Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.47)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

В последние годы встречи G7 уже не выглядят судьбоносными событиями исторического масштаба. В силу многих причин, включая и выход из этого клуба России, и создание G20, и фундаментальные сдвиги в глобальном соотношении сил, некогда почти всемогущая «семерка» во многом растеряла свои былые влияние и блеск. Тем не менее виртуальная пятничная встреча — первый саммит с участием президента Байдена — заслуживает внимания. Заседание может оказаться той лакмусовой бумажкой, которая покажет реальный баланс преемственности и перемен во внешней политике США при новой администрации. Одновременно оно продемонстрирует баланс между тем, чего Вашингтон хочет, и тем, на что он может де-факто рассчитывать в отношениях с другими странами Запада.

Для описания ближайших внешнеполитических приоритетов администрации президента США Джо Байдена часто используют формулу «3К» (3C) — коронавирус, климат, Китай (coronavirus, climate, China). Все составные части этой формулы, скорее всего, будут так или иначе названы 19 февраля на виртуальном саммите лидеров стран G7. Сама встреча станет для Байдена первым серьезным испытанием не только на обновленное лидерство США в западном мире, но и на готовность Белого дома следовать в международных делах принципам многосторонности.

Для описания ближайших внешнеполитических приоритетов администрации президента США Джо Байдена часто используют формулу «3К» (3C) — коронавирус, климат, Китай (coronavirus, climate, China). Все составные части этой формулы, скорее всего, будут так или иначе названы 19 февраля на виртуальном саммите лидеров стран G7. Сама встреча станет для Байдена первым серьезным испытанием не только на обновленное лидерство США в западном мире, но и на готовность Белого дома следовать в международных делах принципам многосторонности.

Договориться с союзниками о расширении сотрудничества в деле противостояния пандемии будет относительно несложно (хотя Джо Байден уже пошел дальше своего предшественника Дональда Трампа в ограничениях на въезд США для жителей Великобритании и стран Шенгенской зоны). Пандемия пошла на спад, и «коронавирусный национализм» на Западе шаг за шагом отступает, открывая перспективы для взаимодействия как в разработке и производстве вакцин, так и в координации мер национального санитарно-эпидемиологического надзора. Однако если США стремятся закрепить за собой роль глобального лидера в борьбе с COVID-19, то одного взаимодействия в рамках G7, как, впрочем, и возвращения Вашингтона во Всемирную организацию здравоохранения, для этого будет явно недостаточно. Потребуются масштабные программы содействия бедным странам глобального Юга, а также согласование своих действий с Россией и Китаем, учитывая значительный опыт этих стран в разработке и производстве эффективных средств вакцинации. Готов ли к этим шагам американский президент? Вопрос пока что остается открытым.

С климатом тоже не все так просто. Сторонники «зеленой повестки» утверждают: в отличие от администрации Дональда Трампа, Америка никогда не выходила из Парижского соглашения по климату 2015 года. Действительно, многие американские компании, муниципалитеты и целые штаты даже во времена Трампа в добровольном порядке выполняли или стремились выполнять нормативы и стандарты, соответствующие Парижским договоренностям. Но как теперь быть с американской энергетикой? Отказ от поддержки национальных производителей сланцевой нефти и газа или даже существенное снижение такой поддержки, замораживание проектов строительства новых трубопроводов, перенос финансового акцента на возобновляемые источники энергии — всего этого нельзя осуществить без ощутимых политических потерь внутри страны. Готов ли к таким потерям Джо Байден? Или же новый американский лидер будет в вопросах энергетики воспроизводить риторику «демократического социалиста» Берни Сандерса и практику Дональда Трампа?

Андрей Кортунов:
Уловимый Джо

Наконец, Китай — это, пожалуй, самая сложная и болезненная тема для обсуждения на встрече «группы семи». Естественно, что американскому лидеру не улыбается перспектива противостоять Пекину в одиночку и Байден предпочел бы выстроить единый антикитайский фронт стран Запада. Но у каждого из членов «семерки» свои отношения с Поднебесной, и собираться под американские знамена для «священной войны» западного либерализма против восточного авторитаризма мало кто готов. Например, после длительных и трудных переговоров Евросоюз в конце прошлого года согласовал с Китаем двустороннее инвестиционное соглашение. И хотя на утверждение соглашения в странах — членах ЕС и на его ратификацию в Европарламенте уйдет еще не менее года, трудно представить, что европейцы будут готовы пересмотреть уже согласованный документ в угоду своим американским партнерам. Многие азиатские союзники и партнеры США со своей стороны буквально под занавес 2020 года успели создать многостороннее Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, где присутствует Китай, но отсутствуют Соединенные Штаты. Это тоже набирающий скорость поезд, который Джо Байдену уже никак не остановить.

В последние годы встречи G7 уже не выглядят судьбоносными событиями исторического масштаба. В силу многих причин, включая и выход из этого клуба России, и создание G20, и фундаментальные сдвиги в глобальном соотношении сил, некогда почти всемогущая «семерка» во многом растеряла свои былые влияние и блеск. Тем не менее виртуальная пятничная встреча — первый саммит с участием президента Байдена — заслуживает внимания. Заседание может оказаться той лакмусовой бумажкой, которая покажет реальный баланс преемственности и перемен во внешней политике США при новой администрации. Одновременно оно продемонстрирует баланс между тем, чего Вашингтон хочет, и тем, на что он может де-факто рассчитывать в отношениях с другими странами Запада.

Впервые опубликовано в Коммерсанте.


(Голосов: 19, Рейтинг: 3.47)
 (19 голосов)

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся