Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Ольга Гулина

К.ю.н., доктор права (PhD) Университета Потсдама, эксперт РСМД

Парадокс истории состоит в том, что судьба этнических немцев и их потомков, покинувших территорию созданных на обломках СССР новых государств и переселившихся на историческую родину в Германию, может стать интересным примером, опытом, изучение которого необходимо для успешной реализации программы добровольного переселения соотечественников в РФ.

Русские немцы-переселенцы получили в соответствии с Основным законом ФРГ правовой статус граждан, приобрели всю полноту прав и гражданских свобод, включая право на социальное обеспечение, право на признание трудовой и профессиональной квалификации, право не быть дискриминируемым по месту рождения, языку и происхождению, но в силу обстоятельств, сложившихся после их массированного въезда в страну, не получили достаточных возможностей для реализации указанных прав и свобод.

Парадокс истории состоит в том, что судьба этнических немцев и их потомков, покинувших территорию созданных на обломках СССР новых государств и переселившихся на историческую родину в Германию, может стать интересным примером, опытом, изучение которого необходимо для успешной реализации программы добровольного переселения соотечественников в РФ.

Политические лидеры России давно и убежденно говорят о необходимости поддержки людей, воспитанных в традициях российской культуры, владеющих русским языком, но в силу обстоятельств оказавшихся вне своей родины «не по своей вине и даже без своей воли». Это одно из важнейших направлений развития современного российского государства, призванное улучшить демографическую ситуацию и миграционный климат в стране. Репатриация соотечественников, программы их поддержки стали козырными картами в играх политиков и общественных деятелей, однако ни призывы, ни обещания, ни озвученная программа добровольного переселения не привели к массовому возвращению соотечественников на родину. Тем более поразителен опыт Германии, которая без шума организовала и провела репатриацию более 4,5 млн этнических немцев из стран Восточной и Центральной Европы (около 2,5 млн из них проживали на территориях постсоветских государств).

«Мы признаем свою историческую ответственность за тех людей, которые, будучи немцами, страдали от последствий второй мировой войны, оказавшись в Восточной и Центральной Европе, равно как на территории государств Советского Союза, за тех, кто желает остаться в своем ‘сегодняшнем’ отечестве, и за тех, кто хочет вернуться на историческую родину в Германию. Эта [ответственность] в особой мере направлена на немцев, проживающих в государствах постсоветского пространства, ведь именно их в самой большей степени коснулись последствия войны» [1].

Следы прошлого, или С чего начинается Родина

Народ в пути – Volk auf dem Weg – так в немецкоязычной литературе принято называть переселенцев – этнических немцев, которые по смыслу ст. 116 Основного закона Германии бежали с территории немецкого рейха по состоянию на 31 декабря 1937 г. или были вынуждены снова покинуть территорию Германии до вступления в силу Основного закона страны в 1949 г., независимо от того, происходило это добровольно или вынужденно.

Возвращенцам на исторической родине предоставляется широкий спектр прав.

С 1990 по 2010 г. 2505802 российских немцев покинули территорию постсоветских государств, в том числе Россию, получили статус переселенцев и стали полноправными гражданами ФРГ. Пик переселения пришелся на 1990 г., когда в страну въехали 397073 человек. В 2000 г. было зафиксировано первое снижение численности въезжающих – в страну въехало менее 100000. В 2010 г. заявление на участие в программе переселения подали 3908 человек, при этом в страну въехали 2350, из которых 2297 человек были гражданами государств, образовавшихся на обломках СССР (1462 – РФ, 508 – Казахстана, 160 – Украины и т. д.). При этом 26,7% лиц, переселившихся по данной программе в ФРГ, были моложе 20 лет, 41,2% в возрасте от 20 до 45 лет, 25,1% – от 45 до 65 лет, 7% – старше 65 лет [2]. 29,4% репатриантов обладали навыками простых (неквалифицированных) рабочих профессий, 23,4% – квалифицированных рабочих профессий (неакадемического профиля), 10,9 % были специалистами агрохозяйственного профиля, 4,9% – профессорами и специалистами академической сферы [3].

Программа возвращения этнических немцев на историческую родину была запущена с принятием 19 мая 1953 г. Закона об изгнанниках и беженцах. Позднее она была дополнена Законом о преодолении последствий войны (1993 г.) и Законом о статусе позднего переселенца (2001 г.). Данные законы разъясняют порядок установления этнической принадлежности к немецкому государству, дают определения понятий «переселенец», «члены семьи переселенца», а также устанавливают порядок и размеры государственной поддержки этой категории лиц. В 2007 г. в §27 Закона об изгнанниках и беженцах было закреплено новое правило, согласно которому Федеральное административное ведомство в течение одного календарного года не может выдать большее количество свидетельств о статусе позднего переселенца для самого переселенца, супругов и/или детей, чем это было сделано в 1998 г., т. е. не более 100000 штук [4]. Кроме того, в новую редакцию Закона были введены четкие критерии «областей переселения» и требования к знанию родного языка, что привело к существенному сокращению группы этнических возвращенцев на родину. Знание немецкого языка, его сохранение и поддержка в семье – доминирующие факторы определения немецкой идентичности лица с точки зрения программы переселения. В практике последних лет были случаи неоднократных отказов в выдаче свидетельства о статусе переселенца из-за «неспособности заявителя в достаточной мере поддерживать разговор на немецком языке», «невозможности доказать достаточное изучение языка в семье, так как мама [заявительницы] не владеет языком в достаточной мере, а иммиграция бабушки-носительницы языка произошла, когда заявительнице было шесть лет». Даже при наличии семейных связей в Германии (оба родители въехали на территорию ФРГ в статусе переселенцев и являются гражданами страны), «чистоты» этнического происхождения, знания языка и культуры факт криминального прошлого на территории государства постсоветского пространства является безусловной причиной отказа в выдаче свидетельства о статусе позднего переселенца.

«Историческая ответственность» немецкого государства, оформленная политической волей его руководителей

Инициаторами переселения этнических немцев на историческую родину стали христианские демократы (ХДС) и их лидер Г. Коль, который призвал «создать новую родину» для «новых граждан», олицетворяющих «большую победу немецкого государства и общества, и не только с точки зрения демографии». Именно по инициативе канцлера Г. Коля 28 сентября 1988 г. был учрежден пост уполномоченного федерального правительства по делам переселенцев и национальных меньшинств. Нынешний уполномоченный по делам переселенцев К. Бергнер, приветствуя переселение на историческую родину более 2 млн этнических немцев и членов их семей, однажды заметил, что они могли бы составить по численности население одной федеральной земли, например, Тюрингии. «Одно это сравнение – то, что мы в рамках приема переселенцев получили по числу жителей еще одну федеральную землю, – показывает масштаб свершения, – считает Бергнер. – Относительная беспроблемность, в которой протекал процесс подобного масштаба, может служить доказательством того, что в большинстве случаев интеграция в наше общество, по-видимому, удалась».

До сих пор проблемными зонами остаются вопросы воссоединения семьи, занятости/трудоустройства и социального обеспечения данной категории лиц.

В современной Германии и сегодня сохраняется интерес к соотечественникам, проживающим за пределами ФРГ. Несмотря на сомнения и скепсис относительно поддержки немецких диаспор за рубежом, с 1988 по 2008 г. на поддержку соотечественников за рубежом было израсходовано около 1 млрд евро. При этом немецкие политики и эксперты единодушны во мнении, что пик интереса к переселению в ФРГ со стороны этнических немцев остался в прошлом, потому что «экономическая составляющая жизни в регионах России, Казахстана и других государств постсоветского пространства значительно улучшилась». Однако как свое «право и обязанность» немецкие политики расценивают необходимость поддерживать представление о Германии как «исторической родине немцев и стране, жить в которой прекрасно и достойно».

Другая сторона «сornu copiae» и современное состояние дел

Согласно §7 Закона о гражданстве (StAG), переселенцы, их супруги и дети, внесенные в свидетельство о статусе переселенца на основании §15 частей 1 и 2 Закона об изгнанниках и беженцах, автоматически получают немецкое гражданство и всю полноту прав и обязанностей, вытекающих из этой правовой связи между индивидом и государством. Важно отметить, что данная государственно-правовая связь, оформленная полученным гражданством, не исключает возможности быть дискриминируемым. Так, Общий закон о равноправном обращении – рассматривает принадлежность к группе переселенцев, определяемую «местом рождения, именем, речевым акцентом» и/или иными признаками, как одну из возможных причин быть дискриминируемым.

Интеграционные, квалификационные, адаптационные курсы для переселенцев и членов их семей, транспортные расходы для проезда от дома до места обучения, стипендии на период обучения финансируются за счет федерального/регионального бюджетов.

Возвращенцам на исторической родине предоставляется широкий спектр прав: возможность изменения имени и фамилии; учет трудовой деятельности в другом государстве для расчета пенсионных выплат в ФРГ; признание квалификации и образования; единовременное интеграционное пособие и компенсация расходов, связанных с репатриацией на историческую родину; предоставление первичной материальной помощи; выплата пособия по безработице и т. д. Однако до сих пор проблемными зонами остаются вопросы воссоединения семьи, занятости/трудоустройства и социального обеспечения данной категории лиц. Так, супруги и дети, въезжающие в ФРГ вместе с переселенцем, вписанные в свидетельство о статусе переселенца, автоматически приобретают гражданство страны и попадают под ее защиту. Другие родственники переселенца (сноха, зять), равно как супруги и дети, въезжающие отдельно от переселенца, остаются по смыслу закона иностранцами. Они могут подать прошение о гражданстве в общем порядке, при соблюдении всех необходимых предпосылок Закона «О титулах на пребывание, занятости и интеграции иностранцев на территории ФРГ», в том числе таких, как достаточное знание языка и подтвержденное финансовое обеспечение их проживания в стране.

Переселенцы и члены их семей зачастую сталкиваются с трудностями при признании их трудовой и профессиональной квалификации в силу разных сроков обучения в средней школе и вузе, разного набора учебных дисциплин и пр. Нередки случаи «дискриминационного» расчета трудового стажа при начислении пенсионных выплат – до 40 % пенсионных выплат по сравнению с пенсионными выплатами немцам, рожденным на территории ФРГ [5].

Наряду с пробелами в переселенческой политике Германии, безусловного внимания заслуживает положительная миграционная практика в отношении репатриантов. Несмотря на то, что по статистике специалистов с законченным высшим и/или профильным специальным образованием насчитывается около 220000 человек, или 5–10% от общей массы переселенцев из стран бывшего СССР [6], Фондом им. Отто Бенеке развернуты программы по повышению квалификации, переквалификации, трудовой ориентации и занятости, организованы консультационные, адаптационные и ориентировочные курсы для переселенцев и членов их семей.

В Законе «О титулах на пребывание…» закреплен принцип миграционной политики Германии – «поддерживать и требовать», который в полной мере применяется и по отношению к переселенцам из стран бывшего СССР. Интеграционные, квалификационные, адаптационные курсы для переселенцев и членов их семей, транспортные расходы для проезда от дома до места обучения, стипендии на период обучения финансируются за счет федерального/регионального бюджетов.

Переселенцы-этнические немцы имеют по законам Германии высокую степень правовой защиты, но в действительности у них тяжелая судьба, и они испытывают трудности в реализации своих прав.

Следует отметить высокую социальную активность молодых переселенцев, особенно в крупных городах – Берлине, Гамбурге, Ганновере, Штутгарте, Франкфурте-на-Майне и др. Здесь функционируют форумы переселенцев, работают проекты «Переселенец помоги переселенцу» («Aha Aussiedler Helfen Aussiedlern»), созданные на базе региональных агентств по трудоустройству (Bundesagentur für Arbeit). Их цель – содействие адаптации и интеграции прибывающих в ФРГ переселенцев с помощью лиц, въехавших в страну несколько лет назад и уже интегрировавшихся в немецкое общество. В группах поддержки молодых переселенцев «Kommunikationsstätte für junge Aussiedler» молодым людям, создающим свое сообщество и/или уже объединившимся в группы по интересам (Интернет-игры, искусство, спорт и т. д.), предлагается административная поддержка – предоставление помещений, оплата коммунальных услуг, оплата труда профессионалов, специалистов, патронирующих данные сообщества, и т. п. Успешно функционируют и объединения переселенцев, как правило, молодых студентов вузов, по поддержке молодых людей школьного возраста для ориентации и адаптации, выполнения обязательных заданий по программе образовательной системы ФРГ «Fit für Bildung – Fit für bürgerschaftliches Engagement». Помимо этого, на различных Интернет-платформах (Facebook, XING и пр.) создаются виртуальные группы по поддержке и расширению контактов русскоговорящих мигрантов в Германии. Среди них – Русское общество Берлина, Русское сообщество Манхейма, Русское сообщество Дюссельдорфа и его окрестностей, «Переселенец» («Aussiedler») и др. Институциональное единство переселенцев на территории ФРГ демонстрирует широкий спектр гражданских инициатив, организаций третьего сектора, которые созданы и работают в интересах данной группы лиц, опираясь на широкую институциональную и финансовую поддержку со сторону государственных структур ФРГ.

«Boîte de Pandore», или Чему учит опыт Германии

Переселенцы-этнические немцы имеют по законам Германии высокую степень правовой защиты, но в действительности у них тяжелая судьба, и они испытывают трудности в реализации своих прав. Переселенцы из стран постсоветского пространства оказались для Германии своего рода «ящиком Пандоры». Их адаптация и интеграция по-прежнему требуют серьезных усилий и финансовой поддержки со стороны государства. Репатриация этнических немцев на историческую родину – Германию – была и остается желаемой, но это весьма затратная статья федерального бюджета.

Более чем двадцатилетний опыт Германии по возвращению на родину этнических немцев мог бы быть полезен нашей стране, которая, по сути, повторяет путь репатриации соотечественников, проживающих за рубежом и имеющих культурно-социальные, языковые и исторические привязки к России. В частности, этот опыт можно было бы использовать для того, чтобы более системно, продуманно и масштабно провести репатриацию соотечественников в Россию, в соответствии с Федеральным законом «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом и Государственной программой по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников в Россию, равно как и программа возвращения соотечественников в Казахстан «Нурлы кош», ориентированы на лиц, имевших гражданство СССР, проживавших в странах, входивших в СССР, а также на выходцев (эмигрантов) и их потомков из РСФСР, СССР, РФ/РК. Помимо данной дефиниции, в правовом поле России отсутствует четкое понимание «портрета» желаемого реэмигранта, равно как нет и ясного представления о целевой группе для данной программы. Для изменения ситуации необходимо принять следующие меры:

  • внести изменения и дополнения в правовое поле действия программы;
  • разработать единообразно применяемый понятийный аппарат;
  • ввести четкие критерии и оценку понятий «соотечественник», «члены семьи соотечественника», «виды государственной поддержки», «мероприятия по реализации репатриации» и пр., которые отвечали бы целям программы и интересам российского государства;
  • способствовать созданию и расширению видов государственной и негосударственной поддержки – специальных фондов/структур/программ, администрирующих ориентацию, адаптацию и интеграцию нововозвращенцев и членов их семей;
  • создать внутри системы Министерства юстиции и/или ФМС России институт уполномоченного по вопросам соотечественников, который отстаивал бы права, свободы и интересы репатриантов и членов их семей, координировал единообразное применение закона и правил программы в регионах России, отслеживал правоприменительную практику и т. д.

При этом важно понимать, что подобный труд – не «дело одного дня», это сложная, кропотливая работа, облегчить которую способно изучение негативного опыта и прогрессивной практики репатриации соотечественников в других странах.

1. Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und SDP: Aussage zu Migration und Integration. Berlin, 2005.

2. Migrationbericht 2010 Bundesamt für Migration und Flüchtlinge. Berlin: BMI, 2011. S. 49–54.

3. Mika T., Hering L., Hochfellner D. Welche berufliche Qualifikation und Erfahrung brachten Aussiedler und Spätaussiedler bei der Zuwanderung mit // DRV-Schriften Band 55/2010. S. 143.

4. В 1998 г. было принято 103080 человек.

5. Deutsche Rentenversicherung (Hrsg.) Aussiedler und ihre Rente. 2009. № 1.

6. Maur D. Russlanddeutsche Zuwanderer mit akademischen Abschluss – eine Erfolgsgeschichte mit Hindernisse // Dettling D., Gerometta J. (Hrsg.) Vorteil Vielfalt, Herausforderungen und Perspektiven einer offenen Gesellschaft. Wiesbaden, 2007. S. 107.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся