По мере того, как противоречия между Ираном и США достигают своей критической точки, все большее значение приобретает вопрос, какую позицию займет Россия в свете надвигающегося конфликта. Стратегия Москвы на Ближнем Востоке строится на принципе сохранения баланса сил между игроками региона, позволяющего Москве играть роль медиатора между государствами-оппонентами. При этом военное поражение Исламской Республики угрожает сместить баланс сил в сторону США и их союзников, ограничив возможности России по проведению собственной политики на Ближнем Востоке. Стремление сохранить статус-кво в регионе может склонить Москву к оказанию Тегерану ограниченной помощи в случае эскалации конфликта.

Очевидно, что Россия не желает быть втянутой в военный конфликт между Ираном и США и приложит все усилия, чтобы этого избежать. Тем не менее это не означает, что у нее нет возможности повлиять на развитие конфликта. Напротив, Москва не заинтересована в изменении баланса сил на Ближнем Востоке, а особенно в его изменении в пользу США, и приложит все усилия для сохранения статуса-кво в регионе. Несмотря на ограниченные финансовые и военные возможности, Москва все же имеет несколько вариантов оказания влияния на ход военных действий между США и Ираном. Было бы преувеличением назвать их переломными, способными сыграть ключевую роль в определении исхода войны, но они могут послужить ощутимой преградой для военной кампании США в Иране.


По мере того, как противоречия между Ираном и США достигают своей критической точки, все большее значение приобретает вопрос, какую позицию займет Россия в свете надвигающегося конфликта. Стратегия Москвы на Ближнем Востоке строится на принципе сохранения баланса сил между игроками региона, позволяющего Москве играть роль медиатора между государствами-оппонентами. При этом военное поражение Исламской Республики угрожает сместить баланс сил в сторону США и их союзников, ограничив возможности России по проведению собственной политики на Ближнем Востоке. Стремление сохранить статус-кво в регионе может склонить Москву к оказанию Тегерану ограниченной помощи в случае эскалации конфликта.

Представляется, что с экономической точки зрения изоляция Ирана может оказаться выгодной для России — с рынка пропадут иранские нефтяные и газовые ресурсы, освобождая место для российских. Тем не менее политические последствия смены режима в Тегеране могут значительно перевесить потенциальную экономическую выгоду для Москвы. Конфронтация между Вашингтоном и Тегераном рискует укрепить позиции США на Ближнем Востоке, тем самым практически полностью сведя на нет влияние России на регион. Москва неоднократно выступала с критикой действий США, называя их попытками провокации в отношении Тегерана, не способствующими разрешению конфликта. Кроме того, степень вовлеченности России как в международную, так и в региональную политику далека от той, что она демонстрировала во время вторжения США в Ирак или вмешательства НАТО в югославский конфликт. Так что невозможно полностью исключить вероятность того, что в случае эскалации военных действий Москва не займет более активную позицию в отношении конфликта.

Дополнительной мотивацией к поиску путей влияния на ирано-американский конфликт являются глобальные амбиции Москвы. Одной из главных внешнеполитических задач, стоящих перед Россией, стало подтверждение ее статуса сверхдержавы, который с момента распада СССР часто ставился под вопрос. Для поддержания международного престижа Россия должна постоянно доказывать свою способность оказывать влияние на международные отношения, особенно когда дело касается такого важного вопроса как иранский кризис. Бездействие России продемонстрирует ее неспособность влиять на ситуацию в регионе, существенно повредив ее престижу как государства с претензиями на статус сверхдержавы. И несмотря на то, что Кремль весьма однозначно намекнул на то, что Ирану не следует рассчитывать на активную поддержку России, в случае реального военного столкновения позиция Москвы может измениться.

Непосредственное вмешательство России в военный конфликт между США и Ираном представляется крайне маловероятным. Тем не менее Москва все же имеет некоторые рычаги влияния на ситуацию, избегая при этом прямого военного вмешательства в конфликт. Картину того, какую именно форму может принять помощь Ирану со стороны Москвы, демонстрируют, в частности, военные взаимоотношения, связывающие Москву и Иран преимущественно с 2011 г. Сотрудничество двух государств с 2011 г. концентрировалось главным образом вокруг трех основных категорий: (1) поставка Ирану российского оружия; (2) обмен стратегически важной информацией (преимущественно в контексте противодействия ИГ и военных действий в Сирии); (3) координации военных операций. Можно предположить, что если Россия решит оказать поддержку Ирану, помощь будет в той или иной степени базироваться на этих трех основных категориях.

Одним из возможных вариантов реакции Москвы на эскалацию конфликта может стать расширение объемов поставок оружия Тегерану для укрепления обороноспособности государства. В последние годы Россия уже прибегала к аналогичным шагам для изменения баланса сил на Ближнем Востоке, когда после уничтожения российского разведывательного самолета в Сирию были направлены батареи С-300 для гарантии безопасности российских военных. В случае начала столкновений между силами Ирана и США Россия оставляет за собой возможность поставки Тегерану таких современных систем вооружения как Борисоглебск-2, Красуха-С4 или даже С-400. Тем не менее следует понимать, что поставка наиболее современного военного оборудования маловероятна в связи с тем, что для эксплуатации таких установок как С-400 требуется российский персонал, отправка которого создаст колоссальные риски для Москвы.

Одним из возможных рычагов влияния на конфликт является ограниченная дислокация российских военных на территории Ирана. Такое стратегическое размещение военных сил было использовано в Венесуэле, когда Россия перебросила часть своего военного персонала и разместила там самолет ТУ-160 для защиты собственных интересов в государстве. Тегеран, в свою очередь, несмотря на свое недоверие к Москве, может согласиться на такую дислокацию для предотвращения войны с США. В ходе Сирийского конфликта, несмотря на лозунг Тегерана «Ни Запад, ни Восток», российская авиация получила разрешение на использование иранских авиабаз для нанесения ударов по сирийским объектам. Таким образом, Иран показал, что, несмотря на громкие лозунги, в случае попадания национальных интересов страны под угрозу, он готов смягчить свою позицию по вопросу размещения иностранных войск на собственной территории. Тем не менее не стоит переоценивать возможность размещения войск РФ на территории Ирана для защиты российских интересов. Стратегическое размещение военного персонала имеет потенциал лишь в качестве превентивной меры, направленной на недопущение эскалации конфликта. После начала полномасштабных военных действий такое размещение становится невозможным. Учитывая то, что до сих пор Россия не предприняла подобных действий, использование этого варианта представляется маловероятным.

Наконец, Россия может оказать Ирану информационную поддержку до или же непосредственно во время военных действий. Россия уже прибегала к таким методам в прошлом. Так, согласно докладу Пентагона, в 2003 г. на первых этапах вторжения в Ирак Россия передавала правительству Саддама Хусейна стратегически важную информацию о движении американских военных сил в регионе. С Тегераном Москва уже на протяжении нескольких лет поддерживает каналы обмена информацией, а также имеет объединенный разведывательный центр для координации своих действий по борьбе с террористическими организациями и проведения совместных операций в Сирии. Конечно, не следует ожидать, что кооперация России и Ирана в случае вооруженного конфликта последнего с США будет иметь те же масштабы, что и прежде. Но, тем не менее, нельзя исключать и возможность предоставления Ирану ограниченного объема информации, который мог бы сыграть важную роль в укреплении обороноспособности государства.

Очевидно, что Россия не желает быть втянутой в военный конфликт между Ираном и США и приложит все усилия, чтобы этого избежать. Тем не менее это не означает, что у нее нет возможности повлиять на развитие конфликта. Напротив, Москва не заинтересована в изменении баланса сил на Ближнем Востоке, а особенно в его изменении в пользу США, и приложит все усилия для сохранения статуса-кво в регионе. Несмотря на ограниченные финансовые и военные возможности, Москва все же имеет несколько вариантов оказания влияния на ход военных действий между США и Ираном. Было бы преувеличением назвать их переломными, способными сыграть ключевую роль в определении исхода войны, но они могут послужить ощутимой преградой для военной кампании США в Иране.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.44)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся