Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Амур Гаджиев

К.и.н., научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН, директор Центра изучения современной Турции

Сегодня в общественно-политической жизни Турции наблюдается заметное оживление, которое, по мнению ряда экспертов, способно привести к определенным внутриполитическим переменам. Считается, что оно вызвано событиями, во многом связанными с итогами муниципальных выборов, состоявшихся 31 марта 2019 г., и последовавшими за ними апелляционными процессами и повторным голосованием в Стамбуле, а также постепенной активизацией деятельности бывших соратников президента республики Реджепа Тайипа Эрдогана по созданию новой политической партии. Обстановка в стране усложняется сохраняющейся проблемой адаптации/реформирования существующих механизмов государственного управления и регулирующих их нормативно-правовых актов к новым условиям, возникшим в результате перехода страны от парламентской республики к президентской. Определенное воздействие на расстановку политических сил и ситуацию в стране в целом оказывают также экономические и внешнеполитические факторы, зачастую становясь предметом гордости или критики в арсенале различных политических сил.

Подводя итоги состоявшихся выборов, можно сказать, что до тех пор, пока ПСР не начнет в своей политике учитывать курдский фактор, она обречена на снижение популярности. Споры вокруг Курдистана отдалили от правящей партии стамбульских курдов. В настоящее время, несмотря на относительное снижение тональности риторики, продолжается процесс поляризации общества. Дискриминация в отношении определенных слоев населения наблюдается со стороны обоих альянсов. Поляризованная (блоковая) система в политической жизни страны продолжит укрепляться, хотя это и вызывает с точки зрения представительства определенные вопросы. По итогам муниципальных выборов правящая партия уступила оппозиции в крупнейших мегаполисах страны — в Стамбуле, Анкаре, Измире, Бурсе, Адане и т.д. Всего же по стране ПСР набрала 44,33% голосов. За ним следует оппозиционная НРП, набравшая 30,12% голосов. Р. Эрдоган на последних выборах одержал победу. Однако победа его оказалась далеко не уверенной и не абсолютной.

В то же время, общий политический расклад в Турции практически не изменился. Правление Р. Эрдогана, судя по всему, сохранится до 2023 года. Серьезные усилия по недопущению такой перспективы помимо сторонников оппозиционных партий прилагают и бывшие соратники президента, такие как Абдуллах Гюль, Али Бабаджан, Ахмет Давутоглу и другие политические тяжеловесы из правящей партии, которые в настоящее время ведут активную работу по созданию новой политической партии.


Сегодня в общественно-политической жизни Турции наблюдается заметное оживление, которое, по мнению ряда экспертов, способно привести к определенным внутриполитическим переменам. Считается, что оно вызвано событиями, во многом связанными с итогами муниципальных выборов, состоявшихся 31 марта 2019 г., и последовавшими за ними апелляционными процессами и повторным голосованием в Стамбуле, а также постепенной активизацией деятельности бывших соратников президента республики Реджепа Тайипа Эрдогана по созданию новой политической партии. Обстановка в стране усложняется сохраняющейся проблемой адаптации/реформирования существующих механизмов государственного управления и регулирующих их нормативно-правовых актов к новым условиям, возникшим в результате перехода страны от парламентской республики к президентской. Определенное воздействие на расстановку политических сил и ситуацию в стране в целом оказывают также экономические и внешнеполитические факторы, зачастую становясь предметом гордости или критики в арсенале различных политических сил.

Прежде чем перейти к рассмотрению сегодняшней ситуации в Турции, полезно вернуться к последним выборам в органы местного самоуправления, выявить их особенности и взглянуть на их результаты. Известно, что на протяжении всей предвыборной гонки муниципальным выборам по ряду причин придавалось особенное значение. «Народный альянс», состоящий из правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД), объявил их выборами, от которых зависит «существование нации». Хотя сторонники правящей партии и заявляют со ссылкой на итоги голосования в юго-восточных провинциях страны о том, что риторика о сохранении нации была избрана верно, многие эксперты склонны считать, что данная риторика не нашла должного отклика, и споры вокруг «сохранения нации» сыграли на руку больше ПНД, чем ПСР. Правящая партия все заметнее стала принимать националистическую окраску.

Представители «Национального блока», в составе которого на тот момент находились главная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) и Партия человечности, новаций и добра («Хорошая партия»), заявляли, что итоги выборов должны преподнести урок правящей партии.

Такое отношение к прошедшим муниципальным выборам можно объяснить тем, что они должны были стать последними перед продолжительным перерывом. Вплоть до июня 2023 года никаких выборов в Турции не предполагалось. С другой стороны, итоги выборов должны были дать оценку тем кардинальным переменам, которые были осуществлены в рамках процесса перехода страны из парламентской республики в президентскую. Таким образом, правящая партия ожидала от итогов голосования своего рода «вотум доверия» в отношении созданной в стране президентской формы правления. Оппозиция же видела в выборах последнюю возможность выступить против существующей системы правления. Именно поэтому в предвыборной кампании активное участие принимали лидеры крупнейших партий. В итоге, «народный альянс» получил 51,62% голосов, «национальный блок» — 37,56%. На первый взгляд кажется, что коалиция, фактически возглавляемая Р. Эрдоганом, одержала уверенную победу. На практике же ситуация обстоит иначе.

Муниципальные выборы проходили в условиях заметного спада турецкой экономики. Как известно, Турция еще полностью не оправилась после резкого падения курса турецкой лиры в августе 2018 г., когда она присоединилась к странам, участвующим в торговой войне с Соединенными Штатами, которые ввели повышенные пошлины на сталь и алюминий из Турции. Кроме того, против турецких чиновников были введены персональные санкции. В ответ на это Анкара подняла ввозные пошлины на группу американских товаров. В результате, лира за неделю рухнула почти на 25%, инфляция достигла 20%, дефицит текущего счета составил около 57 млрд долларов. Несмотря на чрезвычайную актуальность экономической повестки, более-менее внятную программу по преодолению текущего спада в экономике ПСР так и не смогла предоставить. В свою очередь оппозиция в своей экономической программе замкнулась на критике правящей партии.

Мартовские выборы проходили в двухблоковом формате. Выдвигались общие кандидаты. А поскольку не во всех провинциях и районах принимали участие, например, кандидаты от Партии националистического движения, то и в избирательных бюллетенях они не были обозначены. Лидер ПНД Девлет Бахчели, например, голосовал в анкарском районе Аныттепе, где не было кандидата от его партии. На вопрос, впервые ли ему приходится голосовать не за свою партию, он ответил, что проголосовал за «народный альянс», к которому относится ПНД. Однако не во всех провинциях удалось достичь согласия между участниками одного и того же альянса. В Бодруме, например, и НРП, и Хорошая партия, входящие в «национальный блок», выдвинули своих кандидатов.

Эксперты назвали эти выборы «одними из самых напряженных среди прошедших в Турции за последние 50 лет». Были даже жертвы.

Эксперты назвали эти выборы «одними из самых напряженных среди прошедших в Турции за последние 50 лет». Были даже жертвы. В результате перестрелки в Малатье и Диярбакыре погибли два человека. Помимо жесткой риторики и взаимных обвинений во лжи и популизме, использовались также и компроматы. Например, против нынешнего мэра Анкары Мансура Яваша был выдвинут компромат о владении им фальшивыми акциями.

Важно отметить, что в своих предвыборных выступлениях кандидаты в мэры практически не касались внешнеполитической повестки. Хотя ранее почти всегда в целях консолидации электората образ внешнего врага активно использовался правящей партией. Среди особенностей прошедших выборов также следует отметить, что впервые в истории Турции на пост мэра баллотировался кандидат с русскими корнями. Анастасия Петрова-Четинкайя баллотировалась в качестве независимого кандидата на пост мэра Аланьи. Она получила 0,52% голосов избирателей, заняв пятое место среди 10 претендентов на пост мэра города. Также в актив особенностей последних муниципальных выборов можно записать и то, что впервые в истории Турции мэром города стал коммунист. В Тунджели победу одержал Фатих Мехмет Мачоглу, кандидат от Коммунистической партии. Также впервые пост главы муниципалитета занял кандидат с ограниченными возможностями. Им стал Туран Ханчерли от оппозиции, получивший 52% голосов в стамбульском районе Авджилар.

Рассуждая об итогах выборов, эксперты отмечают, что победу в основном одержали те, кто занимался политикой на местах, а не «свернувшие с большой политики». Во многом определяющее влияние на итоги голосования оказал так называемый «маневр» прокурдской Партии демократии народов (ПДН). Считается, что в Стамбуле Экрем Имамоглу (кандидат от НРП) получил голоса не только сторонников партий, входящих в «национальный блок», но и сторонников ПДН. Однако эта тактика не только привела к поражению на выборах в Стамбуле ближайшего соратника Р. Эрдогана Бинали Йылдырыма, но и дорого обошлась самой ПДН, которая утратила контроль над целым рядом провинций, в том числе, в тех регионах, где традиционно считалась сильной. Особенно удивил Ширнак.

Успех кандидатов от НРП в Анкаре и Стамбуле признан успехом в том числе и лидера этой партии — Кемаля Кылычдароглу. Ведь оба кандидата — его решение. Следовательно, вопрос о смене председателя в главной оппозиционной партии, активно обсуждавшийся накануне муниципального голосования, отложен на неопределенный срок. В то же время сильно возросла популярность Э. Имамоглу, которому некоторые обозреватели уже пророчат пост председателя НРП и даже президента республики.

Партия националистического движения, имевшая своих сторонников в семи провинциях, по итогам выборов увеличила их число вдвое. «Хорошая партия», впервые принявшая участие в муниципальных выборах, продемонстрировала определенный спад. После чего в ней обострилась проблема лидерства. В целом, по политическому раскладу, результаты прошедших выборов в некоторой степени напоминают итоги конституционного референдума, состоявшегося 16 апреля 2017 г.

Отдельно и подробнее в контексте последних событий в Турции следует остановиться на феномене Э. Имамоглу и повторных выборах в Стамбуле, которые стали резонансным событием в политической жизни Турции. Выдвиженец от оппозиции Э. Имамоглу по итогам стамбульских выборов, состоявшихся 31 марта, по отношению к своему оппоненту Б. Йылдырыму первоначально получил перевес в количестве (около 23 тыс. голосов), однако после серии пересчетов, произведенных по инициативе правительства, разрыв сократился до 13 тыс., составив менее 0,2% голосов.

3 апреля Высшая избирательная комиссия (ЦИК) Турции заявила о пересчете голосов в 18 районах Стамбула (частичном пересчете — в 15 районах и полном — в 3 районах). 8 апреля Р. Эрдоган заявил о «системных нарушениях» на выборах мэра Стамбула, в ходе которых, по его словам, голоса его партии были «украдены». Он призвал отменить результаты стамбульских выборов, аргументируя это тем, что «разрыв в 13 тыс. голосов для такого города как Стамбул — слишком мало». Оппозиция в ответ потребовала срочной выдачи Э. Имамоглу мандата мэра. Сам Э. Имамоглу призывал признать его мэром, указывая, что от этой ситуации прежде всего страдает турецкая демократия.

Общий политический расклад в Турции практически не изменился. Правление Р. Эрдогана, судя по всему, сохранится до 2023 года.

17 апреля 2019 г., после всех пересчетов, ЦИК признала Э. Имамоглу мэром Стамбула. Он получил сертификат и принес присягу в качестве градоначальника. Однако проработал он на этом посту лишь 19 дней. Уже 6 мая ЦИК Турции аннулировала результаты стамбульских выборов и назначила новые на 23 июня, в результате чего его мандат был отозван. Следует отметить, что «национальный блок» в ходе повторных стамбульских выборов провел достаточно успешную предвыборную кампанию под девизом «Все будет хорошо». Предвыборная кампания, как накануне общих муниципальных, так и перед повторными стамбульскими выборами, прошла под знаком жесткого прессинга с обеих сторон. Оппоненты обвиняли друг друга в различных нарушениях и прошлых прегрешениях.

За неделю до повторных выборов впервые с 2002 года состоялись телевизионные дебаты кандидатов. По опросам СМИ, интерес к дебатам проявили 75% жителей Стамбула, из них 46% посчитали, что Э. Имамоглу был убедительнее. На повторных выборах, прошедших 23 июня, кандидат от оппозиции снова победил, причем на этот раз с гораздо большим отрывом. Б. Йылдырым же проиграл, в том числе в 11 районах, в которых он ранее одержал победу.

Эксперты сошлись во мнении, что исход выборов в Стамбуле был в определенной степени ожидаем и нанес серьезный удар по позициям Р. Эрдогана. Высказывалась мысль, что победа оппозиционера в Стамбуле — это признак общей усталости населения от действующего главы Турции. Многие жители Стамбула решили на перевыборах голосовать за Э. Имамоглу потому, что результат первых выборов был отменен. Среди причин, по которым кандидат ПСР проиграл, отмечались слабая экономическая политика правящей партии, неудачная избирательная кампания, отсутствие квалифицированных советников у президента, а также авантюрный характер решения о повторных выборах.

Некоторые СМИ поспешили назвать выборы в Стамбуле «началом заката эры Р. Эрдогана». Решение аннулировать результаты выборов было названо серьезной ошибкой и просчетом правительства. Вместе с тем прозвучали мнения о том, что данные выборы подтвердили существование демократии в Турции. По итогам выборов заговорили даже о том, что Э. Имамоглу может составить конкуренцию Р. Эрдогану на следующих президентских выборах. Вместе с тем, политологи отмечали, что не стоит переоценивать успех Э. Имамоглу, поскольку многие муниципалитеты страны все еще контролируются сторонниками Р. Эрдогана.

Подводя итоги состоявшихся выборов, можно сказать, что до тех пор, пока ПСР не начнет в своей политике учитывать курдский фактор, она обречена на снижение популярности. Споры вокруг Курдистана отдалили от правящей партии стамбульских курдов. В настоящее время, несмотря на относительное снижение тональности риторики, продолжается процесс поляризации общества. Дискриминация в отношении определенных слоев населения наблюдается со стороны обоих альянсов. Поляризованная (блоковая) система в политической жизни страны продолжит укрепляться, хотя это и вызывает с точки зрения представительства определенные вопросы. По итогам муниципальных выборов правящая партия уступила оппозиции в крупнейших мегаполисах страны — в Стамбуле, Анкаре, Измире, Бурсе, Адане и т.д. Всего же по стране ПСР набрала 44,33% голосов. За ним следует оппозиционная НРП, набравшая 30,12% голосов. Р. Эрдоган на последних выборах одержал победу. Однако победа его оказалась далеко не уверенной и не абсолютной.

В то же время, общий политический расклад в Турции практически не изменился. Правление Р. Эрдогана, судя по всему, сохранится до 2023 года. Серьезные усилия по недопущению такой перспективы помимо сторонников оппозиционных партий прилагают и бывшие соратники президента, такие как Абдуллах Гюль, Али Бабаджан, Ахмет Давутоглу и другие политические тяжеловесы из правящей партии, которые в настоящее время ведут активную работу по созданию новой политической партии.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся