Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 3.6)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Мария Орешина

К.и.н., независимый аналитик, эксперт РСМД

Нюрнбергский трибунал над главными нацистскими преступниками, являющийся событием мирового масштаба, остается незыблемым историческим гигантским валуном, метрономом современной геополитики, идеологическим и культурным разломом западного и российского мира после Второй мировой войны, почвой для мучительных раздумий о непреодолимой развилке будущего политического обустройства мира, в котором по иронии судьбы нашлось место для проявлений неофашизма, расизма, ксенофобии.

Отголоски Второй мировой войны и Суда народов по прошествии 74 лет порождают шторм критических выпадов, намеренно лживое оболванивание целых поколений разных стран мира, политические контексты, которыми так ловко жонглирует свободолюбивая журналистская братия и псевдоисторики-графоманы.

Вроде бы тогда, в Нюрнберге — городе автора загадочной «Меланхолии» Альбрехта Дюрера и германского национал-социализма, совершилось правосудие над абсолютным Злом, ранее невиданным в мире. А сегодня мы являемся свидетелями подтачивания и размывания нюрнбергских принципов и современного международного права.

Едва ли можно поспеть за приращением знания об истории подготовки Нюрнбергского трибунала, о правовых аспектах и тонкостях работы во Дворце правосудия делегаций стран — победительниц во Второй мировой войне. Советская историография Нюрнбергского процесса, равно как и огромный пласт мемуарной литературы, выходившей из-под пера непосредственных участников беспрецедентного Суда в истории человечества, поистине безбрежна. Вместе с тем необходимо делать поправку на политический и исторический контекст послевоенного периода и на сопутствовавшую ему цензуру и идеологические ограничения, а также на объективную нехватку источников, которые тогда еще не были и не могли стать достоянием не только исторической науки, но и широкой общественности.

Подготовка и проведение судебного разбирательства над нацистскими преступниками, а также результаты Нюрнбергского процесса являются историко-культурным кодом и фундаментом правового мышления всей послевоенной истории человечества, которые не могут быть приватизированы какой-либо одной из стран-победительниц в условиях беспрецедентной фальсификации итогов Второй мировой войны и размывания основ послевоенной архитектуры безопасности — решений Нюрнбергского трибунала.

Защитить живую память о миллионах павших за нашу Великую обескровленную Родину — значит сберечь нашу совесть и сердце!

Нюрнбергский трибунал над главными нацистскими преступниками, являющийся событием мирового масштаба, остается незыблемым историческим гигантским валуном, метрономом современной геополитики, идеологическим и культурным разломом западного и российского мира после Второй мировой войны, почвой для мучительных раздумий о непреодолимой развилке будущего политического обустройства мира, в котором по иронии судьбы нашлось место для проявлений неофашизма, расизма, ксенофобии.

Отголоски Второй мировой войны и Суда народов по прошествии 74 лет порождают шторм критических выпадов, намеренно лживое оболванивание целых поколений разных стран мира, политические контексты, которыми так ловко жонглирует свободолюбивая журналистская братия и псевдоисторики-графоманы.

Вроде бы тогда в Нюрнберге — городе автора загадочной «Меланхолии» Альбрехта Дюрера и германского национал-социализма — совершилось правосудие над абсолютным Злом, ранее невиданным в мире. А сегодня мы являемся свидетелями подтачивания и размывания нюрнбергских принципов и современного международного права.

Едва ли можно поспеть за приращением знания об истории подготовки Нюрнбергского трибунала, о правовых аспектах и тонкостях работы во Дворце правосудия делегаций стран-победительниц во Второй мировой войне. Советская историография Нюрнбергского процесса, равно как и огромный пласт мемуарной литературы, выходившей из-под пера непосредственных участников беспрецедентного Суда в истории человечества, поистине безбрежна. Вместе с тем необходимо делать поправку на политический и исторический контекст послевоенного периода и на сопутствовавшую ему цензуру и идеологические ограничения, а также на объективную нехватку источников, которые тогда еще не были и не могли стать достоянием не только исторической науки, но и широкой общественности.

На сегодняшний день в распоряжении российских исследователей имеются сборники материалов Нюрнбергского процесса на русском языке, изданных в семи томах еще в 1957–1961 гг. под редакцией Р. Руденко и в восьми томах — в 1987–1999 гг. В то время как на Западе сразу же после окончания Второй мировой войны в 1947–1949 гг. Секретариат Международного военного трибунала (МВТ) издал 42 тома материалов на английском и французском языках [1], а в 1946–1951 гг. Канцелярия британского монарха выпустила 22 тома. Эти издания по объему считаются самыми полными в мире [2]. Разумеется, для российских исследователей эти издания уже давно стали, с одной стороны, библиографической редкостью, неким раритетом, а с другой — настольной книгой, своевременным подспорьем и «компасом» по изучению МВТ. А не так давно витавшая в научных кругах идея о простом переводе этого многотомника на русский язык в случае ее реализации восполнила бы пробел в наших знаниях о событиях тех лет лишь частично и ненамного бы сократила до сих пор существующий значительный разрыв между западноевропейской и российской историографией по этой теме.

Попытки систематизации накопленных исследований предпринимались неоднократно [3]. И результат периодически фиксировался в многостраничной библиографии научных работ [4].

Несмотря на наметившийся за последние тридцать лет количественный прирост публикаций на эту тему, претендующих на известную степень научности, их качество вызывает недоумение и сомнение одновременно. Приходится констатировать нехватку источниковедческой базы из-за остающихся засекреченными архивных документов, нацеленность журналистов и дебютантов на исторической ниве на воспроизводство гуляющего из статьи в статью избитого «пропагандистского сквозняка» и на самоплагиат. Это ставшая устойчивой безрадостная тенденция притупляет внимание, охлаждает интерес к изучению темы и вызывает эффект «топтания на месте».

За «кадром» исследований подобного рода по-прежнему остаются самые острые и болезненные вопросы, которые по идеологическим и политическим соображениям были долгое время скрыты от общественности. Перечислим лишь некоторые из них: по каким критериям составлялся список нацистских преступников и нацистских организаций; как проходила агентурная работа с рядовым составом в лагерях военнопленных, среди которых выявлялись нацистские преступники; как выстраивалась система поиска, подбора адвокатов и определения их гонорара; какова была роль американской разведки в стратегии защиты по дискредитации советской делегации («всплытие» секретных протоколов к советско-германскому соглашению о ненападении 1939 г.).

Исследователи также задаются вопросами: как вырабатывались решения об особых мнениях применительно к оправдательным приговорам, породившим недовольство и разочарование итогами Нюрнбергского процесса; кто стоял за заговором по захвату в заложники судей МВТ и освобождению главных нацистских преступников и как удалось его предотвратить; каковы были непреодолимые противоречия между советской делегацией и союзниками по антигитлеровской коалиции в Нюрнберге, приведшие к истокам «холодной войны»; как был оценен итог работы советской делегации в МВТ И. Сталиным.

С подачи российской либеральной общественности ставятся и такие вопросы: мог ли Суд народов состояться в «нейтральных» странах — Швеции или Швейцарии; имели ли А. Вышинский, Р. Руденко, И. Никитченко, причастные к вынесению смертных приговоров во время сталинских чисток, моральное право представлять советскую делегацию на Нюрнбергском процессе; каковы мотивы самоубийства/физического устранения (остается под вопросом) помощника главного обвинителя на Нюрнбергском трибунале Р. Руденко, генерала-майора юстиции СССР Н. Зори [5]; были ли решения Нюрнбергского трибунала справедливы с точки зрения соблюдения всех судебных процедур; каковы были расхождения в позициях стран-победительниц по правовым и процессуальным аспектам проведения международного военного трибунала над нацистами с учетом особенностей континентальной и англо-саксонской системы права [6].

Nuremberg Municipal Museums, Memorium Nuremberg Trials

Кроме того, не стихают дискуссии о так называемых «закрытых» темах в ходе Нюрнбергского процесса, которые страны-победительницы договорились не предавать огласке: отношения СССР с Германией после Версальского мира; поддержка западными странами усилий Германии по ее перевооружению; Мюнхенский сговор 1938 г.; полет Р. Гесса в Великобританию; секретный протокол к советско-германскому договору о ненападении 1939 г.; неоднократные посещения Риббентропом Москвы; визит В. Молотова в Берлин в 1940 г.; катынский расстрел польских офицеров; советско-германское соглашение об обмене немецкого населения Литвы, Латвии и Эстонии с Германией; вопрос о Проливах; раздел Балкан на сферы влияния между великими державами.

Остаются неизученными документы по Нюрнбергскому суду, хранящиеся в Институте современной истории в Мюнхене, а также оперативная переписка по ряду сюжетов, которая по-прежнему недоступна для исследователей.

Даже скромные усилия Федерального архивного агентства и профильных архивных учреждений, в том числе ведомственных (Архива Президента Российской Федерации, Архива Службы внешней разведки Российской Федерации, Архива внешней политики Российской Федерации *, Центрального архива Минобороны России, Российского государственного архива социально-политической истории, Государственного архива Российской Федерации, Российского государственного военного архива, Российского архива новейшей истории, Российского государственного архива экономики, Российского государственного архива кино- и фотодокументов, Российского государственного архива литературы и искусства), в реализации онлайн-проектов по истории Второй мировой войны не могут избавить ни исследователей, ни читателей от чувства «документального голода».

Приведу красноречивый пример. По информации портала Федерального архивного агентства «Архивы России», наиболее значимыми интернет-проектами последних лет, связанными с историей Второй мировой войны, были: «Накануне и после Мюнхена. Архивные документы рассказывают. К 80-летию “Мюнхенского сговора”», «1939 год. От «умиротворения» к войне», «Нюрнбергский процесс в документах российских архивов». Число представленных архивами документов по каждому из этих проектов говорит само за себя.

Табл. Историко-документальные интернет-проекты по истории Второй мировой войны **

Участники интернет-проектов
по истории
Второй мировой войны
Количество документов, представленных участником к каждому интернет-проекту по истории Второй мировой войны
«Накануне и после Мюнхена. Архивные документы рассказывают.
К 80-летию «Мюнхенского сговора»
«1939 год.
От «умиротворения»
к войне»
«Нюрнбергский процесс
в документах
российских архивов»
1 Архив Президента России 24 37 -
2 Архив СВР 5 - -
3 АВП России 144 168 23
4 ЦАМО России - 7 -
5 РГАСПИ 20 75 17
6 ГАРФ 17 23 62
7 РГВА 190 185 -
8 РГАНИ - 8 -
9 РГАЭ 4 - -
10 РГАКФД 82 66 49
11 РГАЛИ - - 18
Общее число архивных документов 486 569 169 ***

К тому же в Центральном музее Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. нет постоянно действующей экспозиции об участии СССР в Нюрнбергском трибунале, отсутствует полноценный интернет-портал о Суде народов в Нюрнберге, где были бы размещены внушительная база оцифрованных документов и аудиовизуальный архив.

Для сравнения можно присмотреться к деятельности Центра имени Роберта Джексона, главы делегации США на Лондонской конференции и главного обвинителя от США в Нюрнберге. На сайте Центра представлены стенограммы судебных заседаний трибунала, внушительная подборка кадров кинохроники с выступлениями представителей СССР, США, Великобритании и Франции в «Зале 600», а также неопровержимые доказательства преступлений нацистского режима.

Кроме того, библиотека Гарвардской школы права с конца 1990-х гг. ведет работу по оцифровке хранящихся в ней материалов о деятельности Международного военного трибунала и 12 последующих малых Нюрнбергских процессов над нацистами, совершенных военным командованием США в 1945–1949 гг. А это ни много ни мало один миллион страниц на бумажной основе. Стенограммы всех мероприятий, проводившихся в Суде, в том числе выступлений главных обвинителей от СССР, США, Великобритании и Франции, представителей защиты; допросы военных преступников, устные и записанные на кинопленку показания свидетелей преступлений нацистов на оккупированных территориях, фотокопии вещественных доказательств, рабочие документы, подготовленные, но так и не использованные в ходе судебных слушаний, а также свыше 200 фотографий.

Швейцарский национальный архив фонодокументов в Лугано [7] совместно с Инженерно-техническим колледжем во Фрайбурге с 2006 г. запустил проект по переводу звукозаписей заседаний Нюрнбергского Трибунала в цифровой формат ****. Работа ведется медленно из-за недостатка финансирования.

Особое внимание стоило бы обратить на концептуальное наполнение постоянно действующего с 2010 г. во Дворце правосудия и единственного в своем роде в Западной Европе Музея Нюрнбергского процесса, претендующего на объективное сохранение памяти о МВТ. Надо признать, что Россия, к сожалению, значительно проигрывает в условиях состоявшейся «приватизации» итогов Нюрнбергского процесса. Достаточно пристально присмотреться к оформлению его экспозиции, чтобы увидеть разницу в удельном весе документов, предоставленных в подавляющем большинстве случаев архивными и исследовательскими учреждениями США и Великобритании. Складывается ощущение «случайного», если не «сиротливого», присутствия советской делегации на ее стендах как в фотоматериалах, так и в копиях архивных документов. Очевиден перекос в сторону роли Р. Джексона и американского правосудия, «единолично» заложившего основы современной системы международного права и ООН. Роль СССР как во Второй мировой войне, так и в подготовке МВТ заслуживает в этом мемориальном музее особого внимания и большего освещения. Тем более, что сама идея провести международный суд над главными военными преступниками Третьего Рейха принадлежала именно СССР, а не союзникам, как это зачастую ложно им приписывают.

Информационный стенд «Количество жертв режима СССР — России после окончания Второй мировой войны» с данными НПО «Мемориал» по числу погибших в войне в Афганистане, Чечне (в 1994–1996 гг. и 1999–2000 гг.) и в ГУЛАГЕ выглядит здесь просто нелепо и неуместно, если только не преследовалась цель по продвижению пресловутого тезиса об уравнивании нацистской Германии и «тоталитарной» России [8]. Если кураторы выставки в этом эпохальном проекте предложили маргинальному НПО «Мемориалу» сотрудничать на ниве сохранения исторической памяти, предоставив ему право именно таким образом продемонстрировать свое экстравагантное видение событий тех лет, то почему же такое предложение не поступило в адрес Федерального архивного агентства, которое могло бы достойно сформировать российский сегмент этого мемориала. Правда, в преддверии визита в Нюрнберг главу российского МИД ***** удалось снабдить папкой архивных документов, которая и была передана руководству Музея в ходе официальной церемонии его открытия осенью 2010 г.

Передвижная выставка «Советский Нюрнберг», проведенная с ноября 2015 г. по инициативе Российского военно-исторического общества, Государственного центрального музея современной истории России, РГАСПИ, ЦА ФСБ России и РГАКФД в ряде российских городов где в годы войны состоялись публичные суды над нацистскими преступниками ******, — удачный пример воскрешения памяти о тех событиях, которые заслуженно стали прологом к глобальному суду над Третьим Рейхом.

Очередная выставка музея современной истории «Нюрнбергский набат. Без срока давности» *******, распахнувшая свои двери с 10 июля текущего года, является одной из знаковых, неординарных и долгожданных работ архивного и музейного сообщества нашей страны. В ней оживает грандиозная эпоха непревзойденного подвига ушедшего в небытие поколения победителей и жертв нацизма, словно, затопленного в океане отчаянных мук, горячих слез и невиданных страданий корабля с беспрецедентно сопротивлявшимися на его борту. Их громкое молчание врывается в нашу повседневную жизнь и наполняет ее особым священным смыслом.

Подобные усилия в перспективе могли бы послужить серьезным заделом и стартом для реализации более масштабного национально значимого проекта по истории Международного военного трибунала в Нюрнберге. Это глобальное в истории международных отношений событие уже давно требует достойного и постоянного пристанища в музейно-выставочном пространстве России.

Подготовка и проведение судебного разбирательства над немецкими преступниками, а также результаты Нюрнбергского процесса являются историко-культурным кодом и фундаментом правового мышления всей послевоенной истории человечества, которые не могут быть приватизированы какой-либо одной из стран-победительниц в условиях беспрецедентной фальсификации итогов Второй мировой войны и размывания основ послевоенной архитектуры безопасности — решений Нюрнбергского трибунала.

Защитить живую память о миллионах павших за нашу Великую обескровленную Родину — значит сберечь нашу совесть и сердце!

*. К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне Архив внешней политики Российской Федерации на официальном сайте МИД России создал портал «СССР и союзники. Документы Архива МИД России о внешней политике и дипломатии ведущих держав антигитлеровской коалиции». Оцифровано 3900 архивных дел общим объемом более 370 тыс. листов. Однако среди этого внушительного пласта документальных материалов по теме Нюрнбергского трибунала представлено лишь три документа из фонда секретариата Наркома иностранных дел СССР В. Молотова — об учреждении МВТ; списки обвиняемых, находившихся в 1945 г. на территории СССР под стражей для предания Суду; о назначении советского представителя для участия в подготовительной работе МВТ с целью привлечения военных преступников к Суду.

**. Таблица составлена по данным архивных онлайн проектов Портала Федерального архивного агентства «Архивы России».

***. Пять архивов, участвовавших в этом проекте, предоставили всего 169 документов (85 фотодокументов, 74 документа на бумажной основе, 8 фонодокументов и 2 кинодокумента).

****. Технические службы МВТ в Нюрнберге отсняли заседания Суда на кинопленку длительностью в 50 часов и сделали 1942 граммофонные записи, которые после завершения его работы были перевезены в библиотеку Международного Суда ООН в Гаагу.

*****. На торжественной церемонии открытия Музея Нюрнбергского процесса С. Лавров заявил: «Хотел бы воспользоваться случаем и передать в дар Музею копии относящихся к Нюрнбергскому процессу документов и фотографий из архива Министерства иностранных дел и других российских архивов. Они наглядно раскрывают предысторию создания Трибунала, процесс формирования опорных элементов его международно-правового инструментария и организационного оформления. Многие из них никогда не публиковались и имеют уникальный характер. Надеюсь, что эти материалы станут весомым дополнением музейной экспозиции и будут интересны и полезны посетителям и исследователям». Вот только «весомым дополнением» эти материалы, увы, не стали. Я убедилась в этом лично, специально посетив Нюрнберг в 2018 г.

******. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. № 39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников» с 1943 по 1949 гг. в Бобруйске, Брянске, Великих Луках, Витебске, Гомеле, Киеве, Кишиневе, Краснодаре, Краснодоне, Ленинграде, Минске, Николаеве, Новгороде, Полтаве, Риге, Севастополе, Смоленске, Сталино (Донецке), Хабаровске, Харькове, Чернигове прошли открытые судебные процессы над нацистами из Германии, Австрии, Венгрии, Румынии, Японии и их пособниками из СССР, совершившими в этих городах наиболее жестокие и массовые преступления.

*******. Это выставка является первым в России масштабным проектом по истории Международного военного трибунала в Нюрнберге, который был реализован при поддержке Фонда президентских грантов на развитие гражданского общества и при участии Российского исторического общества, Российского военно-исторического общества, Историко-документального департамента МИД России, Архива внешней политики Российской Федерации, РГАСПИ, Международного комитета Красного Креста, Галереи Мамонтовых. При его формировании использованы документы и материалы из личного архива заместителя Генерального прокурора Российской Федерации (2003–2016 гг.) А. Звягинцева.

1. Trial of the Major War Criminals before the International Military Tribunal. Nuremberg, 14 November 1945 – 1 October 1946. Vol. I – XLII. Nuremberg, 1947-1949. С этим изданием можно ознакомиться в электронном виде на официальном сайте Библиотеки Конгресса США; Procès des grands criminels de guerre devant le Tribunal militaire international : Nüremberg 14 Νovembre 1945 – 1er Οctobre 1946. Vol. I – XLII. Nuremberg, 1947-1949; The Trial of German Major War Criminals: Proceedings of the International Military Tribunal sitting at Nuremberg Germany. Vol. I – XXII. London: Majesty's stationery office, 1946–1951.

2. Камкин А. Тайны Нюрнбергского трибунала: что скрывают неопубликованные в России документы. Полную версию материалов Суда над главными нацистскими преступниками у нас издать не решились // Московский комсомолец. 31.01.2019.

3. Нюрнбергский процесс над главными военными преступниками. Сб. мат. в 7 тт. / Под ред. Р.А. Руденко. М., 1957-1961; Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сб. мат. в 3 тт. / Под общ. ред. Р.А. Руденко. М., 1965-1966; Полторак А.И. Нюрнбергский процесс. Основные правовые проблемы. Автореф. дисс…. д-ра ю.н. М., 1965. Лебедева Н.С. Предыстория Нюрнбергского процесса (1941-1945 гг.). Дисс. … к.и.н. М., 1971; Она же. Подготовка Нюрнбергского процесса. М., 1975; Она же. Суд над фашизмом и агрессией. М., 1985; Уроки Нюрнберга: Мат. к международ. конф. Москва, 11-13 ноября 1986 г. Доклады советских участников конференции. М.: Институт государства и права АН СССР, 1986; Нюрнбергский процесс. Сб. мат. в 8 тт. М., 1987–1999; Лебедева Н.С. Как готовился Нюрнбергский процесс. Международная жизнь. 1996. №8. С. 99-108; Она же. СССР и Нюрнбергский процесс. Международная жизнь. 1996. № 9. С. 100-109; Звягинцев А.Г. Нюрнбергский набат. Репортаж из прошлого, обращение к будущему. М., 2006; Лебедева Н.С., Коршунов Ю.М. Нюрнбергский процесс: уроки истории // Новая и новейшая история. 2007. № 2. С. 90-95; Нюрнбергский процесс: уроки истории: Мат. международ. науч. конф. Москва, 20-21 ноября 2006 г. / Под ред. Н.С. Лебедевой, В.В. Ищенко. Сост. Ю.М. Коршунов. М., 2007; Нюрнбергский процесс: защитительные речи адвокатов. Сб. док. в 2 тт. / Сост. И.С. Яртых. М., 2008; Звягинцев А.Г. Нюрнбергский процесс. Без грифа «Совершенно секретно»: неизвестные документы, исследования и воспоминания. М., 2010; Кравченко И.И. Символ справедливости и надежды: К 65-летию Нюрнбергского процесса над главными нацистскими военными преступниками // История без купюр: от прошлого к настоящему. Международная жизнь. Спецвыпуск. М., 2010. С. 45-61; Шарапова-Антонова К.Ю. «Свидетельства очевидца Нюрнбергского процесса». Записные книжки корреспондента ТАСС Г.Ф.Хромушиной. 28 июня – 31 августа 1946 г. // Исторический архив. 2010. № 3. С. 56-111; Уроки Нюрнберга и актуальные проблемы международного права. Мат. кругл. cтола 18 ноября 2010 года. М., 2011; 65-летие Нюрнбергского процесса и оценки его итогов в странах СНГ: Мат. засед. эксперт. совета Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств, 23 ноября 2010 г. М., 2011; СССР и Нюрнбергский процесс. Неизвестные и малоизвестные страницы истории: Сб. док. / Науч. ред. и сост. Н.С. Лебедева. М., 2012; Звягинцев А.Г. Без срока давности: к 70-летию Нюрнбергского международного военного трибунала. М., 2016; Он же: Роман Руденко. Главный обвинитель Нюрнбергского трибунала. М., 2016; Итоги Нюрнбергского процесса и вызовы современности: Мат. международ. научно-практ. конф. (Москва, 24 ноября 2016 г.) / Под общ. ред. А.И. Бастрыкина. М.: Академия Следственного комитета Российской Федерации, 2016; Уроки Нюрнберга и новые вызовы и угрозы: Мат. международ. конф.: «70 лет Нюрнбергскому процессу и уроки истории», Дом приемов МИД России, 31 мая 2016 г. Международная жизнь. Спецвыпуск. М., 2016. (Ю. Саямов. Глобальное значение Нюрнбергского трибунала и его уроки. С. 5-12; В. Васильев. Общая победа – совместная ответственность. С. 13-28; А.Моисеев. Современное звучание нюрнбергских принципов международного права. С. 29-36; В. Штоль, Т. Бушуева, Л. Колодникова. Международный военный трибунал признал агрессию в государственном масштабе тягчайшим преступлением. С. 37-54, Ю. Рубцов. Ревизия Нюрнбергского приговора чревата новыми Освенцимами и Бухенвальдами. С. 55-68; Н. Платошкин. Отношение в ФРГ к Нюрнбергскому трибуналу, или Коричневые тени прошлого. С. 69-82; И. Кравченко. Забытый Нюрнберг и проблемы исторической амнезии. С. 83-94; Э. Бертолази. События на Украине и их последствия для всего мира: ответ западным СМИ итальянского журналиста-очевидца и ученого антрополога. С. 95-98; А. Манойло. Опыт Нюрнберга в преломлении к ситуации в Сирии и на Украине. С. 99-100); Звягинцев А.Г. Именем человечества. Нюрнбергский международный военный трибунал: (неизвестное об известном) М., 2019.

4. Библиография работ о Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками. М., 1986; Шумиленко А.П., Пастухова Л.В. Нюрнбергский процесс и его влияние на развитие международного права: избранная библиография (часть I) // Уч. зап. Таврического национального ун-та им. В.И. Вернадского. Юрид. науки. 2015. № 1. С. 272-291; Нюрнбергский процесс и его влияние на развитие международного права: избранная библиография (часть II) // Уч. зап. Крымского федерального ун-та им. В.И. Вернадского. Юрид. науки. 2015. Т. 1 (67). № 2. С. 171-195.

5. Абаринов В. Смерть в Нюрнберге. Белое пятно в главном судебном процессе. Радио Свобода. 29 июня 2019 г. Нюрнбергский процесс. Загадка смерти помощника главного обвинителя СССР Николая Зори. Интервью внучки Н. Зори О. Зори на передаче «Дилетанты» радиостанции «Эхо Москвы». 23 апреля 2020 г.

6. В двух выпусках авторской передачи В. Дымарского «Цена Победы» на радиостанции «Эхо Москвы» 12 и 19 июля 2010 г. состоялось интервью с профессором, доктором исторических наук, руководителем Центра публикации документов по истории XX в. Института всеобщей истории РАН, ведущим специалистом в России по тематике Нюрнбергского процесса над главными нацистскими преступниками Н. Лебедевой. Именно эти вопросы были заданы гостю программы // См. также: Тайны Нюрнбергского процесса. Часть 1 и 2. Интервью А. Лукичева. Выпуски передачи «Цена Победы» от 14 и 21 ноября 2015 г.

7. Chris Harland-Dunaway. This scientist is using imaging techniques to rescue sound from the Nazi Nuremberg trials. Feb 6, 2019; Chris Harland-Dunaway. The Sound of Justice. The original records of Nazi atrocities were at risk of being lost – this is how they were saved. Apr 25, 2019; Сlaire Parker. Public to get access to Nuremberg trials digital recordings. Oct.10, 2019.

8. Орешина М.А. Апгрейд истории. О запуске есовского проекта по спасению европейской идентичности // Международная жизнь. 2017. № 8. С. 153-167. НПО «Мемориал» сотрудничал с кураторами Дома европейской истории в Брюсселе при разработке музейной экспозиции. Российские архивы не были приглашены к участию.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 3.6)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся