Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Одним из итогов 2019 года стала поистине ударная работа Минфина США по применению штрафов против международного бизнеса за нарушение режимов американских санкций. Бизнес стремится дистанцироваться от политики и уйти от риска разбирательств с властями США, даже если с точки зрения международного права односторонние санкции и являются сомнительными. Пока риск потери прибыли для компаний является более весомым аргументом, чем политические интересы. В Брюсселе, Пекине, Москве и других столицах по данному вопросу зреет недовольство. Большой вопрос — в какие именно политические шаги оно выльется и насколько от этого выиграет сам бизнес?

Одним из итогов 2019 года стала поистине ударная работа Минфина США по применению штрафов против международного бизнеса за нарушение режимов американских санкций.

Подобные штрафы уже давно стали неприятным риском. И хотя крупные штрафы в несколько сотен миллионов, а то и в несколько миллиардов долларов пока остаются редкостью, сам факт разбирательства с американскими властями по поводу нарушения санкционных законов является для бизнеса сомнительным удовольствием. За последние 10 лет Минфин США завершил 214 расследований, результатом которых стало согласие компании, некоммерческой организации или физического лица признать свои нарушения и выплатить штраф. В 2019 году были опубликованы результаты 26 расследований. Это самый высокий показатель с 2013 года. Подобный всплеск вряд ли является заранее запланированным властями США. Однако материалы 2019 года сами по себе показывают ряд интересных закономерностей.

Прежде всего — объём штрафов. За 2019 год их общая сумма составила 1,289 млрд долларов. Сопоставимую сумму удавалось собрать лишь в 2014 году, причём тогда большая часть выплат пришлась на единственный крупный случай — BNP Paribas. В юридической и политической экспертизе санкций тот случай до сих пор является хрестоматийным. В 2019 году основная масса штрафов также пришлась всего на два случая. Крупные штрафы заплатили Standard Chartered Bank и UniCredit Bank — 657,04 млн и 611,023 млн. Иными словами, всего на две компании приходится 98% общих выплат за год. Примечательно, что оба банка имеют европейское происхождение. Здесь опять же проявляется тенденция последних лет, когда именно европейские банки попадали под самые крупные штрафы. Финансовый сектор также стал в 2019 году самой штрафуемой отраслью. 7 случаев из 26 приходится именно на банки. Ни один другой сектор не показал такой частоты.

Впрочем, данная закономерность вообще характерна для правоприменительной практики властей США. Банки чаще остальных компаний нарушают режимы санкций и платят наиболее крупные штрафы. Это объясняется особенностями отрасли. Банки осуществляют большое число сделок, зачастую на крупные суммы. За последние годы они существенно улучшили возможности мониторинга сделок на соответствие режимам санкций. Однако всё равно допускают ошибки в силу сбоев программного обеспечения или ошибок менеджмента. Симптоматично, что в 5 из 7 случаев в 2019 году власти США классифицировали нарушения банков как «вопиющие». То есть именно банки в основном допускали самые тяжёлые нарушения.

Случаи UniCredit Bank и Standard Chartered Bank лишь укрепят тенденцию последних нескольких лет, когда банки стали опасаться любых сделок, чреватых санкциями. В результате они проявляют сверхосторожность, не допуская сделку даже тогда, когда она вполне вписывается в санкционное законодательство США. Такую проблему уже испытали на себе российские компании и их зарубежные партнёры.

Наиболее ярким случаем 2019 года стало расследование Минфина США против американской компании Haverly Systems. Компания осуществляла поставки программных продуктов для российской «Роснефти». Однако банки задержали проведение платежей «Роснефти» в адрес Haverly Systems, опасаясь санкционного риска. В итоге компания получила платеж с задержкой. Что было классифицировано Минфином США как нарушение Директивы 2, выпущенной на основании указа президента США 13662 от 2014 года. В частности, Директива ограничивает сроки кредитования российских энергетических компаний. Задержка платежа была интерпретирована властями США фактически как кредитование «Роснефти» со стороны Haverly Systems. Ситуация выглядит достаточно курьёзной. Haverly Systems согласилась выплатить штраф в размере 75,3 тыс. долларов. Однако дело показало, что американский регулятор будет применять крайне нюансированный подход к нарушениям, придираясь даже к мелочам и неочевидным эпизодам.

Надо сказать, что в самом Минфине США была проделана большая работа по обобщению опыта расследований против нарушителей режимов санкций. Чиновники Офиса контроля зарубежных активов (OFAC) выпустили базовые рекомендации для компаний, корпораций и прочих организаций по контролю риска санкций, а также развитию корпоративных программ соответствия законам США. В документе подробно разобраны типичные ошибки бизнеса, а также пробелы в управленческой структуре, приводящие к нарушениям. Придирки к мелочам американские власти компенсировали детальными пояснениями и инструкциями по выполнению режима своих санкций.

Штрафы остаются одним из ключевых санкционных рисков для «системного» международного бизнеса, то есть тех компаний, которые специально «не заточены» под взаимодействие с подсанкционными странами. Штраф остаётся достаточно гибкой мерой. Он приносит компании ощутимое беспокойство, но не исключает её из международной финансовой системы, то есть позволяет ей нормально функционировать.

Риск штрафа несопоставим с более серьёзным риском попадания в SDN-лист — «чёрный список» OFAC, который подразумевает запрет практически на все сделки с фигурантами списка. Попадание в SDN оборачивается проблемами для международной деятельности компании. Обычно данная мера не предпринималась против крупных глобальных компаний. Однако здесь 2019 год преподнёс сюрприз. В сентябре в SDN-лист попала китайская компания COSCO Shipping Tanker. Она является частью крупной глобальной компании COSCO Shipping. Проблемы у китайских перевозчиков нефти возникли из-за подозрений властей США в нарушении санкций против Ирана. И хотя COSCO Shipping Tanker была предоставлена генеральная лицензия на осуществление ряда необходимых для функционирования финансовых операций, сам факт нахождения фирмы в SDN-листе значительно более серьёзен в сравнении со штрафами.

Дело COSCO Shipping Tanker совпало с общим ухудшением американо-китайских отношений и рядом других санкционных мер США против других китайских фирм. В их числе наиболее заметным стал случай Huawei. Вместе с тем 2019 год показал, что международный бизнес (включая компании из ЕС, КНР, России и других стран) стараются соблюдать режимы санкций США, несмотря на характер политических отношений их стран с Вашингтоном. Бизнес стремится дистанцироваться от политики и уйти от риска разбирательств с властями США, даже если с точки зрения международного права односторонние санкции и являются сомнительными.

Пока риск потери прибыли для компаний является более весомым аргументом, чем политические интересы. В Брюсселе, Пекине, Москве и других столицах по данному вопросу зреет недовольство. Большой вопрос — в какие именно политические шаги оно выльется и насколько от этого выиграет сам бизнес?

Впервые опубликовано на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай».


(Голосов: 4, Рейтинг: 4.75)
 (4 голоса)

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся