Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., научный руководитель РСМД, член РСМД

Чуть больше года назад, на саммите лидеров США и африканских стран в Вашингтоне в декабре 2022 г., американский президент Джо Байден взял на себя обязательство отправиться с визитом в Африку в ближайшем будущем. Однако планы государственных деятелей порой меняются, и Байден уже вряд ли сдержит свое обещание, по крайней мере, до предстоящих в ноябре 2024 г. президентских выборов. Тем не менее Черный континент не остался обделенным вниманием США: на протяжении только последнего года сюда отправилась целая вереница американских шишек, включая вице-президента Камалу Харрис, министра обороны Ллойда Остина и даже первую леди Джилл Байден.

Наконец в конце января 2024 г. этот список пополнился госсекретарем США Энтони Блинкеном, совершившим многодневное турне по Западной Африке, включавшее четыре страны — Кабо-Верде, Кот-д'Ивуар, Нигерию и Анголу. Разумеется, визит был не первым явлением Блинкена в этом уголке мира; с 2021 года госсекретарь совершил уже три поездки в Африку южнее Сахары. Но в его поездках по Африке в прошлом году произошла необычная десятимесячная пауза — возможно, из-за продолжающегося израильско-палестинского конфликта, потребовавшего львиную долю времени и энергии главного американского дипломата.

Одним из возможных объяснений нынешнего повышенного внимания администрации Байдена к Африке являются сами приближающиеся выборы 2024 года. Одна из очевидных предвыборных проблем демократов состоит в том, что они уже не могут как раньше рассчитывать на безусловную поддержку со стороны афроамериканских избирателей. Рейтинг одобрения Байдена в этой электоральной группе в течение 2023 года упал почти на 20 пунктов, и на данный момент только 61% афроамериканцев одобряют Байдена по сравнению с 92% на выборах 2020 г. Продолжение этого тренда в наступившем году может оказаться фатальным для администрации в ноябре, особенно, если учитывать наметившееся общее отставание Джо Байдена от Дональда Трампа. Наведение мостов с Африкой, по-видимому, может рассматриваться как один из способов постараться вернуть лояльность чернокожих избирателей.

Однако более вероятное объяснение кроется не во внутренней политике США, а в глобальной геополитике. Соединенные Штаты должны быть серьезно обеспокоены ослаблением влияния Запада во многих точках Африки. В настоящее время большинство крупномасштабных проектов по развитию инфраструктуры в Африке осуществляется при финансовой и технической поддержке Пекина. Москва, в свою очередь, все активнее вовлекается в деятельность по обеспечению безопасности растущего числа африканских государств. Возможно, сейчас самое подходящее время для того, чтобы Дядя Сэм вышел на африканскую сцену в роли главного героя, а не подсказывал реплики действующим лицам из суфлерской будки. Однако что он, кроме сладкой риторики и большой дубинки, может предложить своим африканским партнерам?

Товарооборот США со странами Африки составляет менее одной десятой двустороннего товарооборота США с Мексикой и около четверти всего товарооборота Китая с Африкой. Прямые иностранные инвестиции США в Африку также демонстрируют неудовлетворительную динамику. Символично, что Энтони Блинкен, приглашенный в Кот-д'Ивуар на футбольный матч плей-офф Кубка африканских наций между хозяевами и командой Экваториальной Гвинеи, наблюдал за игрой со стадиона на 60 000 мест, построенного при поддержке Китая, чей министр иностранных дел Ван И посетил Кот-д'Ивуар всего за неделю до приезда туда Блинкена.

Международная конкуренция за проекты, контракты и влияние на Африканском континенте не обязательно является негативным фактором с точки зрения самих африканцев, которые хотят иметь возможность выбирать своих партнеров. Реальность такова, что Африка достаточно велика, чтобы вместить всех, интересующихся этой частью планеты, — ее потребности колоссальны, а ее перспективы безграничны. Колыбель человечества» на новом витке его исторического развития могла бы стать глобальной лабораторией инновационных моделей многостороннего сотрудничества, которое в конечном итоге принесет пользу не только африканцам, но и всем остальным.

Чуть больше года назад, на саммите лидеров США и африканских стран в Вашингтоне в декабре 2022 г., американский президент Джо Байден взял на себя обязательство отправиться с визитом в Африку в ближайшем будущем. Однако планы государственных деятелей порой меняются, и Байден уже вряд ли сдержит свое обещание, по крайней мере, до предстоящих в ноябре 2024 г. президентских выборов. Тем не менее Черный континент не остался обделенным вниманием США: на протяжении только последнего года сюда отправилась целая вереница американских шишек, включая вице-президента Камалу Харрис, министра обороны Ллойда Остина и даже первую леди Джилл Байден.

Наконец в конце января 2024 г. этот список пополнился госсекретарем США Энтони Блинкеном, совершившим многодневное турне по Западной Африке, включавшее четыре страны — Кабо-Верде, Кот-д'Ивуар, Нигерию и Анголу. Разумеется, визит был не первым явлением Блинкена в этом уголке мира; с 2021 года госсекретарь совершил уже три поездки в Африку южнее Сахары. Но в его поездках по Африке в прошлом году произошла необычная десятимесячная пауза — возможно, из-за продолжающегося израильско-палестинского конфликта, потребовавшего львиную долю времени и энергии главного американского дипломата.

Одним из возможных объяснений нынешнего повышенного внимания администрации Байдена к Африке являются сами приближающиеся выборы 2024 года. Одна из очевидных предвыборных проблем демократов состоит в том, что они уже не могут как раньше рассчитывать на безусловную поддержку со стороны афроамериканских избирателей. Рейтинг одобрения Байдена в этой электоральной группе в течение 2023 года упал почти на 20 пунктов, и на данный момент только 61% афроамериканцев одобряют Байдена по сравнению с 92% на выборах 2020 г. Продолжение этого тренда в наступившем году может оказаться фатальным для администрации в ноябре, особенно, если учитывать наметившееся общее отставание Джо Байдена от Дональда Трампа. Наведение мостов с Африкой, по-видимому, может рассматриваться как один из способов постараться вернуть лояльность чернокожих избирателей.

Однако более вероятное объяснение кроется не во внутренней политике США, а в глобальной геополитике. Соединенные Штаты должны быть серьезно обеспокоены ослаблением влияния Запада во многих точках Африки. Достаточно упомянуть, что с 2020 года на континенте произошло восемь государственных переворотов, после которых такие страны, как Гвинея, Буркина-Фасо, Мали, Нигер, Габон и Чад, дистанцировались от своих бывших западных партнеров и сделали ставку на сотрудничество с Китаем и Россией. В настоящее время большинство крупномасштабных проектов по развитию инфраструктуры в Африке осуществляется при финансовой и технической поддержке Пекина. Москва, в свою очередь, все активнее вовлекается в деятельность по обеспечению безопасности растущего числа африканских государств. Не удивительно, что большинство из этих стран предпочитают не присоединяться к «украинским» санкциям США и ЕС против России и не принимать американскую сторону в разворачивающемся американо-китайском экономическом противостоянии.

В течение долгого времени геополитические интересы США в Африке оставались относительно скромными — по крайней мере, по сравнению с аналогичными интересами в Европе, Восточной Азии или на Ближнем Востоке. Традиционно в Вашингтоне исходили из того, что Черный континент остается преимущественной «зоной ответственности» бывших европейских колониальных держав, а потому задача следить за потенциально тревожными событиями в Африке и соответствующим образом сдерживать их возлагалась на Париж, Лондон, Брюссель и другие европейские столицы. Теперь выясняется, что европейские союзники не во всем оправдали ожидания американских стратегов. Наиболее наглядным примером может служить Франция — она быстро теряет былое влияние в своих бывших африканских колониях. Великобритания, которая все еще борется с негативными последствиями выхода из Евросоюза и явно переставляет внешнеполитические приоритеты в пользу Азиатско-Тихоокеанского региона, также переживает пусть и менее драматичное, но все же вполне заметное сокращение своих былых возможностей в Африке. Евросоюз по понятным причинам фиксирует внимание на странах южного побережья Средиземного моря, через которые в Европу идут основные потоки незаконных мигрантов. Все это происходит на фоне резкого обострения геополитического противостояния великих держав повсюду в мире, когда ценность африканских стран для Запада становится все более очевидной.

Кристина Кондакова, Александра Янькова:
Интересы Китая в Африке

В общем, возможно, сейчас самое подходящее время для того, чтобы Дядя Сэм вышел на африканскую сцену в роли главного героя, а не подсказывал реплики действующим лицам из суфлерской будки. Военное присутствие США в Африке расширяется в последние десятилетия, особенно после создания в 2007 году Африканского командования (AFRICOM) в качестве самостоятельного континентального командования министерства обороны в Африке. С того времени американские военные приняли участие в контртеррористических операциях различного типа на территории двух десятков африканских государств, но критики утверждают, что эти операции до сих пор мало способствовали укреплению безопасности на континенте или продвижению конкретных интересов США в этом регионе.

Наверное, военное присутствие Соединенных Штатов на континенте может быть еще более расширено. Наряду с имеющейся базой в Джибути (5 000 человек) и существующими опорными точками в Сомали, в Нигере и в Тунисе могут быть созданы и новые объекты Пентагона на континенте, хотя текущие американские интересы диктуют необходимость укрепления других потенциальных театров военных действий. Но главный вопрос не в том, сколько американских военнослужащих будут находиться в Африке в ближайшем будущем. Вопрос в другом: что именно дядя Сэм, кроме сладкой риторики и большой дубинки, может предложить своим африканским партнерам?

Двусторонняя торговля США со странами Африки, по крайней мере, в течение последних двадцати лет практически не растет и временами даже сокращается: в настоящее время она составляет менее 2% от общего объема внешней торговли США. Общая стоимость экспорта США на континент упала с 32,9 млрд долл. в 2011 г. до 26,7 млрд в 2021 г., а импорт сократился с 93 млрд долл. в 2011 г. до 37,6 млрд в 2021 г. Это менее одной десятой двустороннего товарооборота США с Мексикой и около четверти всего товарооборота Китая с Африкой. Кроме того, торговля США с Африкой гораздо менее диверсифицирована, чем торговля Китая — как с точки зрения географии, так и с точки зрения структуры.

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) США в Африку демонстрируют аналогичную неудовлетворительную динамику. В 2013 году Китай превзошел Соединенные Штаты по общему объему прямых иностранных инвестиций в африканские страны, и с тех пор разрыв между Пекином и Вашингтоном неуклонно увеличивается. Символично, что Энтони Блинкен, приглашенный в Кот-д'Ивуар на футбольный матч плей-офф Кубка африканских наций между хозяевами и командой Экваториальной Гвинеи, наблюдал за игрой со стадиона на 60 000 мест, построенного при поддержке Китая, чей министр иностранных дел Ван И посетил Кот-д'Ивуар всего за неделю до приезда туда Блинкена.

Никто не должен исходить из того, что Соединенные Штаты обязаны любой ценой превзойти Китай или Россию в каждой африканской стране во всех областях. Также никому не следует полагать, что будущие позиции Вашингтона в международной системе целиком определяются его способностью или неспособностью закрепить за собой лидирующее положение в Африке. Международная конкуренция за проекты, контракты и влияние на Африканском континенте не обязательно является негативным фактором с точки зрения самих африканцев, которые хотят иметь возможность выбирать своих партнеров (причем в «африканском кастинге» участвуют не только США, ЕС, Китай и Россия, но еще Индия, Арабский мир, Турция, АСЕАН и многие другие внешние игроки). Но верно и то, что международная помощь в обеспечении безопасности и развития континента не обязательно должна быть футбольным матчем, который заканчивается победой одной команды и поражением другой. Реальность такова, что Африка достаточно велика, чтобы вместить всех, интересующихся этой частью планеты, — ее потребности колоссальны, а ее перспективы безграничны.

В ближайшие годы и десятилетия африканский континент будет генерировать как крайне опасные вызовы, так и беспрецедентные возможности для остального человечества, настроенного на сотрудничество с Африкой. Успехи африканских стран так или иначе станут нашими общими успехами, а неудачи окажутся нашими общими неудачами. Поэтому нужно постараться — там, где это еще возможно — оградить Африку от продолжающегося геополитического противоборства великих держав. «Колыбель человечества» на новом витке его исторического развития могла бы стать глобальной лабораторией инновационных моделей многостороннего сотрудничества, которое в конечном итоге принесет пользу не только африканцам, но и всем остальным.

Впервые опубликовано в Global Times.

(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся