Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Дзасохов

Заместитель председателя Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, член РСМД

Был период, когда вошла в активную фазу дискуссия о том, каким будет мир – «многополярном» или «однополярным». Тогда самым «большим упрямцем» в этой дискуссии, но и самым заинтересованным лицом, сосредоточенным на изучении проблемы, как в российских аудиториях, так и за пределами страны оставался Примаков. Были же такие моменты, когда иллюзорными казались представления о том, что возможен «многополярный» мир. А Примаков утверждал, что такой мир есть – пока ещё не устоявшийся, но есть!

В богатой политической биографии Евгения Максимовича проблема Ближнего Востока занимает масштабное место. Его ранние книги, такие как «Египет: время президента Насера», «Анатомия ближневосточного кризиса», «Ближний Восток: пять путей к миру», серия книг, посвященная проблемам энергетическим, были изданы большими тиражами и переведены на десятки языков. Все это было в 1960-е годы. Но вопросы, которые анализируются в этих и других книгах того времени, сохраняют свою актуальность.

Примаков – яркий журналист и публицист. Его талант политика и государственного деятеля как бы заслоняет его качества талантливого журналиста. Между тем это – целая эпоха, летопись долгих и сложных событий, которые происходили вокруг ближневосточной проблемы и которые и сегодня остаются ключевыми в международной повестке дня. И в этом смысле Примакова можно сравнить с Уинстоном Черчиллем, который тоже до того как пришел в большую политику, был известен как военный журналист, начиная с Пуштунистана, потом Судана, потом англо-бурской войны. Но разница между Примаковым и Черчиллем заключается в данном случае в том, что Черчилль был сторонником подавления стремлений к свободе и освобождению, а Примаков в те годы, когда уже был широко известным журналистом, выступал за дело освобождения народов. Это факт.

РИА Новости

Примаков очень много сделал в реальной политике на сложном ближневосточном направлении. Например, ФАТХ – организация, которую возглавлял со дня основания Ясир Арафат, также как и все палестинское движение сопротивления, имела репутацию террористической, а сам Арафат не допускался даже к международным трибунам средней высоты. С ним состоялись десятки известных и закрытых бесед, и можно сказать, что Примаков вместе с другими политиками советской эпохи своим талантом дипломата и волевого человека продвигал палестинское движение и Арафата лично в направлении того, чтобы из политика радикальных взглядов тот превратился в конструктивного лидера палестинского движения. И это случилось! Напомню, что Арафат вместе с израильским премьером Ицхаком Рабином получил Нобелевскую Премию мира.

Человек, который сегодня возглавляет Государство Палестина, Абу Мазен, в то время был аспирантом Института востоковедения АН СССР, директором которого был Примаков. Абу Мазен успешно защитил диссертацию, стал крупным политиком. Сложно переоценить его вклад в долгие, сложные палестино-израильские переговоры, которые привели к договоренностям на встрече палестинских и израильских руководителей в Кэмп-Дэвиде. Эффективное участие в поисках урегулирования палестино-израильских отношений – это яркая страница политической биографии Евгения Максимовича Примакова.

Теперь я хочу привлечь внимание к личности и наследию президента Египта Гамаля Абдель Насера. До появления книги Примакова «Египет: время Насера» у нас в стране не было глубоких исследований мировоззрения египетского лидера Гамаля Абдель Насера. И когда сегодня смотришь эту книгу, то убеждаешься, что идеология президента ОАР Насера не убрана в архивы истории, что сегодняшнее руководство Египта – именно сегодняшнее! – обращается к наследию Насера. И это может иметь большое значение для консолидации арабского мира и развития ситуации на всем Ближнем Востоке.

Документальный фильм телеканала «Россия-1»,
к 85-летию Е.М. Примакова

Еще один пример важных дел Примакова – курды. Так вот, Евгений Максимович – единственная политическая фигура, которая с 1966 по 1970 годы неоднократно, в сложнейших условиях и в зачастую небезопасных местах – на севере Ирака и в других его районах, – встречалась с Мустафой Барзани. И, конечно, эти многочасовые беседы сыграли выдающуюся роль в том, чтобы сохранить Барзани на стороне Советского Союза и одновременно обеспечить Ираку единство государства. Тогда еще начинающий и нами не разгаданный Саддам Хусейн был посредником в контактах, которые установил Евгений Максимович с М. Барзани. И все это завершилось тем, что в 1970 году президент Ирака маршал Бакр торжественно зачитал декларацию о провозглашении в Ираке мира на основе предоставления курдам автономии в едином государстве. Более того, представитель курдов с того времени получил пост вице-президента, и пять министерских должностей в правительстве Ирака были зарезервированы за курдами. Все это было подготовлено при участии Евгения Максимовича.

1970-е годы ознаменованы разрядкой международной напряженности, договоренностями о сокращениях вооружений, в том числе и в области СНВ. В 2015 году исполняется 40 лет со дня подписания Хельсинкского заключительного акта, и это очень серьезный повод для того, чтобы мы об этом тоже, может быть, отдельно поговорили. Но сегодня я хочу вспомнить, с одной стороны, и разрядку напряженности, и Хельсинкский процесс, и Парижскую хартию, а с другой стороны – одновременное резкое возрастание прямого противостояния Советского Союза и Соединенных Штатов на территориях, географически далеких и от Москвы, и от Вашингтона.

AFP

Просто шла война – опосредованная, не заявленная, неклассическая война – между нашей страной и Соединенными Штатами Америки. Это  Афганистан при крайне негативной роли соседнего Пакистана. Это Ангола, где более двадцати лет продолжалась вооруженная борьба; где в военные действия были вовлечены тысячи наших военнослужащих – офицеров, генералов; где по этой же причине находились десятки тысяч кубинцев.

В сложившихся условиях надо было укреплять научные центры международного профиля. В этом контексте следует рассматривать и выдвижение на должность директора Института востоковедения АН СССР Евгения Максимовича, с его багажом знаний как Востока, так и проблем института. Он сумел сохранить академический уровень исследований, но одновременно при нем качественно изменилось место института в истории отечественного востоковедения. Институт, его ученые исследования стали востребованы государственным и политическом руководством нашей страны. Важно то, и я это подтверждаю, что конкретная личность сумела в интересах государства не только сохранить институт, но и дать ему новую перспективу. Дела прошлого в истории служили делам настоящего.

osetia.kvaisa.ru

Хорошо помню записки, которые тогда Примаков направлял на Старую площадь в ЦК КПСС. Они касались ситуации вокруг Афганистана, они относились к очень серьезному Кашмирскому кризису тех лет. В этих аналитических документах поднимались и другие темы, в частности –  деятельность Движения неприсоединения, которая стала очень серьезной страницей в истории второй половины ХХ века. Говорю это, поскольку видел все сам: мне доводилось в качестве наблюдателя от СССР бывать на форумах Движения неприсоединения. И Примаков, конечно, один из тех, кто очень точно рекомендовал руководству страны усиливать на этом направлении наши позиции. Тогда «машина голосования» играла особую роль в ООН. Мы соревновались с западниками: кто больше голосов получит. И мы господствовали в то время в Организации Объединенных Наций, в том числе и благодаря поддержке Движения неприсоединения, которое включало десятки государств со всего мира.

По некоторым формам своей деятельности Евгений Максимович, можно сказать, «имеет патент». Это прежде всего ситуационный анализ. Предложенная Примаковым конструкция с этим именем прижилась в нашей научной среде. Сейчас уже все говорят: «Проведем ситуационный анализ», но тогда, сорок лет назад, это было в новинку. Сегодня ситуационные анализы под председательством Евгения Максимовича проводится у А. А. Дынкина в ИМЭМО, которым многие годы руководил сам Примаков. Уверен, что подобная работа нужна нашей стране и нашему Министерству иностранных дел, другим ведомствам международного профиля.

И еще несколько слов на тему о первопроходце Примакове. Был период, когда вошла в активную фазу дискуссия о том, каким будет мир, – многополярным или однополярным. Тогда самым большим упрямцем в этой дискуссии, но и самым заинтересованным лицом, сосредоточенным на изучении проблемы, – как в российских аудиториях, так и за пределами страны, – как мне кажется, оставался Примаков. Были же такие моменты, когда иллюзорными казались представления о том, что возможен многополярный мир. А Примаков утверждал, что такой мир есть. Пока еще не устоявшийся, но есть!

Поэтому я хочу напомнить его геополитическую идею второй половины 1990-х годов о том, что между Россией, Китаем и Индией должен быть создан иной, более высокий уровень сотрудничества. Полагаю, что вот это заявление было, так сказать, прообразом БРИКС. А потом уже и сам БРИКС появился, но – после этого.

РИА Новости

Время, когда Евгений Максимович пришел в правительство, особо памятно. Вы понимаете, что он создал ситуацию, когда оказалось возможным в течение короткого времени изменить обстановку! Потому что все на местах – а я в это время руководил Республикой Северная Осетия – Алания, – мы почувствовали, что правительство России возглавил человек, глубоко знающий самые актуальные проблемы страны.

Сразу поднялась роль областей и регионов. Примаков несколько поездок совершил на Кавказ, в частности в Осетию. Под его руководством разрабатывалась концепция «Южные ворота». И это так было важно не только для России – но и важно для Южного Кавказа, для развития объемов товарооборота и экономических связей с Турцией, странами Ближнего Востока. Под руководством председателя правительства вместе с губернаторами и с президентами субъектов федерации России был создан серьезный проект. Но этот проект не был реализован только потому, что часть олигархов, опираясь на тогдашних кремлевских чиновников, не дала шанс председателю правительства, – а лучше сказать, Евгению Максимовичу, – осуществить свои идеи и замыслы.

Надо сказать, что наряду с высокими качествами политика и государственного деятеля наш юбиляр наделен удивительными качествами человеческими. Это, знаете, отдельная тема. Он никого не забывает. Он ни с кем не теряет дружеские отношения, если, конечно, его бывший друг не подводит. Он совершенно не терпит предательства. У него до сих пор остаются школьные и студенческие друзья. Его доброжелательность, безусловно, является частью его яркой личности.

Примаков всегда остается в строю! Так нужно стране и народу.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся