Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 3.22)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Любовь Шишелина

Д.и.н., заведующая отделом исследований Центральной и Восточной Европы ИЕ РАН, эксперт РСМД

12 сентября 2018 г. в Европарламенте состоялось голосование по докладу Саргентини (депутата от Голландии, представляющей партию Зеленых) о внутренней политике Венгрии, а точнее — о курсе премьер-министра Виктора Орбана, избранного весной 2018 г. на четвертый срок правления. Создается впечатление, что доклад был «заказан» как раз под это событие, поскольку снять с поста самого «долгого» премьер-министра Венгрии (побившего рекорд Ангелы Меркель по общему сроку пребывания на посту руководителя страны) изнутри снова не удалось. Доклад, как констатирует Еврокомиссия, получил «комфортное» большинство, составившее две трети голосов, для продвижения его к цели — применению пункта 7 в отношении Венгрии. Этот пункт лишает страну сначала права голоса, а позже, возможно, и выплат из централизованного бюджета ЕС. Теперь свое слово должен сказать Совет ЕС, в котором до 31 декабря 2018 г. председательствует Австрия, нынешнее правительство которой исповедует весьма схожие с венгерским взгляды на ряд проблем, перечисленных в докладе.

Как представляется, в выигрыше от своего доклада останется госпожа Саргентини, вдохновившаяся голосованием и уже заявившая о вступлении в очередной раунд борьбы за место в Европарламенте. Европарламент в очередной раз устрашил ЕС консерваторами, и либеральное крыло может рассчитывать, что таким образом вновь получит большинство в депутатском корпусе Европы. Свои уроки извлечет и вся Вишеградская Европа, которая еще больше сосредоточится на углублении своего единства, чтобы не повторить печальных уроков безграничного расширения ЕС.


12 сентября 2018 г. в Европарламенте состоялось голосование по т.н. докладу Саргентини (депутата от Голландии, представляющей партию Зеленых) о внутренней политике Венгрии, а точнее — о курсе премьер-министра Виктора Орбана, избранного весной 2018 г. на четвертый срок правления. Создается впечатление, что доклад был «заказан» как раз под это событие, поскольку снять с поста самого «долгого» премьер-министра Венгрии (побившего рекорд Ангелы Меркель по общему сроку пребывания на посту руководителя страны) изнутри снова не удалось. Доклад, как констатирует Еврокомиссия, получил «комфортное» большинство, составившее две трети голосов [1], для продвижения его к цели — применению пункта 7 в отношении Венгрии. Этот пункт лишает страну сначала права голоса, а позже, возможно, и выплат из централизованного бюджета ЕС. Теперь свое слово должен сказать Совет ЕС, в котором до 31 декабря 2018 г. председательствует Австрия, нынешнее правительство которой исповедует весьма схожие с венгерским взгляды на ряд проблем, перечисленных в докладе.

Премьер-министру Венгрии Виктору Орбану достаются лавры активного борца с «тоталитаризмом всех мастей» — и старым советским, и новым брюссельским, но вот что интересно — при этом его самого объявляют диктатором.

Первый раз доклад был представлен в парламенте в июле 2018 г. и дожидался возвращения депутатов из отпуска для активизации атаки на Венгрию с целью, очевидно, в очередной раз доказать международную солидарность либеральных сил и их решимость считать свои ценности единственно приемлемыми для Европы. Это что-то вроде урока для тех, кто был принят в ЕС после 2004 г. — на этапе расширения на Восток. При этом наиболее консолидированные удары осуществляются по Венгрии. Как будто у Европейского союза нет более острых проблем, чем, например, как указанно в докладе, обсуждение характера высказываний В. Орбана в отношении Д. Сороса или же невключение контрацептивов в списки распространяемых на территории Венгрии бесплатных лекарств [2]; тем более что в следующем году ЕС покинет важный плательщик в общий бюджет ЕС — Великобритания. Не стоит забывать, что выход из Евросоюза до сих пор не имеет прецедентов.

Виктор Орбан не впервые предстает перед «судилищем» в лице парламента ЕС. Первый раз это случилось в январе 2011 г., когда только успевший создать свой кабинет после внушительной победы в две трети голосов премьер-министр Венгрии представлял программу Председательства Венгрии в Европейском союзе на первое полугодие 2011 г. Однако программа, подготовленная Венгрией со всей серьезностью (до нее из пополнивших ЕС в 2004 г. стран в Совете ЕС успели поруководить только Словения и Чехия) интересовала европарламентариев куда меньше, чем внутренняя политика страны. Активным нападкам подвергся и сам Виктор Орбан — некогда активно поддерживавшие восточноевропейских диссидентов депутаты от Франции и Бельгии возмущались, что не узнают «того Виктора», которого помнят по революционным событиям конца 1980-х – начала 1990-х гг. Похоже, премьер-министру Венгрии Виктору Орбану достаются лавры активного борца с «тоталитаризмом всех мастей» — и старым советским, и новым брюссельским, но вот что интересно — при этом его самого объявляют диктатором.

Насколько те давние обвинения начала десятилетия отличаются от нынешних, возникших восемь лет спустя? Различий не так много, и они являются, скорее, развитием того вердикта, который ЕС вынес венгерскому премьеру зимой 2010–2011 г. — «удушение» свободы средств массовой информации, внесение авторитарных и нетерпимых, с точки зрения ЕС, положений в новую конституцию страны, ограничение работы судей.

Помнится, особо пристальному вниманию европарламентариев подверглась преамбула основного Закона страны, где шла речь о поддержке государством семей, состоящих из мужчины и женщины. И хотя ничего не было сказано о каких-либо ограничениях в отношении однополых браков, это было трактовано как наступление на права представителей ЛГБТ-сообщества.

Тогда внимание европарламентариев вскоре было отвлечено начавшейся как раз в январе–феврале 2011 г. «арабской весной», когда на континент хлынула первая волна беженцев, спасавшихся от последствий в том числе проводимой самим же ЕС политики Южного партнерства, поощрявшей смену режимов в государствах Севера Африки.

После долгих споров и сопротивления Будапешта в большинство подвергнутых критике документов, кроме основного Закона, были внесены некоторые коррективы, которые позволили обеим сторонам конфликта какое-то время сохранять лицо. Однако венгерская оппозиция неоднократно использовала свои связи в Брюсселе для «нападок издалека» на свое правительство. Помимо Брюсселя, Будапешт, как оплот антидемократии, начал появляться в речах Барака Обамы. Так, в сентябре 2014 г. американский президент, выступая на встрече Глобальной инициативы Клинтон, причислил Венгрию наряду с Египтом и несколькими развивающимися странами, к группе государств, где ставятся препоны деятельности гражданских обществ.

За последний год Венгрия сделала серьезную претензию на роль лидера сопротивления политике Брюсселя по навязыванию этим странам квот на расселение беженцев из Африки и Ближнего Востока.

После следующих выборов, состоявшихся в 2014 г., у Виктора Орбана возник совершенно неожиданный, но мощный оппонент из его собственной среды. Бывший школьный товарищ и соратник Лайош Шимичка после ссоры с премьером перешел в стан оппозиции и начал громить его из многочисленных орудий, подвластных ему как медиа-магнату. Это стало причиной закрытия ряда газет и телеканалов в последние годы, в том числе таких массовых и традиционных изданий как социалистическая Непсабадшаг и христианско-демократическая Мадьяр Немзет. Однако, несмотря на столь, казалось бы, непопулярные шаги, Виктор Орбан и в третий раз подряд одержал победу на выборах в 2018 г. и снова с «конституционным большинством», даже несмотря на то, что во внутриполитическую борьбу активно включился и американский финансовый магнат венгерского происхождения Д. Сорос. Денежные реки текли в прессу и в т.н. «войну плакатов», развернувшуюся по всей стране. Под горячую руку правительства на третьем десятке лет своего существования в Будапеште попал Центрально-Европейский университет, обвиненный в несоответствии закону об иностранных высших учебных заведениях.

Тогда-то и возобновился натиск на Венгрию извне, к тому же очень выгодный европарламентариям на фоне приближающегося выхода из союза Великобритании и неспособности справиться с проблемой неконтролируемой миграции. Ведь на очереди еще и выборы в новый Европейский парламент 2019 г. Вслед за Венгрией можно «подтянуть к ответу» и целый вишеградский регион, что уже встречалось в ремарках главных фигур Евросоюза в кризисные периоды.

1 июля 2018 г. завершилось годовое председательство Венгрии в Вишеградской группе — в роли председателя она организовала и провела ряд встреч, посвященных проблемам нелегальной миграции и борьбе с ней. В частности на встрече в Будапеште в марте 2018 г. была отмечена роль национальных парламентов в разрешении проблем, вызванных нерегулируемым миграционным потоком из стран Африки и Ближнего Востока. Предполагалось, что законодательные собрания вишеградских стран должны разрабатывать и распространять среди других государств Евросоюза «согласованную, целостную стратегию», которая, с одной стороны, сохранит принципы Шенгенского договора и других соглашений, обеспечивающих мобильность граждан ЕС, а с другой — примет в расчет важность соблюдения принципов политики безопасности. А на встрече министров иностранных дел стран Вишеградской группы в июне 2018 г. отмечалось, что странам ЕС следует стремиться создать такую систему предоставления убежища, которая учитывает реальные возможности европейского сообщества и исходит из приверженности отдельных стран к национальному суверенитету. Говорилось о необходимости разработки эффективной системы возвращения мигрантов для управления потоками миграции.

Таким образом, за последний год Венгрия сделала серьезную претензию на роль лидера сопротивления политике Брюсселя по навязыванию этим странам квот на расселение беженцев из Африки и Ближнего Востока. Это и понятно, ведь страны Вишеградской группы оказывались на пути мигрантов в целевую страну — Германию, а, следовательно, страдали больше других. В своей программной речи в традиционном летнем лагере Тушнад 26 июля 2018 г. Виктор Орбан и вовсе заявил, что каждая нация имеет право сказать «нет» незаконной миграции.

Имело значение и то, что экономически эти страны, хотя и демонстрировали уже несколько лет положительную динамику роста ВВП, обгоняя по этому показателю большинство благополучных членов Евросоюза, все еще считали себя уязвимыми, с точки зрения убывающих социальных возможностей. Следовательно, требование ЕС по приему и устройству беженцев не способствовало стремлению этих стран к достижению конкурентных условий в рамках ЕС. Оно также отбрасывало их вновь на периферию ЕС, от которой они так отчаянно пытаются уйти в связи с чередой кризисов, на фоне которых ядро ЕС неизменно демонстрирует тенденцию к консолидации, забывая в таких случаях об «общих ценностях».

Вслед за Венгрией в противостояние с Брюсселем в 2015 г. вступила и Словакия во главе с бывшим премьер-министром Робертом Фицо, правительство которого подало в суд ЕС иск по поводу планов ЕС по расселению беженцев. Чехия и Польша присоединились к кампании своих союзников по Вишеградской группе, скорее, из солидарности, а, кроме того, на них действительно пришелся огромный приток беженцев из Украины. Таким образом, Вишеградская Европа оказалась как бы приемным перекрестком для беженцев не только с Ближнего востока и из Африки, но с 2014 г. еще и из Украины. Это обстоятельство Евросоюз стремится не замечать, предлагая Польше, Чехии, Венгрии и Словаки, таким образом, самостоятельно решать вопрос с размещением и обеспечением трудовых мигрантов из страны Восточного партнерства и педалируя собственную проблему мусульманских переселенцев. Борьба за право самостоятельно решать кого и в каких количествах принимать в своих странах все более сближает страны Вишеградской группы. Не случайно премьер-министр Чехии А. Бабиш заявил, что его страна не проголосует за антивенгерскую резолюцию. Взаимная поддержка правящих кругов Венгрии и Польши стала очевидной с момента прихода к власти в Польше партии «Право и справедливость». В целом наблюдающийся «сдвиг» Центральной Европы вправо, наиболее стабильным примером которого вот уже много лет является Венгрия, внушает смятение и ужас евродепутатам иных взглядов, выходящим этой осенью на финишную прямую в предвыборной гонке.

Каковы основные претензии доклада Саргентини?

Наблюдающийся «сдвиг» Центральной Европы вправо, наиболее стабильным примером которого вот уже много лет является Венгрия, внушает смятение и ужас евродепутатам иных взглядов, выходящим этой осенью на финишную прямую в предвыборной гонке.

По сравнению с претензиями 2010–2011 гг. нынешние дополнились деталями. После внимательного прочтения документа становится очевидно, что по большинству пунктов подобный документ мог бы быть издан в отношении любой другой страны ЕС. Кстати, в докладе это косвенно признается при перечислении стран, страдающих схожими проблемами, или при указании места (не лидирующего) Венгрии в списке нарушителей тех или иных ценностей. Есть свои проблемы, причем серьезные, и у Франции, и у Германии, и у той же Голландии, которую представляет депутат Саргентини. Одновременно возникает вопрос — неужели другим странам Евросоюза удалось решить проблему цыган, например? А между тем программа председательства Венгрии в ЕС, освистанная в 2011 г. евродепутатами от Франции и Голландии, стала единственной в ЕС, предложившей масштабную программу по инкорпорации этого практически общеевропейского культурного меньшинства в полноценную социальную жизнь общества. И еще в июле по поводу приведенных в докладе обвинений с их опровержением выступила в Европарламенте депутат от Венгрии цыганского происхождения.

В списке тех, кто внес свой вклад в составление доклада наряду с «пострадавшими», в основном известные международные НПО, в числе которых Amnesty International и другие организации, финансируемые преимущественно либо Д. Соросом, либо другими западными фондами.

Интересным представляется п. 5 доклада, в котором речь идет о том, что, начиная с 1996 г., Евросоюз отмечает снижение эффективности венгерских правительств. Видимо, здесь была допущена ошибка в годе, так как первое правительство В. Орбана пришло к власти в 1998 г. Или все же имеется в виду социал-либеральное правительство Дюлы Хорна? И вообще выносится вердикт, что венгерские правительства — самые неэффективные среди стран — членов ЕС [3]. На основании каких данных было сделано такое утверждение? Может, на основании того, что правительство В. Орбана досрочно выплатило долги, перешедшие к нему от социал-либерального кабинета, Международному валютному фонду и выставило Фонд из страны? И почему население Венгрии в таком случае в третий раз выбирает то же самое правительство? Не лучше ли предоставить ему самому решение политических вопросов? Или поддержавшие Доклад считают, что правительства можно назначать из Брюсселя?

Каковы шансы на введение против Венгрии статьи 7?

Во-первых, у Венгрии складываются хорошие отношения со странами лидерами ЕС — Италией и Австрией, последняя еще и является председателем Совета ЕС. Немецкий бизнес чувствует себя в Венгрии как дома, а Великобритания, все еще находящаяся в составе ЕС, открыто покровительствует противостоянию В. Орбана с еврокомиссией. Потому голосование евродепутатов — это все же элемент партийной дисциплины. К тому же, наверняка, не все читали доклад, как в свое время соглашение об ассоциации Украины с ЕС.

Во-вторых, Польшу не даст в обиду Венгрия. Даже несмотря на то, что последняя не поддержала просьбу Варшавы не пропускать на очередной срок в кресло Председателя Евросовета Дональда Туска, Венгрия солидаризировалась с Польшей в декабре, когда розги Еврокомиссии грозили опуститься на польскую спину.

В третьих, стоит вспомнить о программе PHARE (программе помощи экономическим реформам в Польше и Венгрии), ведущей свою историю c 1989 г. И, действительно, в свое время Запад потратил неимоверные усилия — в том числе финансовые — на отрыв Польши и Венгрии от т.н. Восточного блока. Неужели теперь он готов отступить и бросить то, за что так долго и дорого боролся? Интуиция подсказывает, что нет.

Более того, ЕС не знает, как элегантно справиться с Брекситом, поэтому Саргентини, мягко говоря, создала ЕС еще одну совсем не нужную проблему. Что может сделать Брюссель, если венгры уже который раз голосуют за В. Орбана, который еще и утверждает о своей абсолютной лояльности по отношению к Брюсселю, разве что просит не лезть во внутренние дела страны.

Брюссель раздражает то, что В. Орбан берет на себя миссию защитника европейских христианских ценностей; что не разделяет оптимизма по поводу Украины, т.е. даже не видит ее в Европейском союзе; и мечтает к 2030 г. вывести Венгрию в пятерку наиболее благополучных стран Евросоюза.

Готова ли сегодня Венгрия пойти за другим лидером? Существует ли такой на венгерском политическом горизонте? На это место пробуются многие, в том числе молодые политики, но мало кто из них обладает харизмой и внутренним стержнем, которыми в свое время обладал Виктор Орбан. Да и при явном политическом диктате Брюсселя исчезает поле для свободы действий, которое открывал импровизационной период смены систем в конце 1980-х гг. Мало кто видит романтику в нынешних политических перспективах.

Одновременно Брюссель раздражает то, что В. Орбан берет на себя миссию защитника европейских христианских ценностей; что не разделяет оптимизма по поводу Украины, т.е. даже не видит ее в Европейском союзе; и мечтает к 2030 г. вывести Венгрию в пятерку наиболее благополучных стран Евросоюза. Обо всем этом премьер-министр сказал в практически программной речи в июле 2018 г. в румынском Тушнаде, что странным образом совпало с озвучиванием в Европарламенте доклада Саргентини.

Отпустить Венгрию представляется опасным для Евросоюза и США даже при условии, что ей примыкать сегодня некуда. То же можно сказать о Польше, но у нее есть мощный защитник в лице США, в то время как Венгрия остается в сложных отношениях и с новой администрацией Белого дома.

Так, скорее всего, в выигрыше от своего доклада останется госпожа Саргентини, вдохновившаяся голосованием и уже заявившая о вступлении в очередной раунд борьбы за место в Европарламенте. Европарламент в очередной раз устрашил ЕС консерваторами, и либеральное крыло может рассчитывать, что таким образом вновь получит большинство в депутатском корпусе Европы. Свои уроки извлечет и вся Вишеградская Европа, которая еще больше сосредоточится на углублении своего единства, чтобы не повторить печальных уроков безграничного расширения ЕС.

1. Из 693 участников 448 проголосовали «за», 197 — «против» и 48 депутатов воздержались

2. Пункт G стр. 57/66 доклада «Suggestions»

3. Пункт 5, стр. 39/66 доклада «Suggestions»


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 3.22)
 (9 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся