Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Моргулов

Заместитель министра иностранных дел Российской Федерации, член РСМД

Характерной отличительной чертой отношений Москвы и Пекина является их незыблемость и устойчивость даже на фоне самых непростых кризисных явлений.

Уважаемый Игорь Сергеевич,

Уважаемый г-н Ши Тайфэн,

Дорогие друзья,

Благодарю руководство Российского совета по международным делам за возможность выступить на седьмой конференции «Россия и Китай: сотрудничество в новую эпоху». Когда-то мне доводилось выступать
на 1-й такой конференции. Данное мероприятие неизменно проходит на высоком политическом уровне и стало за это время флагманской площадкой для откровенного обмена мнениями и осмысления состояния взаимодействия наших двух стран. Несколько моментов, о которых хотел бы сегодня сказать.

1. Нынешняя встреча особая, т.к. происходит на фоне серьезных изменений в международной обстановке. Кстати, некоторое время назад мы стали говорить о сотрудничестве России и Китая в «новую эпоху», хотя применительно к сегодняшнему моменту правильно было бы сказать —
об «эпохе перемен» — периоде стремительных и кардинальных трансформаций международного политического ландшафта. Сегодня без преувеличения решается вопрос о судьбах будущего мироустройства. В такие времена особую ценность приобретает последовательность занимаемых международными акторами позиций. И в этом смысле характерной отличительной чертой отношений Москвы и Пекина и является такая их константа — незыблемость и устойчивость даже на фоне самых непростых кризисных явлений.

Мы ценим, что Пекин с самого начала занял непредвзятую позицию по украинскому вопросу, осудив НАТО за искусственное создание кризиса безопасности в Европе, неоправданное расширение блока на Восток.

При этом нам приходится противодействовать беспрецедентным по своей заносчивости и напористости попыткам коллективного Запада внести диссонанс в наше взаимодействие. Китай сталкивается с ожесточенным давлением США и их сателлитов и прямыми призывами обвинить Россию во всех смертных грехах. Такой менторский тон общения вызывает искреннее недоумение, как будто Китай не является одной из великих держав. Не говоря уже о том, что линия на раскол российско-китайских отношений заведомо обречена на провал. Как отмечал Председатель КНР Си Цзиньпин, истинное золото не боится закалки огнем.

2. Текущая обстановка не только является серьезным испытанием на прочность для двустороннего взаимодействия, которое мы проходим достойно, но и представляет собой возможность более полно раскрыть его внутренний потенциал, разработать новые, независимые от внешних факторов, формы кооперации.

Прежде всего это касается развития практического сотрудничества двух стран. Китай уже на протяжении 11 лет остается крупнейшим торговым партнером нашей страны. В текущем году он наверняка также удержит первое место. Более того, рассчитываем, что ввиду переориентации части внешнеэкономических связей на Восток мы сможем ранее намеченного срока (2024 г.) выполнить поставленную главами государств амбициозную задачу довести товарооборот до 200 млрд долларов США. Динамика взаимодействия остается интенсивной: в прошлом году товарооборот увеличился на треть и достиг исторического максимума 140 млрд долларов США, в первом квартале текущего года зафиксирован рост на 35%.

Понимаем, что предпринимателям двух стран потребуется определенный период адаптации, чтобы в новых условиях укрепить существующие и выстроить новые производственные и логистические цепочки. К тому же товарные потоки еще не до конца восстановились от последствий пандемии, на них оказывает влияние и сохраняющаяся непростая ситуация с коронавирусом в Китае. Вместе с тем видим, что партнеры не только не отказываются от взаимодействия, но и готовы наращивать его объемы, развивать кооперацию на новых перспективных направлениях. Приветствуем такой подход. Убеждены, что в конечном счете двусторонние практические связи только выиграют от нынешних изменений.

3. Теперь хотел бы перейти к теме сотрудничества наших стран в сфере купирования общих вызовов и угроз безопасности в Евразии.

Как мы видим, политика Североатлантического альянса привела к полной деградации военно-политической обстановки в Европе. Вместе с тем курс США и НАТО на обеспечение своего превосходства не ограничивается только Европейским континентом. Ведомый Вашингтоном альянс стремится придать своей деятельности глобальный характер. Цель этих амбиций — продлить единоличное доминирование в мире. Отсюда — анонсируемый перенос военно-дипломатической активности в мировой powerhouse Азиатско-Тихоокеанский регион. Коллективный Запад, не задумываясь о последствиях, планомерно дискредитирует все работающие здесь многие десятилетия механизмы, функционирующие с опорой на принципы равенства, сопроцветания, уважения интересов друг друга и взаимной выгоды. Происходит фрагментация пространства азиатской безопасности, поощряется управляемое взращивание здесь конфликтного потенциала по украинскому сценарию.

Предпринимаются шаги по ослаблению и слому тех платформ, где западники не представлены или находятся в меньшинстве. Делаются попытки внести раскол АСЕАН, с которой у России и Китая налажено плотное, ориентированное на результат взаимодействие по широкому спектру вопросов. «Под прицелом» находится и объединительное пространство ШОС, которое западники стремятся разбить на удобные для переформатирования по своим лекалам фрагменты.

Одновременно ведется работа по задействованию в Азии потенциала Североатлантического альянса, который усматривает в этом новый raison
d̛etre своего дальнейшего существования и, более того, обретения нового качества в виде «глобального НАТО». Такая политика уже получила идеологическое обрамление в виде концепции «неделимости безопасности» (обратите внимание, используется наш термин, который до этого на дух не переносился) Индо-Тихоокеанского региона и Евроатлантики. То есть, речь идет о создании проблемных точек по всему периметру границ России и Китая, запуске очередной гонки вооружений и разбалансировке системы региональной безопасности. Под брендом «ИТР» создаются агрессивные «закрытые» форматы с силовым функционалом, ориентированные на «утяжеление» региона дополнительной конфликтогенной составляющей. Главными закоперщиками здесь, что неудивительно, выступают США и Великобритания, а их наиболее активными адептами — Япония и Австралия. Резко меняет военно-технический баланс в акватории Тихого океана появление военно-технологического альянса АУКУС с его проектами строительства атомного подводного флота для австралийских ВМС и совместных исследований по тематике гиперзвукового оружия.

В этих условиях сама жизнь диктует Москве и Пекину необходимость более активной координации действий на международной арене. Любопытный факт — Совместное заявление Президента России и Председателя КНР о международных отношениях, вступающих в новую эпоху,
принятое 4 февраля на олимпийском саммите в Пекине, вызвало крайне нервную реакцию на Западе, а значит точно попало в нерв.

4. Ну и последнее. Взаимодействие России и Китая, подлинно равноправное, не имеющее пределов и запретных зон, позволяет не только сохранять, но и укреплять каркас конструктивной кооперации и позитивного развития в масштабе всей Большой Евразии. Это хорошо чувствуют наши объективно мыслящие партнеры по региону.

Одной из несущих опор Большой Евразии может стать сопряжение планов развития ЕАЭС и инициативы «Один пояс, один путь». Разделяем мнение китайских друзей о необходимости наращивания усилий в этом направлении. Рассматриваем сопряжение как важную составляющую стратегического партнерства между нашими странами.

Оазисом стабильности и важной «точкой сборки» всего большого Евразийского региона становится Шанхайская организация сотрудничества, куда сегодня активно тянутся игроки с Ближнего Востока, из Северной Африки, Южной Азии и других субрегионов. Под выстроенным Организацией широким «зонтиком» нацеленного в будущее взаимодействия — уже бóльшая часть евразийского пространства.

При этом важно, что ШОС не остается «вещью в себе». Напротив, через расширенческие процессы организация приобретает все более ярко выраженный евразийский характер. В 2021 году были приняты важные решения о запуске процедуры приема Ирана в ШОС и предоставлении Египту, Катару и Саудовской Аравии статуса диалоговых партнеров. Этими странами интерес к ШОС не ограничивается — «на столе» находится еще 11 заявок на присоединение к объединению в том или ином качестве. Двери ШОС остаются открытыми для всех государств, которые разделяют ее цели, задачи и принципы.

Выстоять под напором Запада, сохранить свою идентичность и продолжить развиваться как суверенный участник общеевразийской многополярной системы, а не в качестве придатка «элитарного клуба демократий», может и должна АСЕАН. Однако это невозможно без опоры на конструктивные силы, работающие на благополучие всего региона и создание общего пространства здоровой, прагматичной, свободной от идеологических догм кооперации.

Ничего подобного Запад предложить не в состоянии. Там не умеют делиться, а могут только брать и отнимать. И это, кстати, четко видно в контексте монетизации западниками «всего и вся», включая проблему изменения климата, ту же борьбу с пандемией, или проектирование энергетического перехода. Вряд ли евразийскому региону такая философия по душе.

Москва и Пекин последовательно и в спокойном ключе будут воплощать утвержденную руководителями наших двух стран линию на развитие российско-китайского стратегического партнерства. Мы на деле доказали, что соответствующие усилия приносят конкретные результаты. Вместе продолжим реализацию курс на продвижение созидательной повестки дня в противовес настойчивым попыткам Запада дестабилизировать ситуацию. Исходя из общих установок на обеспечение благосостояния народов, Россия и Китай предлагают большой «евразийской семье» реальную альтернативу — сохранять и укреплять инклюзивные форматы равноправного взаимодействия, объективно отражающие главное, как говорят китайские друзья, «течение» сегодняшнего мира — формирование подлинно многополярной, справедливой и демократичной архитектуры международных отношений XXI века.

Видео


(Голосов: 12, Рейтинг: 2)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся