Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Юрий Белобров

К.полит.н., старший научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, эксперт РСМД

В последнее время после десятилетнего тупика в переговорном процессе по урегулированию иранской ядерной проблемы (ИЯП) произошли заметные позитивные сдвиги в позициях главных противоборствующих сторон – Ирана и США. Это позволило участникам переговоров согласовать «дорожную карту» практических шагов, открывающих возможность быстрого всеобъемлющего решения этой застарелой проблемы.

В последнее время после десятилетнего тупика в переговорном процессе по урегулированию иранской ядерной проблемы (ИЯП) произошли заметные позитивные сдвиги в позициях главных противоборствующих сторон – Ирана и США. Это позволило участникам переговоров согласовать «дорожную карту» практических шагов, открывающих возможность быстрого всеобъемлющего решения этой застарелой проблемы.

Жесткое противоборство ослабевает

Тегеран заинтересован во взаимоприемлемом урегулировании, поскольку экономические санкции, введенные против него международным сообществом, наносят не только значительный ущерб экономике, но и замедляют выполнение его ядерной программы. Так, по оценке российского эксперта В. Сажина, в период с января 2012 г. по март 2013 г. объем нефтедобычи в Иране сократился с 3,8 до 2,7 баррелей в сутки, а ее экспорт снизился с 2,4 до примерно 1 млн баррелей. Соответственно, нефтяные доходы ИРИ резко уменьшились, что привело к серьезному дефициту бюджета и негативно сказалось на социально-экономическом положении страны.

Со своей стороны, руководство США, озабоченное ростом нестабильности на Большом Ближнем Востоке в связи с реализацией плана вывода основных боевых частей США и их партнеров по НАТО из Афганистана, заинтересовано в стабилизирующей роли Тегерана в регионе. К тому же в Вашингтоне, судя по всему, начинают осознавать, что только с помощью грубого давления остановить осуществление иранской ядерной программы не удастся. Напротив, это может подтолкнуть Тегеран к скорейшему обретению ядерного оружия. Причем даже применение силы на данном этапе, если только оно не будет сопровождаться полной военной оккупацией страны, способно лишь замедлить выполнение ядерной программы ИРИ. Но в таком случае, как полагают, Иран вышлет из страны всех инспекторов МАГАТЭ и уже гораздо интенсивнее будет работать над созданием ядерного оружия.

В Вашингтоне начинают осознавать, что только с помощью грубого давления остановить осуществление иранской ядерной программы не удастся. Напротив, это может подтолкнуть Тегеран к скорейшему обретению ядерного оружия.

Избрание президентом Ирана умеренного политика Х. Роухани, рассматривающего (при одобрении верховного духовного лидера Ирана Али Хаменеи) скорейшее урегулирование этого вопроса в качестве внешнеполитического приоритета, открыло перед администрацией Б. Обамы долгожданный шанс нормализовать отношения с Тегераном в интересах упрочения своих позиций в регионе.

О заинтересованности обеих сторон в поиске взаимоприемлемого решения проблемы свидетельствует возобновление осенью 2013 г. (впервые за последние тридцать лет) двустороннего американо-иранского диалога на самом высоком уровне. 26 сентября 2013 г. госсекретарь США Дж. Керри провел в Нью-Йорке встречу с министром иностранных дел Ирана М. Зарифом, а уже на следующий день состоялся прямой телефонный разговор Б. Обамы и Х. Роухани. В ходе обмена мнениями американский лидер указал на «возможность достижения всеобъемлющего урегулирования», которое «откроет путь к налаживанию более глубоких отношений между США и Ираном». В качестве главного условия прорыва в этой области он назвал «существенные, транспарентные и проверяемые действия» с иранской стороны. Ранее в своем публичном выступлении на сессии Генеральной Ассамблеи ООН Б. Обама (впервые на таком уровне) заявил, что США «уважают право иранского народа иметь доступ к мирной ядерной энергетике» при условии соблюдения Ираном своих обязательств по ДНЯО.

Фото: farsi.khamenei.ir

Эту линию администрации Б. Обамы по-прежнему не приемлют консервативно настроенные американские конгрессмены и политики, а также их единомышленники в Израиле. И те и другие настаивают на полном отказе Ирана от деятельности в ядерной сфере, избавлении от накопленного ядерного топлива и закрытии всех установок топливного цикла. Эти силы намерены упорно сопротивляться любому ослаблению антииранских санкций, если Тегеран не уступит их требованиям. В Конгрессе подготовлен еще более жесткий санкционный пакет, нацеленный на блокирование международных инвестиций в добывающий и строительный секторы иранской экономики через закрытие валютных счетов Ирана в иностранных банках. Столкнувшись с жестким сопротивлением Сената смягчению американской позиции по ИЯП, Белый дом вынужден лавировать между противоположными фракциями, пытаясь договориться с обеими сторонами. Так, администрация Б. Обамы заверяет конгрессменов, что дополнительные санкции могут быть введены позднее, если иранцы не выполнят взятых на себя обязательств в рамках женевских договоренностей.

Новая динамика переговорного процесса

На переговорах с «шестеркой» международных посредников в Женеве в октябре – ноябре 2013 г. иранская сторона представила взвешенные предложения по решению основных проблем своей ядерной программы и выразила готовность в условиях беспрецедентной транспарентности ответить на все вопросы МАГАТЭ. Новая, более гибкая позиция Ирана, обеспечивая независимость его мирной ядерной программы, допускала ограничение деятельности по обогащению урана, приостановку работы предприятия по производству плутония, а также предоставление инспекторам доступа на ядерные объекты по выбору МАГАТЭ. В обмен Тегеран настаивал на признании своего законного права на мирную ядерную деятельность, на смягчении, а затем и полной отмене санкций СБ ООН и односторонних мер США и стран Евросоюза, а также на получении твердых политических заверений со стороны Запада в отказе от попыток свержения иранского режима.

На переговорах с «шестеркой» международных посредников в Женеве в октябре – ноябре 2013 г. иранская сторона представила взвешенные предложения по решению основных проблем своей ядерной программы и выразила готовность в условиях беспрецедентной транспарентности ответить на все вопросы МАГАТЭ.

Динамика переговоров в Женеве, благодаря конструктивности обновленной позиции Ирана, заметно возросла. Это позволило начать содержательный диалог одновременно о достижении промежуточного соглашения сроком от шести месяцев или более и о пакете первоочередных мер по приостановлению выполнения иранской ядерной программы, а также о ключевых элементах окончательного урегулирования.

Параллельно с переговорами с «шестеркой» международных посредников Иран продолжил диалог в Вене по углублению сотрудничества с МАГАТЭ и по предъявленному ему Агентством списку вопросов.

11 ноября 2013 г. представители Тегерана и МАГАТЭ достигли в Вене важного рамочного соглашения о переходе к более прозрачному сотрудничеству и урегулированию. Иран обязался в течение трех месяцев представить МАГАТЭ информацию и управляемый доступ ко всем своим ядерным объектам, включая тяжеловодный реактор в Араке и урановый рудник в Гачине, а также сведения обо всех 16 АЭС, которые планируется построить, о районах строительства и новых исследовательских реакторах.

Фото: aljazeera.com
Президент Ирана Хассан Роухани
приветствует Министра иностранных
дел России Сергея Лаврова

На этот раз Тегеран практически сразу же приступил к реализации соглашения, разрешив МАГАТЭ провести начальный анализ объекта в Араке и предоставив возможность доступа к нему инспекторов. Это был, безусловно, серьезный сдвиг в позиции Тегерана, который оказал положительное влияние на ход возобновившихся женевских переговоров «шестерки» с Ираном и существенно повысил шансы на заключение промежуточного соглашения по ИЯП.

«Дорожная карта» урегулирования

24 ноября 2013 г. после сложных переговоров стороны согласовали документ под названием «Совместный план действий», рассчитанный на ближайшие полгода. Он предусматривает временное ограничение иранской ядерной программы в обмен на смягчение односторонних антииранских санкций США и стран ЕС, введенных за рамками СБ ООН. Эта договоренность, как отмечается в заявлении МИД России, базируется на концепции, сформулированной президентом РФ В. Путиным. Ее суть – признание безусловного права Ирана на развитие мирной ядерной программы, включая право на обогащение урана, под строгим международным контролем и снятие всех действующих в отношении ИРИ санкций, в том числе односторонних, легитимность которых Россия не признавала и не признает.

Соглашение предусматривает, в частности, следующие меры с иранской стороны:

  • остановку обогащения урана до уровня 20% и обеднение такого накопленного урана до уровня не более 5%;
  • замораживание ввода в строй тяжеловодного реактора в Араке, способного нарабатывать плутоний, который, по утверждению специалистов, позволяет создать атомное взрывное устройство;
  • приостановку размещения новых центрифуг на предприятиях по обогащению урана и введения в строй центрифуг нового поколения на предприятиях в Натанзе и Фордо;
  • прекращение создания новых объектов для обогащения.
США и ЕС согласились смягчить односторонние антииранские санкции, вследствие чего Ирану будет разрешено продавать на мировом рынке сырую нефть и нефтепродукты, торговать золотом и драгоценными камнями, а также будет разморожена часть иранских финансовых средств, заблокированных в иностранных банках.

Вместе с тем Иран сохранил за собой право вырабатывать 3,5–5-процентный уран с целью использования его в качестве топлива для ядерных реакторов. При этом Тегеран обязался снять все ограничения на доступ инспекторов МАГАТЭ к своим действующим и строящимся ядерным объектам, в том числе к предприятиям, где производятся центрифуги, местам их складирования, урановым шахтам и заводам по переработке урановых руд. Кроме того, Агентству будет представлена информация о конструкции реактора в Араке и о планируемом строительстве любых новых ядерных объектов.

Со своей стороны, США и ЕС согласились смягчить односторонние антииранские санкции, вследствие чего Ирану будет разрешено продавать на мировом рынке сырую нефть и нефтепродукты, торговать золотом и драгоценными камнями, а также будет разморожена часть иранских финансовых средств, заблокированных в иностранных банках. И все же большая часть его валютных авуаров на сумму, по разным подсчетам, от 50 до почти 100 млрд долл., хранящихся в западных банках, останется замороженной. Основные международные санкции, введенные СБ ООН против нефтяного и финансового секторов экономики Ирана, также будут сохранять силу до достижения долговременного всеобъемлющего соглашения по ИЯП.

Для контроля над выполнением соглашения была сформирована совместная комиссия в составе государств-участников договоренности, которая будет работать в сотрудничестве с МАГАТЭ.

Неотъемлемой частью соглашения являются выработанные участниками переговоров элементы дальнейших действий по окончательному урегулированию ИЯП. Всеобъемлющее соглашение должно включать согласованную программу по обогащению урана с совместно определенными ограничениями по масштабам и уровню обогатительных работ и мощностей, а также полностью снять все озабоченности, связанные с реактором в Араке. Иран возьмет на себя обязательство ратифицировать и четко выполнять Дополнительный протокол. Взамен Тегерану будет обеспечено гражданское сотрудничество в ядерной области, включая вопросы приобретения современных легководных энергетических и исследовательских реакторов и соответствующего оборудования, поставку ядерного топлива и согласованных НИОКР.

Роль России и Китая

Анализ достижений на переговорах в Женеве по ИЯП был бы однобоким без учета роли в этом процессе России и Китая. Близость подходов этих стран к иранскому урегулированию послужила основой для укрепления их взаимодействия по ядерной проблематике как в СБ ООН и МАГАТЭ, так и в «шестерке» международных посредников.

Россия, будучи одним из основателей и депозитарием ДНЯО, не заинтересована в появлении нового ядерного государства на своих южных границах и стремится не допустить этого дипломатическим путем.

Благодаря настойчивым усилиям российских и китайских представителей удалось договориться с западными партнерами о том, чтобы переговоры «шестерки» с Ираном носили регулярный характер, велись в закрытом режиме и не использовались сторонами для развязывания враждебной пропагандистской кампании друг против друга. Кроме того, Россия и Китай весьма убедительно обосновали идею поэтапного решения ИЯП на основе взаимных шагов, подчеркнув, что не следует загонять Тегеран в угол, вводя против него все новые и новые санкции, поскольку, по их мнению, они способны лишь подтолкнуть его к экстремистским шагам. Россия, будучи одним из основателей и депозитарием ДНЯО, не заинтересована в появлении нового ядерного государства на своих южных границах и стремится не допустить этого дипломатическим путем. Как заявил глава МИД С. Лавров в интервью агентству «Интерфакс» 21 декабря 2013 г., Россия вместе с партнерами «готова продолжать терпеливый поиск комплексного взаимоприемлемого решения, которое …должно обеспечивать неотъемлемые права Ирана на развитие мирной ядерной программы под контролем МАГАТЭ и безопасность всех стран региона…». В частности, на это направлены и заметно участившиеся контакты высокопоставленных дипломатов России и Китая с их иранскими коллегами, в ходе которых наряду с проблематикой ИЯП активно обсуждаются вопросы политического и торгово-экономического взаимодействия этих стран.

Следует добавить, что к настоящему времени требования первого этапа Женевского соглашения выполняются сторонами четко и в согласованные сроки. Благодаря этому проведенный в Вене 18–20 февраля 2014 г. очередной раунд переговоров между Ираном и «шестеркой», по оценке всех участников, оказался продуктивным. Стороны достигли понимания по модальностям дальнейших переговоров и определили перечень ключевых вопросов, которые лягут в основу всеобъемлющего соглашения по ИЯП.

* * *

Резюмируя, 2014 год станет решающим в урегулировании ядерной проблемы Ирана. В переговорном процессе будут, видимо, наблюдаться как подъемы, так и спады. Поскольку противоборствующие стороны в целом осознали, что альтернативы мирному дипломатическому решению проблемы не существует, можно с большой долей уверенности предположить, что взаимоприемлемое урегулирование будет достигнуто. Это, безусловно, не только стабилизирует обстановку вокруг Ирана, но и окажет положительное влияние на всю ситуацию на Большом Ближнем Востоке. Конечно, многое будет зависеть от того, сможет ли администрация Б. Обамы сдержать американских и израильских противников дипломатической сделки с Ираном. Белый дом и Госдепартамент США стараются убедить Конгресс приостановить рассмотрение вопроса о введении новых жестких санкций против Ирана, обеспечив таким образом определенную гибкость американской позиции. Разумеется, и правительству Ирана предстоит убедить оппонентов ограничения ядерной деятельности внутри страны в том, что взаимоприемлемое урегулирование отвечает интересам ИРИ.

У Ирана и Запада, несомненно, будут по-прежнему востребованы совместные российско-китайские инициативы, направленные на преодоление сохраняющихся между сторонами разногласий и достижение скорейшего взаимоприемлемого урегулирования ИЯП. С учетом этого России и Китаю необходимо продолжить совместную работу, в тесном контакте с другими членами «шестерки» и Ираном, по подготовке проекта всеобъемлющего соглашения по ИЯП. Кроме того, они должны твердо противостоять попыткам политико-дипломатической изоляции Ирана, вовлекая эту страну в активное международное взаимодействие по проблемам поддержания безопасности, борьбы с терроризмом и наркотрафиком, а также в отношении сирийского урегулирования и созыва конференции по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. В этих вопросах Тегеран уже сегодня играет существенную и в целом конструктивную роль. Важно и дальше настойчиво добиваться предоставления надежных гарантий безопасности Ирану и обеспечения ему достойной роли в урегулировании обострившихся проблем Большого Ближнего Востока.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся