Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 5)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Тимур Махмутов

К.полит.н., заместитель программного директора РСМД

9 апреля 2019 г. в Санкт-Петербурге открылся международный форум «Арктика — территория диалога». По грандиозности проведения мероприятие сопоставимо с крупнейшими форумами, которые проводятся в разных частях России в течение года: ПМЭФ, ВЭФ, КЭФ, РИФ.
Одна из ключевых целей таких встреч — привлечение внимания иностранных бизнесменов, политиков, общественных деятелей и ученых к сотрудничеству с Россией. Учитывая размеры самой России и ее разнообразие, подобные мероприятия не бесполезны и для российских участников. Это особенно верно для экспертов по арктической проблематике.
Сегодня представления о международном сотрудничестве в Арктике и глобальных подходах к Арктике стали достаточно популярными. Но стоят ли за этой популярностью глубокое знание и понимание процессов, которые происходят в Арктическом регионе? Достаточно ли хорошо знают друг друга те, кто планирует развитие международных проектов? А главное, насколько широко известно о природных, экологических, инфраструктурных, правовых особенностях деятельности в арктической зоне каждой из полярных стран, в том числе среди экспертов, комментирующих арктическую проблематику? Насколько полно представлены планы и мотивация к участию в освоении Арктики со стороны внерегиональных игроков, особенно из Восточной Азии?

При сохраняющейся высокой и во многом решающей роли государств в развитии арктических проектов все большее значение в процессах выработки государственных решений и формировании государственной политики начинают играть общественные и экспертные сообщества. Именно обсуждения на уровне экспертов показали достаточно высокую фрагментированность знаний об Арктике даже в странах — членах АС. При этом возрастает объективная потребность в преодолении этой ситуации.

Конечно, соседние арктические страны достаточно хорошо знакомы с вызовами и особенностями работы в условиях Крайнего Севера. Среди арктической пятерки, пожалуй, только США испытывают недостаток «арктической идентичности» среди своих граждан. Активность восточноазиатских стран: Китая, Южной Кореи, Японии, Индии, Сингапура в отношении арктических проектов подталкивает сами страны региона к более эффективной совместной работе. Один из этапов повышения эффективности взаимодействия — глубокое изучение основ и потенциала арктической деятельности соседей по региону. Недоступность для международных аудиторий исследовательских материалов, подготовленных в арктических странах по поводу их деятельности в Арктике, оставляет регион по-прежнему неизведанным. На этом пути первостепенное значение имеет внимательное ознакомление с национальным правовым регулированием в соответствующих арктических зонах.

Следуя этой логике, РСМД, кафедра международно права МГИМО МИД России и Флетчеровская школа юриспруденции и дипломатии Университета Тафтса (США) согласовали выпуск на английском языке третьего тома хрестоматии РСМД «Арктический регион: Проблемы международного сотрудничества», включающего в себя ключевые нормативно-правовые акты «арктического законодательства» России и документы, определяющие основы международного сотрудничества государств Арктического региона. Публикация получила название «Baseline of Russian Arctic Laws» и вышла под редакцией профессоров Пола Беркмана, Александра Вылегжанина и Орана Янга в уважаемом издательстве Springer.

9 апреля 2019 г. в Санкт-Петербурге открылся международный форум «Арктика — территория диалога». По грандиозности проведения мероприятие сопоставимо с крупнейшими форумами, которые проводятся в разных частях России в течение года: ПМЭФ, ВЭФ, КЭФ, РИФ.

Одна из ключевых целей таких встреч — привлечение внимания иностранных бизнесменов, политиков, общественных деятелей и ученых к сотрудничеству с Россией. Учитывая размеры самой России и ее разнообразие, подобные мероприятия не бесполезны и для российских участников. Это особенно верно для экспертов по арктической проблематике.

Сегодня представления о международном сотрудничестве в Арктике и глобальных подходах к Арктике стали достаточно популярными. Но стоят ли за этой популярностью глубокое знание и понимание процессов, которые происходят в Арктическом регионе? Достаточно ли хорошо знают друг друга те, кто планирует развитие международных проектов? А главное, насколько широко известно о природных, экологических, инфраструктурных, правовых особенностях деятельности в арктической зоне каждой из полярных стран, в том числе среди экспертов, комментирующих арктическую проблематику? Насколько полно представлены планы и мотивация к участию в освоении Арктики со стороны внерегиональных игроков, особенно из Восточной Азии?

В этой связи принципиальным для дальнейшего развития духа сотрудничества в Арктике становится укрепление инфраструктуры доверия, основанного на распространении достоверной информации о регионе, формирующих его странах и народах, достигнутых региональных международных договоренностях, перспективных проектах, сложившихся правилах взаимодействия и ответственного отношения к природе.

Большие усилия в этом направлении предпринимает Арктический совет (АС), который постепенно приближается к своему четвертьвековому рубежу. Юбилейная дата выпадает как раз на председательство России в этом престижном форуме в 2021 г., когда наша страна примет эстафету от Исландии, меняющей Финляндию в качестве председателя АС в мае 2019 г. При сохраняющейся высокой и во многом решающей роли государств в развитии арктических проектов все большее значение в процессах выработки государственных решений и формировании государственной политики начинают играть общественные и экспертные сообщества.

Именно обсуждения на уровне экспертов показали достаточно высокую фрагментированность знаний об Арктике даже в странах — членах АС. При этом возрастает объективная потребность в преодолении этой ситуации. Широкое обсуждение планов по развитию туризма, судоходства и перевозке грузов, совместной научной деятельности в Арктике интересуют не только новых участников арктического диалога, но прежде всего сами страны региона. Такая заинтересованность в целом ряде случаев носит подлинный кооперативный характер. Даже отношения России и США в этом контексте имеют весьма конструктивный характер. Недавние примеры тому убедительное подтверждение.

В мае 2018 г. Международная морская организация одобрила совместное российско-американское предложение по организации маршрутов движения судов в Беринговом проливе и Беринговом море. Разработанные меры вступили в силу 1 декабря 2018 г. и стали первыми международно признанными правилами в отношении полярного мореплавания в контексте действующего с 2017 г. Полярного кодекса. Причиной, послужившей сближению России и США, стала объективно осознаваемая обеими странами необходимость регулировать возросший уровень судоходства в экологически уязвимом Беринговом проливе.

Другой пример — развитие научных контактов между российскими и американскими учеными в вопросах изучения Арктики. 12 марта 2019 г. в Вашингтоне представители РАН и Национальной академии наук США подписали Соглашение о сотрудничестве в области научных, инженерных и медицинских исследований. Одно из направлений будущей совместной работы — влияние климатических изменений на состояние мерзлоты и льдов Северного Ледовитого океана.

Конечно, соседние арктические страны достаточно хорошо знакомы с вызовами и особенностями работы в условиях Крайнего Севера. Среди арктической пятерки, пожалуй, только США испытывают недостаток «арктической идентичности» среди своих граждан. Более 50% американцев не видят практически никакой или совсем никакой значимости Арктики в формировании их национальной идентичности.

На этом фоне заявления КНР о своем статусе «около-арктического» государства усиливают обеспокоенность стран региона относительно сохранения сложившегося status quo в региональных механизмах обсуждения управления Арктикой.

Paul Berkman, Oran Young, Alexander Vylegzhanin:
Baseline of Russian Arctic Laws

В некоторой степени активность восточноазиатских стран: Китая, Южной Кореи, Японии, Индии, Сингапура в отношении арктических проектов подталкивает сами страны региона к более эффективной совместной работе. Один из этапов повышения эффективности взаимодействия — глубокое изучение основ и потенциала арктической деятельности соседей по региону. Недоступность для международных аудиторий исследовательских материалов, подготовленных в арктических странах по поводу их деятельности в Арктике, оставляет регион по-прежнему неизведанным.

На этом пути первостепенное значение имеет внимательное ознакомление с национальным правовым регулированием в соответствующих арктических зонах. Отмечавшаяся ранее роль экспертных сообществ в указанном направлении может стать необходимой в выполнении такой работы. Следуя этой логике, РСМД, кафедра международно права МГИМО МИД России и Флетчеровская школа юриспруденции и дипломатии Университета Тафтса (США) согласовали выпуск на английском языке третьего тома хрестоматии РСМД «Арктический регион: Проблемы международного сотрудничества», включающего в себя ключевые нормативно-правовые акты «арктического законодательства» России и документы, определяющие основы международного сотрудничества государств Арктического региона. Публикация получила название «Baseline of Russian Arctic Laws» и вышла под редакцией профессоров Пола Беркмана, Александра Вылегжанина и Орана Янга в уважаемом издательстве Springer.

Примечательно, что первый перевод «арктической» хрестоматии РСМД на иностранный язык появился в 2016 г. на китайском языке.

Составители, редакторы и издатели рассчитывают, что доступ специалистов к переводам первоисточников повысит уровень экспертизы на арктическом направлении, внесет свой вклад в развитие экспертной дипломатии, научных контактов и конструктивного диалога между странами и позволит укрепить в Арктике открытость сотрудничеству, ставшее ключевой характеристикой региона.

Для ознакомления с изданием на английском языке доступны для просмотра предисловие и вводная статья.


Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 5)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся