Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Галия Ибрагимова

Консультант ПИР-Центра политических исследований

После многолетних споров вокруг некоторых положений Договора о ЦАЗСЯО четыре из пяти ядерных государств предоставили центральноазиатским республикам негативные гарантии безопасности. Таким образом они подтвердили, что сохраняют приверженность принципам ядерного нераспространения и разоружения даже в периоды обострения противоречий по мировым проблемам. Но снизятся ли риски безопасности Центральной Азии после юридического признания безъядерной зоны в регионе?

На проходившей в Нью-Йорке с 27 апреля по 22 мая 2015 г. Обзорной конференции по выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) Россия и Китай заявили, что ратифицировали Протокол к Договору о зоне, свободной от ядерного оружия в Центральной Азии (ЦАЗСЯО). Президент Барак Обама представил Протокол на ратификацию в Сенат США. Ранее документ ратифицировали парламенты Великобритании и Франции. После многолетних споров вокруг некоторых положений Договора о ЦАЗСЯО четыре из пяти ядерных государств предоставили центральноазиатским республикам негативные гарантии безопасности. Таким образом они подтвердили, что сохраняют приверженность принципам ядерного нераспространения и разоружения даже в периоды обострения противоречий по мировым проблемам. Но снизятся ли риски безопасности Центральной Азии после юридического признания безъядерной зоны в регионе?

Сложности интерпретации

При ратификации Протокола к Договору о ЦАЗСЯО Россия, еще в 1997 г. поддержавшая идею создания безъядерной зоны в регионе, а также Великобритания и Франция не стали настаивать на принятии поправок к документу. Однако в мае 2014 г., когда на третьей сессии Подготовительного комитета Обзорной конференции по ДНЯО Протокол был подписан, эти три страны сделали интерпретирующие заявления, чтобы избежать двусмысленности в его толковании. В соответствии с российской интерпретацией страна откажется следовать положениям Договора в случае военного нападения на нее и ее союзников. Другими причинами возможного отказа могут стать заход в порты, посадка или транзит в аэродромы центральноазиатских республик иностранных военных судов и летательных аппаратов с ядерным оружием. Интерпретационные оговорки Великобритании и Франции сводятся к следующему: статьи 3 и 4 Договора о ЦАЗСЯО, запрещающие странам региона разрабатывать, производить, накапливать ядерное оружие, будут строго исполняться, а статья 12, гласящая, что документ не влияет на права и обязанности республик по другим договорам, не станет основанием для размещения в регионе российского ядерного оружия в соответствии с Договором о коллективной безопасности (ДКБ) (1, 2). Принципиальная позиция Пекина заключалась в подписании Протокола без каких-либо оговорок с тем, чтобы подчеркнуть китайскую поддержку центральноазиатской безъядерной зоны.

State Dept./Doug Thompson

В США интерпретирующие заявления делаются, как правило, в Сенате при ратификации подобных договоров. По-видимому, это произойдет и с Протоколом к Договору о ЦАЗСЯО. Одновременное и согласованное подписание Протокола ядерной пятеркой в 2014 г. позволяет надеяться, что американские сенаторы не будут медлить с его ратификацией, хотя не исключен и другой вариант развития событий. Так, протоколы к договорам о создании безъядерных зон в Африке (Договор Пелиндаба) и в южной части Тихого океана (Договор Раротонга), направленные в Сенат США еще в 2011 г., до сих пор не ратифицированы. Очевидно, что ядерное нераспространение и контроль над вооружениями – не самые приоритетные вопросы для нынешнего состава американских сенаторов. К тому же внутриполитическая ситуация, когда большинство в Конгрессе составляют республиканцы, не желающие утверждать то, что делает Б. Обама, может надолго затянуть процесс ратификации Протокола к Договору о ЦАЗСЯО в Соединенных Штатах.

Медлительность американцев при ратификации протоколов о создании безъядерных зон в том или ином регионе мира связана во многом с тем, что им не нравятся международные документы, ограничивающие их возможности применять силу. В условиях резкого обострения отношений с Россией из-за украинского кризиса конфронтация может распространиться и на другие страны постсоветского пространства. Опасаясь очередного усиления Москвы в центральноазиатских государствах после завершения международной военной операции в Афганистане и снижения собственной вовлеченности в дела региона, Вашингтон может вспомнить о претензиях к статье 12 Договора о ЦАЗСЯО. Эта статья интерпретируется Западом как предоставляющая России возможность разместить в Центральной Азии ядерное оружие.

Безъядерная зона в Центральной Азии vs ОДКБ

Инфографика. Зоны, свободные от ядерного
оружия

Инициатива о создании в Центральной Азии безъядерной зоны, выдвинутая в середине 1990-х годов государствами региона, была поддержана ядерными державами. Однако пока республики согласовывали между собой принципы функционирования зоны, в 2002 г. к ней появились претензии у Франции, Великобритании и США [1].

Главное недовольство ядерной тройки вызвала статья 12 Договора о ЦАЗСЯО, согласно которой он не влияет на права и обязанности его участников по ранее заключенным международным договорам. Опасения Вашингтона, Лондона и Парижа связаны с тем, что Договор о коллективной безопасности (ДКБ) 1992 г. оставляет России возможность размещать ядерное оружие в республиках Центральной Азии, которые в большинстве своем состоят в ОДКБ. Так, в статье 4 ДКБ содержится следующая оговорка: агрессия со стороны государства или группы государств в отношении участников Договора будет рассматриваться как агрессия против всех подписавших его стран; стране, подвергшейся агрессии, будет оказана помощь, в том числе и военная.

США настаивали на исключении статьи 12 из текста Договора, но для России и стран Центральной Азии это было неприемлемо. Для Москвы важность этой статьи заключается в сохранении своего влияния в регионе. К тому же статья 12 уравновешивает возможности России и сил НАТО, которые потенциально могли через свои военные базы в странах Центральной Азии усилить присутствие в регионе. Важность сохранения статьи 12 Договора для центральноазиатских республик обусловлена тем, что большинство из них в случае возникновения серьезных угроз безопасности в той или иной степени ориентируются на поддержку Москвы как в рамках ОДКБ, так и на основе двустороннего сотрудничества.

Безопасность в обмен на безъядерный статус

Опасения Вашингтона, Лондона и Парижа связаны с тем, что Договор о коллективной безопасности (ДКБ) 1992 г. оставляет России возможность размещать ядерное оружие в республиках Центральной Азии.

Значимость военной поддержки Москвы для республик Центральной Азии в случае возникновения угроз безопасности подтверждает история отказа Казахстана от ядерного статуса. В 1991 г. власти не рассматривали всерьез идею создания ЗСЯО в регионе. Скорее, наоборот, Казахстан рассчитывал оставить за собой ядерный статус, сохранив после распада СССР 1040 ядерных боеголовок. Нурсултан Назарбаев заявил, что имеет право быть членом ядерного клуба в связи с тем, что ядерные испытания в казахстанском городе Семипалатинск начались за 18 лет до подписания ДНЯО [2].

Только в мае 1992 г. после Ташкентского саммита, на котором Россия, Казахстан, Армения, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан подписали ДКБ, Н. Назарбаев получил гарантии национальной безопасности, и Казахстан присоединился к ДНЯО как неядерное государство. Иными словами, власти Казахстана согласились сменить ядерный статус на безъядерный во многом из-за подписания ДКБ. Н. Назарбаев даже заявил тогда, что готов рассмотреть вопрос о предоставлении Москве разрешения на размещение в республике ее ядерных ракет, так как после подписания ДКБ считает Россию своей политической и военной союзницей [2].

Инициатива ЦАСЯО была выдвинута президентом Узбекистана Исламом Каримовым в 1993 г., т.е. через год после подписания ДКБ. Но возможно ли было создание безъядерной зоны в регионе, если бы годом ранее не был подписан ДКБ, в соответствии с которым Россия обязалась поддерживать союзников?

Санитарный кордон от опасного атома

REUTERS/Mike Segar/Pixstream
Михаил Троицкий:
Политические тупики ядерного разоружения

Заинтересованность центральноазиатских государств в юридическом признании ядерной пятеркой безъядерной зоны в регионе, но не в ущерб другим ранее заключенным договоренностям часто критикуется за потакание Москве. Тем не менее критика не помешала республикам Центральной Азии подписать Договор о ЦАЗСЯО в г. Семипалатинск в 2006 г., а уже в 2009 г. ратифицировать его в парламентах. Это положило начало официальному функционированию безъядерной зоны в регионе. Было подчеркнуто, что значимость зоны перевешивает все претензии к ней со стороны ядерных держав.

Республики Центральной Азии окружены признанными (Россия, Китай) и непризнанными (Индия, Пакистан) странами-обладателями ядерного оружия. Кроме того, они граничат с Ираном, которого подозревают в разработке ЯО. Такое соседство создает дополнительные риски для региональной безопасности. ЦАЗСЯО гарантирует, что ядерные страны не разместят в регионе ядерное оружие сами и не допустят его размещения иными государственными и негосударственными субъектами.

Инициатива ЦАСЯО была выдвинута президентом Узбекистана Исламом Каримовым в 1993 г., т.е. через год после подписания ДКБ.

Еще один риск для региона связан с незаконным оборотом ядерных материалов. По данным МАГАТЭ, с 1993 по 2004 гг. был документально зафиксирован 181 случай незаконного экспорта ядерных материалов из стран Центральной Азии. В большинстве из них количество обнаруженного материала было незначительным, но достаточным для изготовления «грязной бомбы» [3]. Например, в 2003 г. в Казахстане было отмечено 5 случаев незаконного оборота радиоактивных материалов (в основном цезия-137). В 2004 г. в Кыргызстане был задержан торговец с извещателем дыма, содержавшим радиоактивный плутоний. В том же году арестовали гражданина Узбекистана, у которого была найдена капсула с радиоактивным плутонием. В 2006 г. в Таджикистане произошел похожий случай: 8 человек были арестованы при попытке продать за 400 тыс. долл. три контейнера с радиоактивным плутонием и контейнер с радиоактивным цезием. В 2008 г. туристы из СУАР приобрели за 200 долл. на черном рынке в Кыргызстане 274 кг обедненного урана и вывезли его в Китай в надежде перепродать [3].

ЦАЗСЯО – это первая зона, появившаяся в Северном полушарии.

Другой риск для Центральной Азии связан с сохранением угрозы терроризма. Доступ к ядерным материалам, подверженным незаконному обороту, могут получить террористические группировки, преследующие деструктивные цели. Вместе с тем все вышеперечисленные попытки незаконного оборота ядерных материалов были пресечены органами правопорядка стран региона. Это подтверждает позитивный эффект Договора о ЦАЗСЯО, в соответствии с которым республики обязались не допускать получения, хранения или обладания ядерными взрывчатыми веществами.

Таким образом, ЦАЗСЯО стала своего рода санитарным кордоном, защищающим от неспокойного ядерного соседства, от возможных планов сопредельных ядерных государств размещать ядерное оружие вблизи территории региона и от угрозы распространения ядерных материалов террористическими группировками.

Особенности ЦАЗСЯО

wikipedia.org
Александр Савельев:
«Первая ласточка»?

Безъядерная зона в Центральной Азии имеет свои особенности, не характерные для аналогичных безъядерных зон.

Во-первых, ЦАЗСЯО – это первая зона, появившаяся в Северном полушарии. Во-вторых, никогда ЗСЯО не создавалась в регионе, где ранее располагалось ядерное оружие (Казахстан). В-третьих, в Договоре впервые упоминается проблема урановых хвостохранилищ [4], весьма ощутимая почти для всех центральноазиатских стран, а также важность возмещения экологического ущерба, нанесенного проведенными ранее ядерными испытаниями. В-четвертых, Договор о ЦАЗСЯО впервые обязывает всех участников в течение 18 месяцев после его вступления в силу заключить с МАГАТЭ Дополнительный протокол о гарантиях и полностью выполнять обязательства по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

Вместе с тем становление центральноазиатской безъядерной зоны проходило с оговорками, с которыми можно поспорить. В связи с этим некоторые эксперты полагают, что ЦАЗСЯО – не самый лучший пример, способный придать импульс инициативам по формированию ЗСЯО, например, на Ближнем Востоке или Корейском полуострове.

Выводы

В заключение можно сделать следующие выводы.

1. Интерпретирующие заявления, сделанные Россией, Великобританией и Францией при подписании Протокола о негативных гарантиях, позволили сгладить сохраняющиеся вокруг центральноазиатской безъядерной зоны противоречия.

2. Процесс ратификации Протокола к Договору о ЦАЗСЯО в американском Сенате может затянуться из-за неприоритетности данной проблематики для сенаторов в условиях имеющихся у Соединенных Штатов более важных внутриполитических проблем и обострения отношений с Москвой.

Договор о ЦАЗСЯО – один из немногих договоров, к которому присоединились все республики Центральной Азии.

3. Центральноазиатские республики хотели бы получить юридическое признание безъядерной зоны в регионе от всех государств ядерной пятерки, но не в ущерб ранее заключенным договоренностям (в частности, ДКБ). Отсутствие ратификации Протокола к Договору о ЦАЗСЯО со стороны США не препятствует функционированию зоны.

4. С одной стороны, ЦАЗСЯО защищает регион от ядерного соседства с Индией и Пакистаном, от террористических угроз, исходящих в том числе и из Афганистана, а также дает гарантии, что пятерка официально признанных ядерных государств не разместит в Центральной Азии ядерное оружие. С другой стороны, центральноазиатские страны, большинство из которых (Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан) входят в ШОС, весьма чувствительны к процессу присоединения к этой организации Индии и Пакистана. Не исключено, что участники ядерной тройки – Великобритания, Франция, США – начнут задаваться вопросом: так ли уж эффективна ЦАЗСЯО, если республики региона соглашаются на вхождение в неоднозначную для Запада ШОС двух ядерных государств в дополнение к двум уже имеющимся? Участие ядерных Индии и Пакистана в ШОС вряд ли создаст угрозу ЦАЗСЯО, но неприятные для стран Центральной Азии дискуссии, ставящие эффективность зоны под сомнение, будут иметь место.

5. Создание ЦАЗСЯО в целом способствует повышению региональной безопасности, усилению режима ядерного нераспространения. Вместе с тем экологические проблемы (в частности, серьезные проблемы урановых хвостохранилищ) по-прежнему весьма остро стоят перед Кыргызстаном, Казахстаном и Узбекистаном. Несмотря на то, что в Договоре о ЦАЗСЯО зафиксировано намерение республик реабилитировать загрязненные территории, эффективного решения проблемы пока не выработано.

6. Договор о ЦАЗСЯО – один из немногих договоров, к которому присоединились все республики Центральной Азии. Ежегодное обсуждение вопросов соблюдения положений документа, о котором договорились страны региона в рамках ЦАЗСЯО, могло бы стать основой для диалога республик по проблемам, касающимся не только безъядерной зоны, но и в целом региональной безопасности и развития.

1. Кутнаева Н. Проблемы и перспективы развития центральноазиатской зоны, свободной от ядерного оружия. Бишкек, 2014. С. 134–135.

2. Там же. С. 83.

3. Там же. С. 104–105.

4. Хвостохранилища – специальные сооружения, предназначенные для хранения или захоронения радиоактивных, токсичных и других отвальных отходов обогащения полезных ископаемых, именуемых хвостами, которые образовались в республиках Центральной Азии в результате активной добычи урана в период существования СССР.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся