Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.73)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Евгений Учаев

Cтудент факультета управления и политики МГИМО МИД России

До сих пор дискуссия по проблеме редактирования генома человека идёт преимущественно в научном сообществе, но почти нет сомнений, что она будет постепенно приобретать более широкое международно-политическое измерение. На текущем этапе именно учёные играют ключевую роль в разработке основ международного регулирования данной сферы. Предлагаемые ими альтернативы не выходят за пределы «мягкого регулирования» и подразумевают учёт культурно-этических особенностей отдельных стран. Такой гибкий подход, являясь логичным продуктом идейного ландшафта научного сообщества, несёт в себе риск возникновения нового измерения межстранового неравенства и конфликта.


26 ноября 2018 г. произошло событие, которое в текущем потоке новостей не привлекло широкого внимания, но когда-то, возможно, будет считаться началом новой эры. Китайский учёный Хэ Цзянкуй разместил на портале YouTube видео, где объявил о рождении первых детей с отредактированным геномом. В научном сообществе эта новость вызвала настоящий шок, поскольку Хэ своими действиями нарушил существовавший консенсус о недопустимости клинического применения наследуемого редактирования генома человека на данном этапе [1].

Редактирование генома человека — технология, обладающая революционным потенциалом. Диапазон её возможных применений огромен: от предотвращения наследственных генетических заболеваний, таких как, например, серповидно-клеточная анемия до усовершенствования физических и интеллектуальных способностей человека (последнее, впрочем, остаётся делом не самого близкого будущего). Однако, как это не раз было в человеческой истории, значительные возможности сопровождаются серьезными рисками и трудноразрешимыми этическим дилеммами. Высказываются опасения об углублении неравенства и непредсказуемости долгосрочных последствий. Звучат и голоса тех, кто в принципе сомневается в моральной допустимости целенаправленного изменения генов будущих поколений.

До сих пор дискуссия идёт преимущественно в научном сообществе, но почти нет сомнений, что она будет постепенно приобретать более широкое международно-политическое измерение. Случай профессора Хэ продемонстрировал недостаточность саморегулирования научного сообщества. Вопросы редактирования генома человека уже находятся на повестке таких международных организаций как ВОЗ, ЮНЕСКО и Совет Европы. Их обсуждению была посвящена отдельная экспертная панель на последнем саммите Всемирного экономического форума в Давосе, а его председатель Клаус Шваб в одной из своих последних статей упоминает технологии редактирования генома в ряду ключевых вопросов международного сотрудничества в эпоху Четвертой промышленной революции.

Система регулирования вокруг редактирования генома человека находится пока на начальном этапе формирования, но решения, принимаемые сейчас, будут существенно влиять на всё последующее развитие данной сферы. Согласно положениям институциональной теории, «эффект колеи» — мощный фактор эволюции общества. Поэтому уже сегодня уместно задаться вопросами: как выглядит складывающаяся конфигурация глобального управления редактированием генома человека? Какие проекты выдвигаются, и какие из них имеют больше всего шансов быть реализованными?

REUTERS

Роль научного сообщества

На данном этапе система правового регулирования наследуемого редактирования генома человека ещё недостаточно развита, степень политизации вопроса пока невысока, а интерес экономических агентов направлен в основном на другие генетические технологии (секвенирование генома, редактирование генов соматических клеток). В этих условиях ключевую роль в глобальном управлении наследуемым редактированием генома играет научное сообщество, причем эта роль многогранна.

Во-первых, оно выполняет — через организацию саммитов ученых и не только — функцию саморегулирования, что имеет существенное значение в ситуации правовой неопределенности. Сегодня именно позиция научного сообщества в значительной степени определяет, в каком направлении и с какой скоростью развивается сфера наследуемого редактирования генома. Во-вторых, отдельные части научного сообщества организуются и могут выступать в роли так называемых «эпистемических сообществ», продвигая на международном и/или национальном уровнях определенную модель регулирования.

Саморегулирование и его критики

1–3 декабря 2015 г. в Вашингтоне состоялся Международный саммит по вопросам редактирования генов человека, организованный совместно Национальными академиями наук и медицины США, Британским королевским обществом и Академией наук КНР. По его итогам оргкомитет саммита выпустил заявление, в котором отметил, что клиническое применение наследуемого редактирования в данный момент было бы безответственным, поскольку ещё не решены вопросы безопасности и эффективности, а также не достигнут широкий общественный консенсус относительно приемлемости данной процедуры.

Второй Международный саммит по вопросам редактирования генома человека прошёл 27–29 ноября 2018 г. в Гонконге, и место Академии наук КНР среди организаторов заняла Академия наук Гонконга. Оргкомитет в своём заключительном заявлении вновь указал, что риски наследуемого редактирования пока ещё слишком велики, чтобы проводить клинические испытания. Вместе с тем в заявлении также отмечается прогресс в отрасли с момента первого саммита и говорится о необходимости выработки надежного «переходного пути» от фундаментальных исследований к практическому применению. Показательно, что несмотря на критику эксперимента профессора Хэ со стороны организаторов саммита, они не выступают против наследуемого редактирования генома в принципе и, судя по всему, не исключают такой возможности уже в среднесрочной перспективе.

Сегодня именно позиция научного сообщества в значительной степени определяет, в каком направлении и с какой скоростью развивается сфера наследуемого редактирования генома.

Ещё одним инструментом саморегулирования научного сообщества является издательская политика научных журналов. Так, два ведущих научных журнала Science и Nature в 2015 г. отклонили статью китайских ученых, в которой те сообщали о первом в истории эксперименте по редактированию генома человеческих эмбрионов. Причиной этому послужили опасения, что их работа нарушала существующий в научном сообществе этический консенсус. В итоге статья была опубликована в менее известном и престижном журнале Protein & Cell.

Однако изнутри самого научного сообщества раздаются голоса, критикующие акцент на саморегулировании. Многие ученые считают, что решения относительно наследуемого редактирования генома, учитывая революционный потенциал данной технологии и множество этических вопросов, порождаемых ею, должны приниматься посредством широкого общественного обсуждения с участием всех заинтересованных сторон.

Кроме того, действия Хэ Цзянькуя показали, что саморегулирование не является в полной мере эффективным. Осознавая это, учёные предлагают различные проекты международного регулирования наследуемого редактирования генома человека.

Альтернативные модели регулирования

В марте 2019 г. 17 ученых из 7 стран предложили создать международную систему регулирования, первым этапом которой должен стать пятилетний добровольный мораторий на клиническое применение редактирования генома человека. В рамках такой системы предусматривалось бы создание международного органа (при ВОЗ либо независимого), который осуществлял бы мониторинг за положением дел в данной области. Вместе с тем авторы не подразумевают заключения юридически обязывающего международного договора, который, по их мнению, был бы слишком жестким механизмом. Их модель предусматривает, что по истечении срока моратория, каждая страна, после определенных международных консультаций, сможет выбрать свой собственный подход к регулированию — от разрешения редактирования генома даже для усовершенствования способностей человека, вплоть до полного его запрета.

Вместе с тем большая группа специалистов считает, что в первую очередь необходима максимально широкая дискуссия на глобальном уровне о самых базовых этико-культурных вопросах, связанных с редактированием генома человека. Для содействия такой дискуссии предлагается создать «Глобальную обсерваторию», которая выполняла бы три задачи: 1) собирать информацию об этических оценках редактирования генома и о политических мерах, принимаемых для его регулирования в разных странах; 2) выявлять точки разногласий и консенсуса; 3) служить форумом для периодических обсуждений. Этот подход подразумевает, что пока не достигнут минимальный консенсус, может быть необходимо временно замедлить либо приостановить исследования по наследуемому редактированию генома.

Наконец, специалист по биоэтике Р. Альта Чаро предлагает в качестве альтернативы мораторию так называемый «экосистемный» подход. В рамках этого подхода широкий спектр уже существующих правовых инструментов — от патентного права до законодательства, регулирующего исследования на эмбрионах — может использоваться для контроля за развитием наследуемого редактирования генома. Задача регулирования и контроля ложится на плечи широкого круга уже существующих акторов — национальных регуляторных агентств (например, FDA в США), комитетов по контролю за исследованиями, фондов, финансирующих исследования. В качестве элемента общей «экосистемы» регулирования выступает и саморегулирование научного сообщества. Возможно, хотя и не обязательно, создание консультативного международного органа, который бы предоставлял техническую экспертизу и служил форумом для дискуссий.

Показательной для понимания того, какие из предложений научного сообщества с большей вероятностью будут претворены в жизнь, является работа «Экспертного консультативного комитета ВОЗ по разработке глобальных стандартов управления и надзора за редактированием генома человека», первое заседание которого состоялось 18–19 марта 2019 г. Комитет подтвердил своё согласие с ранее высказывавшимися взглядами о безответственности клинического применения наследуемого редактирования генома на данном этапе, однако не поддержал формулировку «моратория». Первой практической рекомендацией комитета стало создание международного реестра исследований по редактированию генома человека на базе ВОЗ. Комитет призвал всех учёных, проводящих соответствующие исследования, зарегистрировать их в реестре, как только он будет создан. Доноры средств, согласно рекомендациям комитета, не должны выделять финансирование на исследования, не внесённые в реестр, а научным журналам следует воздерживаться от публикации таких исследований. Данное предложение Комитета является реализацией «экосистемного» подхода, а формулировки доклада о первом заседании дают основания полагать, что и в ходе выработки дальнейших рекомендаций Комитет будет придерживаться данной модели регулирования.

Особенности национальной науки

Несмотря на внимание научного сообщества к глобальному уровню регулирования и соответствующее стремление действовать на транснациональной основе, существуют важные различия между национальными научными сообществами разных стран. Наибольший интерес представляют сообщества США, Великобритании и Китая — трёх стран, в которых наиболее активно развивается область редактирования генома человека.

Самым либерально мыслящим, по крайней мере, среди стран Запада является британское научное сообщество. Так, среди авторов проекта моратория не было ни одного учёного из Великобритании. Более разнородно и, в целом, более консервативно настроено сообщество США. Именно от американских ученых в первую очередь исходят призывы к мораторию, хотя есть среди них и более «прогрессивные» лица (как вышеупомянутая Р. Альта Чаро).

Однако научные сообщества западных стран, несмотря на их неоднородность, объединяет одна общая черта — почти универсальное осознание необходимости широких общественных дискуссий и достижения консенсуса в обществе, которые должны предшествовать любому практическому применению редактирования генома человека. И в этом их, возможно, ключевое отличие от научного сообщества КНР. В своих публикациях в англоязычных журналах китайские ученые критиковали эксперимент Хэ Цзянькуя не менее жестко, чем их западные коллеги. Но идея о необходимости общественного консенсуса примечательным образом отсутствовала среди их аргументов. Судя по заявлениям его членов, китайское научное сообщество полагает, что решение по данному вопросу должно принимать государство, консультируясь при этом с экспертными кругами.

В российском научном сообществе дискуссия по проблемам редактирования генома человека идёт намного менее активно, не в последнюю очередь в связи с тем, что на сегодняшний день Россия отстаёт от стран-лидеров в развитии данной сферы, хотя отдельные эксперименты проводятся, в том числе и по наследуемому редактированию. Проблема регулирования, таким образом, не стоит так остро на повестке дня, а отдельные комментарии, последовавшие в качестве реакции на работу Хэ Цзянькуя, свидетельствуют, что российские ученые разделяют существующий консенсус о преждевременности клинического применения наследуемого редактирования генома.

…Куда мы идём?

Анализ идейного ландшафта научного сообщества позволяет с достаточно высокой степенью точности оценить, как будет развиваться глобальное управление наследуемым редактированием генома человека в краткосрочной перспективе. До тех пор, пока степень вовлеченности политических и других общественных акторов в дискуссии по данной проблеме невысока, голос учёных остаётся решающим. О чём же он нам говорит?

В случае применения наследуемого редактирования генома в некоторых странах для усовершенствования человека, в международных отношениях может появиться ещё одно значимое конфликтное измерение.

Во-первых, в краткосрочной перспективе (5–7 лет) с высокой степенью вероятности сохранится консенсус о недопустимости практического применения наследуемого редактирования генома человека на данном этапе. Будет выработан ряд международных рекомендаций по регулированию данной отрасли — доклад Комитета ВОЗ ожидается во второй половине 2020 года. Вместе с тем по мере совершенствования безопасности и эффективности технологий редактирования генома, вероятно, будет начата разработка «переходного пути» к клиническому применению.

Во-вторых, заключение международного соглашения на повестке дня не стоит. Международные консультативные и мониторинговые органы, реестры исследований — все эти предложения не выходит за пределы так называемого «мягкого регулирования». Не получает широкой поддержки даже идея добровольного моратория, не в последнюю очередь из-за обязывающих, принудительных оттенков самого термина «мораторий».

В-третьих, маловероятен единый глобальный подход. Почти все признают, что национальный консенсус, основанный на местных этических, культурных и религиозных традициях, в разных странах может различаться, следовательно, государства смогут избрать наиболее подходящую модель национального регулирования — от широкого разрешения до полного запрета.

Одним из основных рисков такого сценария является углубление межстранового неравенства. Если редактирование генома будет применяться только для лечения небольшого числа наследственных генетических заболеваний, последствия останутся незначительными. Однако в случае его применения в некоторых странах для усовершенствования человека (чего нельзя полностью исключать в долгосрочной перспективе), в международных отношениях может появиться ещё одно значимое конфликтное измерение.


1. Редактирование генома человека можно разделить на наследуемое (редактирование генов половых клеток, зигот и эмбрионов) и редактирование генов соматических клеток. Соматическое редактирование, из-за того, что внесённые в ходе него изменения не передаются по наследству, порождает меньше рисков и этических проблем и обычно рассматривается как просто ещё одна терапевтическая процедура. Данная статья посвящена вопросам, связанным с наследуемым редактированием, и в целях экономии места выражения «наследуемое редактирование генома человека», «наследуемое редактирование генома» и «редактирование генома человека» используются здесь как синонимы.


Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.73)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся