Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.3)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Ибрагим Ибрагимов

Младший научный сотрудник Института Африки РАН

Сегодня можно констатировать, что А. Ф. ас-Сиси не вполне успешно справляется с внутренними вызовами. Беспокойства добавляют и репрессии со стороны властей. По данным Human Rights Watch, с момента прихода к власти А. Ф. ас-Сиси в 2014 г. десятки тысяч заключенных находятся под следствием или арестованы. Под «борьбой с терроризмом» подразумевается в основном подавление оппозиции в лице Братьев-мусульман и их исламистских союзников, а также любых светских демократических сил, деятельность которых может угрожать новому политическому порядку.

Политика А. Ф. ас-Сиси направлена на формирование в Египте своеобразной «просвещенной диктатуры», которая могла бы стать образцом для авторитарных режимов региона. Стоит заметить, что готовность А. Ф. ас-Сиси провести болезненные, но жизненно важные для будущего страны реформы стала беспрецедентным феноменом. Тем не менее непопулярные меры, направленные на модернизацию страны, вероятней всего, будут приносить результат только в долгосрочной перспективе.

Нынешний Египет пытается оправиться от политических потрясений последних лет. Страну, конечно, не ждет новая революция, поскольку еще свежи в памяти события 2011 г., но все еще возможны волнения социально-экономического характера. Действующее руководство страны понимает, что ставка исключительно на репрессивный аппарат может привести к краткосрочным результатам, но не обеспечит режиму выживаемость. Поэтому новая элита будет вынуждена быть более чувствительной к внутренним и внешним сигналам, активно развивать адаптационные механизмы, чтобы обеспечить себе политическое долголетие.


Спустя восемь лет после свержения Х. Мубарака политическая система Египта вновь приобретает контуры, которые она имела до революционных событий 2011 г. Так, 14 февраля 2019 г. парламент Египта одобрил конституционные изменения. Поправки включают продление президентского срока с четырех до шести лет. При этом сохранится двухлетний срок пребывания в должности. Однако для нынешнего президента в статье существует дополнительный пункт, позволяющий ему «выставить свою кандидатуру на два дополнительных срока после завершения текущего срока». В дальнейшем этот пункт из конституции будет убран, и после 2034 г. будет разрешено баллотироваться только на два срока.

Новые власти придерживаются мнения, что А. Ф. ас-Сиси уберег страну от исламизации, восстановил порядок и действует в интересах всей нации.

Предлагаемые изменения наделяют президента новыми полномочиями по назначению членов судебных органов и повышают роль армии в «защите конституции и идеалов демократии и поддержании правового государства». Помимо этого, поправки предполагают создание второй палаты парламента.

Сторонники внесения изменений в конституцию заявляют, что данная инициатива обеспечит стабильное развитие экономики Египта, укрепит безопасность на фоне продолжающейся борьбы с терроризмом. В то же время некоторые критики опасаются, что эта попытка еще больше упрочит позиции президента и аккумулирует всю власть в одних руках.

Более того, в ноябре 2017 г. сам А. Ф. ас-Сиси заявил, что он не намерен оставаться на посту президента больше двух сроков, прописанных в конституции, и поддерживает сохранение двух четырехлетних сроков. Также он добавил, что «не будет нарушать конституцию».

После одобрения парламентом изменения должны будут быть вынесены на общенациональный референдум в течение последующих нескольких месяцев для вступления в силу.

Вряд ли протестующие, вышедшие на площадь Тахрир в 2011 г., чтобы свергнуть режим Х. Мубарака, который казался им незыблемым, могли представить себе, что спустя некоторое время в их стране снова начнет складываться авторитарный режим.

Приход к власти

Политическая турбулентность в Египте, вызванная событиями 2011-2013 гг., привела к существенным изменениям в политической жизни страны. Этот двухлетний период после свержения Х. Мубарака можно охарактеризовать как «неудачный переход к демократии в Египте». В результате демократических выборов 2012 г. к власти пришли исламисты во главе с Братьями-мусульманами. Это усугубило и без того нарастающий социально-экономический кризис, разразившийся сразу после начала событий Арабской весны.

Неопытное правительство Братьев-мусульман в Каире пыталось балансировать между нуждами военного истеблишмента и разобщенного населения. Военно-бюрократический режим почувствовал прямую угрозу не только своим политическим, но и экономическим интересам, что заставило армию выступить против исламистских властей. В то время это отвечало настроениям значительной части электората, разочарованного результатами Арабской весны и опасавшегося дальнейшей дестабилизации и экономического хаоса.

Протестное движение несогласных с курсом М. Мурси, требовало его отставки; он должен был либо договориться с оппозицией, либо уйти. В итоге компромисса достичь не удалось, и военные во главе с министром обороны генералом Абдель Фаттахом ас-Сиси отстранили М. Мурси от власти и приостановили действие конституции. По сути, смена власти военным путем была узаконена при всеобщей поддержке общества. Военные, взявшие власть в свои руки, называют это «вторым этапом революции» и ответом на чаяния большинства египтян.

В 2014 г. А. Ф. ас-Сиси был избран на пост президента Египта (его поддержали 96,9% избирателей). Явка на выборах оказалась весьма значительной и составила 45,7%. Проголосовав в 2014 г. за Абдель Фаттаха ас-Сиси, египтяне не просто выбрали себе очередного президента, вышедшего из военной среды — они предпочли способного навести порядок сильного лидера, сосредоточившего в своих руках всю полноту власти, и проголосовали за «стабильность».

К тому же новые власти придерживаются мнения, что А. Ф. ас-Сиси уберег страну от исламизации, восстановил порядок и действует в интересах всей нации. Нейтралитет и безучастность военных привели бы к гражданской войне. Однако последующие президентские выборы в 2014 г. помимо того, что принесли уверенную победу А. Ф. ас-Сиси, закрепили у власти новые элиты и легитимизировали отстранение М. Мурси и произошедшие в стране после этого политические перемены.

Что касается исламистских политических движений, у большинства населения исчез интерес к ним. События последних лет в регионе сыграли против этих движений, поэтому у египтян сегодня нет альтернативы А. Ф. ас-Сиси.

В 2018 г. А. Ф. ас-Сиси вновь победил на выборах. Однако, по сравнению с показателями 2014 г., явка на них была очень низкой, а сами выборы — безальтернативными, так как у избранного президента не было реальных конкурентов. Некоторые из них были помещены под арест, другие сошли с дистанции по своей воле, последовав призыву некоторых оппозиционных партий и видных общественных деятелей бойкотировать выборы.

События Арабской весны не стали катализатором проведения демократических реформ в Египте. Основные параметры египетской политической системы остаются неизменными. Президент аккумулирует всю власть вокруг себя; используя авторитарный способ руководства государством, он пытается сохранить свой режим и обеспечить относительную стабильность в стране. За установление настоящей демократии выступало меньшинство буржуазной молодежи из Каира и Александрии, для подавляющего большинства египетского населения демократические устремления играют как никогда вторую роль. Недолгий период демократизации, который привел Братьев-мусульман к власти и предоставил оппозиции широкие возможности, быстро завершился. Сворачивание демократического развития государства произошло не только в результате целенаправленной политики А. Ф. ас-Сиси по противодействию оппозиции, но во многом из-за того, что в обществе сформировался острый запрос на обеспечение стабильности и безопасности. После того как Египет пережил болезненную прививку «братьями», стабилизация стала намного ценнее демократического опыта; особенно учитывая наглядные примеры Ирака, Сирии и Ливии, а также крайне неприятный собственный опыта Египта, многие хотят стабильности и порядка.

Проблемы и угрозы режима ас-Сиси

Египет находится в состоянии турбулентности с 2011 г., когда был свергнут президент Хосни Мубарак. С приходом к власти в Египте А. Ф. ас-Сиси сталкивается с многочисленными угрозами и проблемами, способными влиять на устойчивость режима. Большинство сегодняшних проблем Египта связаны с политикой, экономикой и экологией; стоит выделить международный терроризм, проблемы экономического развития, сокращение водных ресурсов, перенаселение, обеспечение продовольственной безопасности, нелегальная миграция и контрабанда. Руководство страны придает большое значение решению именно этих проблем.

В качестве одного из основных направлений своей политики А. Ф. ас-Сиси фокусирует внимание на установлении безопасности — он усиливает меры по противодействию терроризму и наращивает военную мощь страны. Президент поставил задачу противостоять терроризму в лице Братьев-мусульман, а также активизировавшимся на Синайском полуострове вооруженным группировкам, которые примкнули к ИГ. После отстранения М. Мурси от власти и заключения под стражу наиболее заметных исламистов последние перешли к подпольной деятельности. Усиливаются внешние и внутренние вызовы режиму А. Ф. ас-Сиси. Помимо расположенных по периметру Египта дестабилизирующих зон, где зарождается террористическая угроза (Судан, Ливия, Сектор Газа, Сирия и Йемен), существуют и внутренние очаги нестабильности. При этом ситуация с обеспечением безопасности в стране остается тревожной. За шесть лет с момента прихода к власти действующий президент все еще не нейтрализовал террористическую угрозу, несмотря на использование репрессивных мер. Свидетельством отсутствия прогресса в борьбе с терроризмом можно считать статистику 2017 г., согласно которой этот год стал рекордным по количеству смертей в результате террористических актов, — погибли 756 человек.

Синайский фронт стал символом борьбы с терроризмом в Египте. На Синайском полуострове с 2011 г. продолжается вооруженный конфликт между правительством Египта и исламистами. Исламисты периодически организуют теракты и нападения на египетские вооруженные силы и полицию. Силовые структуры в ответ регулярно проводят контртеррористические операции; одна из последних — «Синай 2018» — стала ответом на крупнейший в истории Египта теракт, устроенный в мечети ар-Рауда, и была завершена в декабре 2018 г. Операция проходила на севере и в центре Синайского полуострова. В результате акции были уничтожены более 500 боевиков, освобождены районы, граничащие с Сектором Газа, и создана буферная зона между ними. Кроме того, были сокращены объемы поставок оружия и боеприпасов местным группировкам, которые активны на Синайском полуострове. Надо отметить, что террористические группировки действуют разобщенно, а иногда даже конфликтуют между собой. Самые крупные среди них — Вилаят Синай (подразделение ИГ), различные малочисленные группы, аффилированные с Аль-Каидой (аль-Джихад, Бригады Абдаллы Аззама, Такфир валь Хиджра и др.). ХАМАС оказывает поддержку местным группировкам, происходит тесное сотрудничество между ХАМАС и военным крылом Братьев-мусульман. Однако эта операция имеет и отрицательные последствия. Human Rights Watch сообщает, что в ходе нее были разрушены около 3 тыс. домов, что вызвало негодование население и ухудшило отношение к правительству в регионе.

Помимо этого, в последнее время теракты участились и на материковой части Египта. Цель террористических атак состоит в недопущении вливания иностранных инвестиций в местную экономику и подрыве стабильности государства. Исламисты надеются, что этим они проложат путь к новым народным потрясениям, которые приведут к крушению режима А. Ф. ас-Сиси. Несмотря на проведенные ранее массовые аресты активистов Братьев-мусульман, ячейки организации на местах в основном сохранили свою боеспособность и избежали разгрома. К тому же новые центры ссыльных членов Братьев-мусульман, такие как Турция, Катар и Лондон, оказывают существенную помощь оставшимся соратникам в Египте. Поэтому существует вероятность усиления дестабилизирующих сил в стране. При этом продолжает активную деятельность «Движение помощи Египту» («Arms of Egypt Movement», HASM), аффилированное с Братьями мусульманами.

Одним из главных направлений политики руководства Египта является решение проблем социально-экономического развития страны. Каир видит потенциал развития египетской экономики в создании крупных инфраструктурных проектов. Для решения социально-экономических проблем государству необходимо обеспечить дополнительный приток капитала и инвестиций, поскольку финансовая помощь, поступающая из стран Персидского залива, сокращается. А. Ф. ас-Сиси продемонстрировал способность налаживать хорошие отношения со всеми влиятельными игроками — с США, Россией, странами Залива, Китаем, Западной Европой и с Японией. Ему удавалось договариваться о получении средств (в виде разного рода льготных займов и прямой помощи), столь необходимых Египту для решения социально-экономических проблем. Так, в ноябре 2016 г. египетскому правительству удалось договориться с Международным валютным фондом о выделении кредита на 12 млрд долл. Каир четко реализует программу экономических реформ, согласованную с МВФ, что позитивно оценивают международные организации, мировые инвесторы и рейтинговые службы. А. Ф. ас-Сиси провел ряд структурных преобразований, которые помогли стабилизировать макроэкономическую ситуацию в Египте; резервы иностранной валюты восстановились, и ожидается, что экономика вырастет на 5,2% в 2019 г.

Несмотря на весь успех экономических реформ, эти преобразования скрывают более глубокие проблемы. Уровень бедности в Египте подскочил с 27,8% в 2016 г. до примерно 35% в 2017 г. частично из-за санкционированного МВФ сокращения субсидий, от которых зависели самые бедные египтяне. Кроме того, правительству не удалось реализовать план по созданию миллиона рабочих мест в год, необходимых для предотвращения дальнейшего роста уровня безработицы.

Даже египтяне среднего класса испытывают на себе экономические проблемы. Так, инфляция в 14,4% и девальвация уничтожили их покупательную способность, а растущая роль военных в экономике еще больше усложнила доступ к плодам реформ А. Ф. ас-Сиси среднестатистическому египтянину.

Расточительные «мегапроекты», которые финансируются посредством крупных займов, увеличили государственный долг, который составляет 97% от ВВП (по состоянию на середину 2018 г.). Госдолг такого масштаба будет оказывать отрицательное влияние на экономику; с другой стороны, руководство страны направило силы на привлечение инвестиций и активизацию туризма.

Подобная экономическая политика вызывает общественное недовольство. Поэтому неудивительно, что в 2018 г. в Египте насчитывалось в среднем более одного протеста в день, большинство из которых были вызваны недовольством экономическим положением.

Если египетская экономика не сможет расти и развиваться так, чтобы удовлетворить растущие ожидания социума, эти ожидания могут в конечном итоге перерасти в сопротивление властям. Однако стоит учитывать, что прецеденты жесткого подавления любого недовольства делают такой сценарий маловероятным.

Решение всего комплекса социально-экономических проблем позволит стабилизировать ситуацию в Египте, привлечет дополнительный капитал и даст толчок для более ощутимого экономического роста, поддержания внутреннего спокойствия и упрочения нынешнего режима.

Сегодня актуальным вопросом для Египта остается нехватка пресной воды, ненадежное водоснабжение и опустынивание. Эти проблемы могут повлечь нестабильность, особенно если им сопутствуют другие дестабилизирующие факторы. На то есть две причины; первый фактор — это бурный рост населения Египта. На данный момент, по официальной статистике, население страны — чуть более 98 млн человек. При этом темпы роста населения составляют 1,9% в год. Второй причиной нарастающего водного кризиса в Египте стало строительство Эфиопией плотины «Возрождение», запуск которой запланирован на 2020 г. На полную мощность ГЭС заработает к 2022 г.

По мнению экспертов, строительство этого объекта неминуемо отразится на обеспеченности водой расположенных ниже по течению Судана и Египта. Остроты проблеме добавляет и то, что государства бассейна имеют неодинаковый доступ к водам Нила. Так, например, Египет и Судан долгое время считали, что они имеют больше прав на воды Нила, чем другие страны. Однако остальные страны бассейна игнорируют ранее подписанные соглашения о распределении вод Нила (1929 г. и 1959 г.) и считают их несправедливыми. Для Египта река является важнейшим элементом экономического благополучия страны, оказывающим влияние на жизнеспособность государства, а, следовательно, и внутриполитическую стабильность.

***

Нынешнее руководство страны понимает, что настали другие времена — ставка исключительно на репрессивный аппарат может привести к краткосрочным результатам, но не обеспечит режиму выживаемость.

Сегодня можно констатировать, что А. Ф. ас-Сиси не вполне успешно справляется с внутренними вызовами. Беспокойства добавляют и репрессии со стороны властей. По данным Human Rights Watch, с момента прихода к власти А. Ф. ас-Сиси в 2014 г. десятки тысяч заключенных находятся под следствием или арестованы. Под «борьбой с терроризмом» подразумевается в основном подавление оппозиции в лице Братьев-мусульман и их исламистских союзников, а также любых светских демократических сил, деятельность которых может угрожать новому политическому порядку. После президентских выборов в марте 2018 г. А. Ф. ас-Сиси интенсифицировал кампанию арестов своих политических оппонентов, явно пытаясь расширить собственное влияние. Однако, что касается исламистских политических движений, у большинства населения исчез интерес к ним. События последних лет в регионе сыграли против этих движений, поэтому у египтян сегодня нет альтернативы А. Ф. ас-Сиси.

С момента прихода к власти египетский лидер ведет активную борьбу с контрабандой и коррупцией. В 2014 г. было создано Управление административного контроля и инициированы судебные процессы по обвинениям в коррупции среди высокопоставленных чиновников. Обвинения были выдвинуты, в частности, против генерального секретаря Госсовета и гендиректора по вопросам импорта и экспорта. В апреле 2016 г. министру сельского хозяйства присудили 10 лет за взяточничество. Такая активная борьба с коррупцией представляется нехарактерной для региона.

Политика А. Ф. ас-Сиси направлена на формирование в Египте своеобразной «просвещенной диктатуры», которая могла бы стать образцом для авторитарных режимов региона. Стоит заметить, что готовность А. Ф. ас-Сиси провести болезненные, но жизненно важные для будущего страны реформы стала беспрецедентным феноменом. Политики редко соглашаются на такие нелегкие шаги, особенно на начальном этапе своей деятельности. Тем не менее непопулярные меры, направленные на модернизацию страны, вероятней всего, будут приносить результат только в долгосрочной перспективе.

Пройдут годы, прежде чем Египет вернется к устойчивой политической жизни и социально-экономической стабильности. А. Ф. ас-Сиси и его правительство в дальнейшем будут более прагматично подходить к своей политике, направляя свои усилия на решение более важных для Египта проблем и поддержание жизненно важных направлений, таких как безопасность, социально-экономическое положение и ресурсная независимость.

Нынешний Египет пытается оправиться от политических потрясений последних лет. И поэтому увеличение срока президентских полномочий дается А. Ф. ас-Сиси авансом на осуществление всех заявленных планов по модернизации страны. Страну, конечно, не ждет новая революция, поскольку еще свежи в памяти события 2011 г., но все еще возможны волнения социально-экономического характера. Такие формы выражения своего отношения к ситуации в государстве в последние годы имеют место в некоторых провинциях страны, но быстро подавляются властями. Египетские власти не зря приняли решение ввести ограничения на продажу светоотражающих желтых жилетов в Каире и Александрии. На такой шаг местные власти пошли из-за опасений, что в Египте могут начаться протесты в крупных городах из солидарности с парижскими протестами.

Сегодня сложно ответить на вопрос о том, повторит ли режим А. Ф. ас-Сиси опыт режима Х. Мубарака. Едва ли действующий президент Египта будет опираться на пример бывшего лидера государства как на образец политического поведения. Нынешнее руководство страны понимает, что настали другие времена — ставка исключительно на репрессивный аппарат может привести к краткосрочным результатам, но не обеспечит режиму выживаемость. Поэтому новая элита будет вынуждена быть более чувствительной к внутренним и внешним сигналам, активно развивать адаптационные механизмы, чтобы обеспечить себе политическое долголетие.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.3)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся