Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.69)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

К.полит.н., научный сотрудник Лаборатории анализа международных процессов ИМИ МГИМО МИД России, старший преподаватель Кафедры европейских исследований СПбГУ, эксперт РСМД

Э. Макрон одержал уже вторую громкую победу. Его движение «Вперёд!» получило абсолютное большинство в Национальном собрании, намного превзойдя все остальные партии.

Сыграла свою роль определённая вялость избирателей. Сильными оказались настроения «дать Макрону шанс»: позволить без помех приступить к реформам, а судить об успешности предложенного курса позже, по результатам. Кроме того, все остальные силы явно не успели перегруппироваться после президентской кампании. Складывается впечатление триумфального шествия «макронистов» с огромным преимуществом практически по всей стране. Однако в абсолютных значениях движение выступило хуже своего лидера.

Если движение Э. Макрона и дальше покажет свою эффективность, то другие организации могут перенять его формат и также превратиться в подобные движения. При этом их всех будет отличать зыбкость идейно-политических позиций, превращение подробных программ в абстрактные декларации ценностей. Напротив, в случае затруднений «макронистов» может возобладать противоположный тренд на новое размежевание по партийным «квартирам».

Новый президент Франции Эммануэль Макрон одержал уже вторую громкую победу. В результате очередных парламентских выборов его движение «Вперёд!» получило абсолютное большинство в Национальном собрании, намного превзойдя все остальные партии.

Контекст кампании

Приход Э. Макрона в Елисейский дворец стал без преувеличения новой реальностью французской политики. Впервые за многие десятилетия главой государства стал деятель, не имеющий чёткой связи с какой-либо «системной» партией и явно претендующий на обновление всей политической жизни. Его победа только подстегнула процесс глубокой трансформации политического спектра, следующим этапом которого стали очередные выборы в нижнюю палату парламента.

Рис. 1. Примерное распределение мест в Национальном собрании по итогам выборов 2017 г. (Источник — «Le Figaro»)

С 2000 г., когда путём реформы электорального календаря президентские и парламентские кампании были синхронизированы по срокам, президентская партия всегда уверенно побеждала вслед за своим лидером. Новизна движения Э. Макрона позволяла предположить, что в 2017 г. ситуация будет сложнее. Например, победителям понадобилась бы коалиция с какой-либо из «старых» партий, что неминуемо отразилось бы на содержании будущего курса. Однако даже в нынешних условиях эта традиция нарушена не была. «Вперёд, Республика!» (такое название движение взяло в ходе кампании) сформирует крупнейшую фракцию в нижней палате без чьей-либо помощи, кроме младших партнёров из «Демократического движения». Подлинным же новшеством оказался масштаб успеха центристов, получивших около 350–360 мест из 577 (хотя в какой-то момент планировалось даже более 400 мандатов).

Есть несколько причин столь подавляющего преимущества сторонников президента. Во-первых, сыграла свою роль определённая вялость избирателей. Президентская кампания получилась слишком бурной, чтобы у граждан после неё ещё оставалось стремление так же внимательно следить за дальнейшей политической борьбой. Кроме того, сильными оказались настроения «дать Макрону шанс»: позволить без помех приступить к реформам, а судить об успешности предложенного курса позже, по результатам. В итоге явка составила чрезвычайно низкие 48,7% и 42,6% в двух турах соответственно. Движение «Вперёд, Республика!» охотно этим воспользовалось, ещё раз мобилизовав свои силы под предлогом приобретения рабочего большинства ради претворения в жизнь президентской программы.

Во-вторых, все остальные силы явно не успели перегруппироваться после президентской кампании. От Социалистической партии этого ждать и не стоило: получив худший результат в своей новейшей истории (всего 44 места вместе с союзниками), она только усугубила своё и без того тяжелейшее положение. «Республиканцы» после поражения Ф. Фийона не сумели сформулировать чёткую позицию, как они будут относиться к новому президенту, что привело к распылению их электората. В случае же крайних сил — левой «Непокорённой Франции» и правого «Национального фронта» — подтвердилась любопытная закономерность, говорящая о том, что их лидеры обычно популярнее собственных организаций. Так, два месяца назад Ж.-Л. Меланшон получил 19,5%, а его альянс сейчас — лишь 11% в первом туре; М. Ле Пен — 21,3%, НФ же — 13%.

2macron2.jpg
Рис. 2. Фракции в Национальном собрании при пропорциональной избирательной системе (Источник — «Le Figaro»)

В итоге складывается впечатление триумфального шествия «макронистов» с огромным преимуществом практически по всей стране. Однако мажоритарная избирательная система, ещё и при низкой явке, даёт в этом плане искажённую картину. В абсолютных значениях движение тоже выступило хуже своего лидера. В первом туре за кандидатов от «Вперёд, Республика!» проголосовали 6,4 млн граждан (всего в стране 47,5 млн зарегистрированных избирателей), а за самого Э. Макрона в апреле — 8,6 млн. В процентах от общего числа граждан, явившихся на голосование, президентское движение получило 28,2%, но от всех избирателей это всего около 13%. Поэтому повального увлечения новым президентом, как может показаться из прессы, де-факто не существует: в июне 2017 г. скорее преобладали апатичность и выжидание. Однако любопытно, что даже в случае применения пропорциональной избирательной системы, о которой периодически говорят разные партии, ситуация в парламенте стала бы запутаннее (правоцентристы смогли бы навязать коалицию), но власти движение «Вперёд!» всё равно не лишилось бы.

Как быть дальше

Какое-то время Э. Макрону не должны угрожать конкуренты, занятые собственными неудачами, поэтому он может беспрепятственно приступить к наиболее чувствительным реформам. Сейчас таких намечено уже две — законопроект о «морализации политической жизни» и корректировка трудового кодекса. При обсуждении этих и других инициатив выяснится, насколько гомогенно полученное большинство. Для многих из новоизбранных депутатов парламентская работа в новинку (пришли в политику из бизнеса, общественных организаций, молодёжной среды и т. д.), поэтому нельзя исключать ошибки и противоречия между ними. Какие-то корректировки могут произойти и в составе правительства, где уже ослабли позиции нескольких министров (Р. Ферран, Ф. Байру).

«Республиканцы» де-юре вновь могут называться крупнейшей оппозиционной партией (тем более что именно им до сих пор принадлежит большинство департаментов и регионов), но внутреннего единства им это отнюдь не добавляет. Назначение в правительство Э. Филиппа, Б. Ле Мэра, Ж. Дарманена внесло сумятицу в ряды правоцентристов: партии трудно занять критическую позицию в адрес нового президента, если он приблизил к себе её некоторых представителей, пусть далеко не первой величины. Ориентировочно в конце осени должны пройти выборы нового партийного главы (возможные кандидаты — в прошлом министры Ф. Баруэн, Л. Вокье, К. Бертран), только после которых можно будет понять, какую линию будут выдерживать «Республиканцы» — умеренную «конструктивную» или жёсткую правую.

Глубокая трансформация предстоит и социалистам. Масштаб этого процесса будет напоминать события начала 1970-х гг., когда по инициативе Ф. Миттерана партия приобрела современный вид. Как тогда, так и сейчас СП важно устранить конкурентов на левом фланге. Ф. Миттеран в своё время успешно выбил почву из-под ног коммунистов, что-то подобное предстоит сделать и новому руководству социалистов в отношении «Непокорённой Франции» Ж.-Л. Меланшона. Хотя в какой-то степени крайне левые имеют даже большее моральное право на пальму первенства, поскольку их лидер гораздо увереннее выступил на президентских выборах, чем кандидат СП Б. Амон.

Алексей Чихачев: Время Макрона

Наконец, внутренние процессы будут происходить и в Национальном фронте, немного увеличившем своё представительство (8 мест вместо 2, М. Ле Пен впервые стала депутатом национального масштаба). Линия на постепенную банализацию крайне правых, практиковавшаяся в последние годы, не остаётся без критики в стане партии. В частности, Ф. Филиппо уже образовал собственную неформальную группировку «Патриоты», предлагая вернуться к классической фронтистской программе и отказаться от всех реверансов в сторону более умеренного электората.

При этом для всех партий открываются два пути эволюции. Если движение Э. Макрона и дальше покажет свою эффективность, то другие организации могут перенять его формат и также превратиться в подобные движения. При этом их всех будет отличать зыбкость идейно-политических позиций, превращение подробных программ в абстрактные декларации ценностей. Напротив, в случае затруднений «макронистов» может возобладать противоположный тренд на новое размежевание по партийным «квартирам». Тогда к 2022 г. на сцену должны вернуться классические партии, ясно отличающиеся друг от друга программными приоритетами и ведущие борьбу по уже знакомым правилам.

Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.69)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся