Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Антон Найчук

К.полит.н., директор Фонда гражданской дипломатии, Украина

2016 г. будет иметь большое значение для разрешения конфликта вокруг Украины, который уже давно утратил национальные рамки и сугубо региональные масштабы и находится в системе координат глобальной геополитической игры. Спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации и определить архитектуру будущих украинско-российских отношений достаточно сложно в связи с тем, что на ход событий влияют многочисленные объективные и субъективные факторы. О целях, которые преследуют в своей внешней политике Россия, Украина, Евросоюз и США, и возможных вариантах развития событий вокруг украинского конфликта — в статье украинского эксперта.

2016 г. будет иметь большое значение для разрешения конфликта вокруг Украины, который уже давно утратил национальные рамки и сугубо региональные масштабы и находится в системе координат глобальной геополитической игры. Спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации и определить архитектуру будущих украинско-российских отношений достаточно сложно в связи с тем, что на ход событий влияют многочисленные объективные и субъективные факторы. О целях, которые преследуют в своей внешней политике Россия, Украина, Евросоюз и США, и возможных вариантах развития событий вокруг украинского конфликта — в статье украинского эксперта.

Спрогнозировать развитие ситуации вокруг конфликта на Востоке Украины и определить архитектуру будущих украинско-российских отношений достаточно сложно в связи с тем, что на ход событий влияют многочисленные объективные и субъективные факторы.

Второй пакет Минских договоренностей был продлен на 2016 г. и по-прежнему находится в затянувшейся стадии реализации. При этом он все больше оправдывает распространенное мнение о том, что строгость соглашений нивелируется необязательностью их выполнения.

Участники переговорного процесса в Минске не могут найти общих знаменателей относительно проведения выборов на неподконтрольных украинской власти территориях и установления полноценного государственного контроля на границе с Российской Федерацией. Кроме того, международная общественность всецело переключилась на войну с «Исламским государством», борьбу с международным терроризмом и решение вопроса с переселенцами. Все это ограничивает возможности эффективного вовлечения международных игроков в прекращение противостояния на Востоке Украины.

Одновременно надо учитывать существенные проблемы, возникшие в России в свете украинского конфликта и других международных процессов, негативно отразившихся на благосостоянии страны. Российская экономика продолжает испытывать давление, не найден компромисс с Западом относительно статуса Крымского полуострова, начался новый виток противостояния с другим потенциальным партнером — Турцией. Поскольку Россия — единственный внешний актор, поддерживающий сепаратистское движение на Востоке Украины, возникает вопрос о возможности пересмотра ею политики на украинском направлении в контексте существующей конъюнктуры.

Перед тем как прогнозировать возможные варианты развития событий, следует определить ключевые цели, которые преследуют в своей внешней политике Россия, Украина, Евросоюз и США, а также рассмотреть уже достигнутые сторонами результаты, в том числе акцентируя внимание на украинском конфликте.

Украинский кризис. Хронология
Интерактивная хроника украинского
кризиса, дополненная комментариями членов
и экспертов РСМД по ключевым эпизодам
кризиса

Российская Федерация

1. Обеспечение внеблокового статуса Украины и ограничение возможностей ее евро-атлантической интеграции.

Приближение НАТО к границам России означало бы стратегическое поражение страны, которое поставило бы под сомнение влияние Кремля в регионе. Появление зоны постоянной нестабильности в Донецкой и Луганской областях препятствует сближению Киева с альянсом и в краткосрочной перспективе обеспечивает полноценное сдерживание Украины в ее движении по пути евро-атлантической интеграции.

На данном этапе можно говорить о достижении Россией необходимых результатов. Боевые действия на украинской территории продолжают играть на руку России, исходя из намерений Кремля обрести рычаги влияния на определение курса украинской внешней политики. Сохранение неурегулированного конфликта на территории Украины — ключевой фактор, который не позволяет Киеву ускорить процесс полноценной интеграции в европейскую систему безопасности, оставляя исключительно возможность проведения совместных учений или тренингов под предлогом партнерских отношений.

2. Препятствование полноценной экономической интеграции Украины в ЕС.

Смена внешнеполитического курса свела к нулю возможность присоединения Украины к ЕАЭС, определив новый стратегический приоритет Киева — ассоциацию с ЕС. «Восточный пояс нестабильности» не стал причиной существенных промедлений в достижении поставленной цели, а длительные трения в треугольнике ЕС — Россия — Украина по поводу имплементации экономической части соглашения завершились вступлением Украины в зону свободной торговли с ЕС с 1 января 2016 г. Вместе с тем следует учитывать еще многие неразрешенные вопросы и подводные камни, связанные с ее практической реализацией и ратификацией всеми странами Евросоюза.

Исходя из нынешней ситуации, Россия не преуспела в своих стремлениях удержать Украину в «евразийской системе экономических координат». Конфликт в восточных областях привел к существенному ограничению двусторонней торговли, а расширение экономического партнерства с ЕС вылилось в прекращение действия зоны свободной торговли с Украиной.

3. Расширение механизмов идеологического влияния России на Украине.

Сохранение неурегулированного конфликта на территории Украины — ключевой фактор, который не позволяет Киеву ускорить процесс полноценной интеграции в европейскую систему безопасности.

Важная составляющая реализации политики Кремля на украинском направлении — всестороннее идеологическое воздействие. Несмотря на конфликт между государствами, который нашел свое воплощение в боевых действиях в восточных областях, на Украине продолжают функционировать российские институты «мягкой силы», прежде всего «Россотрудничество». С помощью этой организации и разнообразных гражданских объединений Россия обеспечивает свое «идеологическое присутствие» на Украине, распространяя собственные ценности и пропагандируя пророссийские взгляды.

Анализ социально-политической ситуации на Украине позволяет говорить о тактических просчетах Кремля в идеологической составляющей своей внешней политики. Конфликт на Востоке Украины и присоединение Россией Крыма инспирировали критическое отношение украинской общественности к российским идеалам. Консолидация украинцев на патриотической основе и поддержка Россией сепаратистских настроений части украинского населения внесли раскол в отношения между странами на уровне гражданского общества. Кроме того, можно предположить, что Кремль не ожидал такого низкого уровня поддержки российского вектора внешней политики жителями больших городов Центральной и Южной Украины — Одессы, Днепропетровска, Харькова. Это стало причиной территориально ограниченного распространения идей «русского мира». Таким образом, ожидания российской идеологической экспансии превысили реальные результаты, которые лишь усилили противоречия между странами.

4. Легитимация присоединения Крымского полуострова.

Россия не преуспела в своих стремлениях удержать Украину в «евразийской системе экономических координат».

Политика Кремля на украинском направлении дает предпосылки для определения представленной цели едва ли не как основной. Россия продолжает предпринимать попытки достичь признания мировой общественностью правомерности присоединения украинской территории, но они остаются тщетными. Ни приезд европейских политиков в Крым, ни всевозможные дипломатические ухищрения, ни попытки разграничить европейские санкции на «крымские» (связанные с присоединением полуострова) и «восточные» (относящиеся к поддержке Москвой сепаратистского движения на Востоке Украины) не привели к ожидаемым результатам. Запад по-прежнему настаивает на необходимости возвращения Крыма Украине, оставляя проведенную Россией операцию легитимной исключительно в российской правовой системе. Вот почему то, что российским руководством воспринимается как легитимное присоединение Крыма посредством самостоятельно организованного референдума, в глазах западного мира и официального Киева остается аннексией украинской территории.

Исходя из определенных нами приоритетов России в отношениях с Украиной, на сегодня можно говорить о не совсем утешительных результатах политики российского руководства на украинском направлении: 1) отсутствуют предпосылки для признания мировым сообществом присоединения Крыма; 2) в краткосрочной перспективе не представляется возможной нормализация российско-украинских отношений, как на государственном уровне, так и в социально-общественном измерении; 3) утрачены рычаги идеологического воздействия на общественное мнение на Украине (остался лишь инструмент СМИ, который действует исключительно на территории восточных областей).

Относительным успехом российской кампании на Украине можно считать временное ограничение потенциала евро-атлантической интеграции страны, поскольку активный конфликт в Донецкой и Луганской областях, усиленный промедлением с проведением демократических и иных преобразований, негативно отражается на возможностях полноценного присоединения к ЕС и НАТО. Вместе с тем следует учитывать, что и в этой сфере есть предположительно нежелательные для Кремля результаты, а именно — дальнейшая экономическая экспансия ЕС и США на Украину и последовательное движение Киева к безвизовому режиму.

REUTERS/Britta Pedersen
Александр Табачник:
Украина между Западом и Востоком

Украина

1. Расширение партнерских отношений с Западом, инициирование евро-атлантической интеграции страны.

Новое украинское правительство определило интеграцию в западную политико-экономическую систему как стратегическую цель внешнеполитического развития страны. Конечным пунктом евро-атлантического движения должно стать вступление Украины в Евросоюз и НАТО, а промежуточным этапом — имплементация экономической части соглашения об ассоциации с ЕС и введение безвизового режима.

На данном этапе достижения Украины можно считать в большей степени успешными. Зона свободной торговли с ЕС вступила в силу, длительным и небеспрепятственным, но все же заметным остается движение к безвизовому режиму. Все более масштабным становится взаимодействие в решении внутриполитических вопросов с ЕС и США (при этом следует отметить более тесные связи именно с американскими партнерами).

Акцентируя внимание на расширении партнерских отношений с Вашингтоном, следует также учесть экономические и внешнеполитические интересы западного партнера Украины, которые обретают дополнительный вес в условиях геополитического противоборства с Россией за сферы влияния на постсоветском пространстве.

В то же время важно отметить, что, несмотря на существенное сближение с Западом, эффективность партнерства пока не представляется непоколебимой. В ходе межнационального диалога представители стран ЕС и США неоднократно подчеркивали необходимость интенсификации процессов реформирования на Украине, борьбы с коррупцией и деолигархизации. В связи с этим многое будет зависеть от действующей украинской власти.

2. Установление контроля на границе с Россией, усмирение сепаратистских настроений в восточных областях, прекращение боевых действий в регионе.

Ожидания российской идеологической экспансии превысили реальные результаты, которые лишь усилили противоречия между странами.

Данную цель нельзя считать достигнутой. Несмотря на введение режима прекращения огня, поступают сообщения о частых, не имеющих логичной последовательности обстрелах со стороны, находящейся под контролем провозглашенных республик ЛНР и ДНР. В любом случае, даже учитывая этот факт, можно утверждать, что активная фаза боевых действий позади и этот пункт Минских соглашений выполняется украинской стороной.

Гораздо больше проблем возникло с установлением украинского контроля на границе Донецкой и Луганской областей с Россией. Оказалось сложным достичь компромисса в этом вопросе как в формате трехсторонних консультаций в Минске, так и в нормандском формате. Россия продолжает настаивать на следующей последовательности: конституционное оформление особого статуса, проведение местных выборов на проблемных территориях и только после этого — установление украинского контроля над границей. Украина, в свою очередь, отстаивает необходимость позиционирования пункта «о границе» перед любыми политическими преобразованиями. С назначением Б. Грызлова на должность полномочного представителя России в контактной группе по урегулированию ситуации на Украине ожидается активизация переговоров и поиска компромисса в этих вопросах. Об этом свидетельствуют, в частности, визит политика в Киев и встреча с президентом страны.

Европейский союз

Запад по-прежнему настаивает на необходимости возвращения Крыма Украине, оставляя проведенную Россией операцию легитимной исключительно в российской правовой системе.

1. Продолжение реализации программы «Восточное партнерство», переориентирование внешнеполитического курса и экономики Украины на европейское направление.

Вступление в силу политической и экономической части соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом свидетельствует о том, что ЕС преуспел в достижении поставленной цели. Однако ему не удалось успешно реализовать свои устремления на российском направлении, сохранив при этом полноценные отношения с Москвой. Кремль радикально отреагировал на суверенное право Украины определять собственный внешнеполитический курс, избрав агрессивный формат отстаивания своих интересов в регионе. В результате в системе внешнеполитических координат ЕС появились новые приоритеты относительно ситуации вокруг Украины.

2. «Замораживание» конфликта на восточной границе ЕС, нормализация отношений с Россией, нивелирование проблемных аспектов импорта энергоносителей.

Европейский союз под предводительством канцлера Германии А. Меркель выступает за мирное урегулирование конфликта на Украине, опасаясь, что активизация боевых действий приведет к непредсказуемым последствиям для страны, граничащей с территорией Союза. В то же время, испытывая систематические проблемы с решением миграционных вопросов и урегулированием ближневосточного конфликта, ЕС не против устранить или локализовать затянувшееся противостояние на Украине. Достижение компромисса в этом вопросе создаст предпосылки к прекращению политико-экономических разногласий с Россией, которая остается важным экспортером энергоносителей, а в случае снятия санкций вновь станет привлекательным рынком для инвестирования.

США

1. Расширение своего влияния в регионе, обеспечение стратегического продвижения НАТО на восточном направлении.

Ситуация вокруг конфликта в восточных областях спровоцировала беспрецедентное вовлечение Соединенных Штатов в политическую жизнь Украины. Вашингтон отводит важное место геополитическому противостоянию с Москвой, цель которого — обеспечить должное влияние в регионе. Пока можно говорить о том, что американцы преуспели в реализации своих намерений, поскольку украинское руководство утратило полноценный диалог с руководством Кремля и теперь полностью доверяется своим западным партнерам. Хотя на данном этапе нет существенных предпосылок для разговоров о вступлении Украины в НАТО, США расширили программы взаимодействия с украинской стороной в области подготовки и технического оснащения вооруженных сил.

2. Сохранение противоречий между ЕС и Россией относительно украинского конфликта.

Вашингтон не скрывает своего влияния на принятие Евросоюзом решения о введении санкций против России. Несомненно, это играет на руку Вашингтону, поскольку появилась замечательная возможность вбить клин в перспективы политико-экономического сближения Кремля со странами ЕС и убедить некоторые западноевропейские государства в необходимости пересмотра своих взглядов на архитектуру международной безопасности. «Российская угроза» послужила катализатором расширения военного бюджета и закупки соответствующей техники в США для гарантии собственной безопасности.

Пока все обстоятельства указывают на то, что в «украинском вопросе» Вашингтон скорее переигрывает руководство Кремля, чем уступает ему. Даже «мягкий» в своих внешнеполитических действиях Б. Обама в обход непосредственной эскалации постепенно решает интересующие американцев вопросы в регионе, отстаивая национальные интересы.

«Замороженное» противостояние

Относительным успехом российской кампании на Украине можно считать временное ограничение потенциала евро-атлантической интеграции страны.

Конец 2015 г. показал, что основное достижение второй части Минских соглашений состоит в «замораживании» противостояния на Востоке Украины. Патовая ситуация была временно выгодна всем сторонам геополитического противостояния.

Например, Украине перемирие позволяет сосредоточиться на удовлетворении внутренних реформаторских потребностей. Прошедшие на его фоне местные выборы позволили создать почву для практического конструирования политической платформы децентрализации, поскольку действующая власть получила необходимый уровень «кадровой поддержки» в органах местного самоуправления. Кроме того, появилось время для «наведения порядка» в оборонной сфере, налаживания торговых отношений с западными партнерами.

Евросоюз позитивно воспринял нормализацию ситуации и отсутствие ее эскалации, поскольку у него появилась возможность решать внутренние проблемы, связанные с нескончаемыми потоками мигрантов.

США переключились на Ближний Восток, одновременно активизировав решение своих экономических задач в отношениях с Украиной.

В то же время Россия не получила от «замораживания» желанных дивидендов, если не считать возможности акцентировать внимание на операции в Сирии — временное затишье в украинском конфликте развязало руки Кремлю в игре на других геополитических площадках. В остальном можно констатировать отсутствие видимых успехов. Не удалось материализовать «содействие перемирию на Украине» и частичное сближение с Европой (в большей мере с Францией) в обмен на отмену санкций и полноценное восстановление российско-европейских инвестиций с привлечением западного капитала. Провалились попытки под предлогом перемирия инициировать местные выборы на территориях провозглашенных республик. Пока не сформированы предпосылки для реализации другого замысла Кремля — включения спорных территорий с пророссийским руководством в действующую политико-экономическую матрицу Украины. Цели этого замысла — сохранить рычаги давления на органы национальной власти и создать зону постоянной нестабильности, но уже не с полностью автономным статусом, а в границах украинской политической системы. Следует также отметить, что меньше всего результатов во время перемирия было достигнуто в направлении договоренностей с ЕС и США по поводу фактического признания ими присоединения Россией Крымского полуострова.

Учитывая просчеты российского руководства на украинском направлении, в 2016 г. можно ожидать активизации усилий Кремля в поиске выхода из сложившейся ситуации.

К числу причин большей инициативности Москвы в диалоге вокруг Украины можно отнести прежде всего экономическое давление.

Цена на нефть, основной источник дохода российского бюджета, стремительно падает, оставляя неутешительные прогнозы руководству России, которое не добилось ощутимых успехов на пути реформирования экономики и перераспределения финансовых активов в другие производственные сферы. Поскольку повышение нефтяных цен в ближайшее время не ожидается, перед Москвой стоит задача поиска других источников прибыли либо нормализации пострадавших из-за агрессивной внешней политики отношений с западными партнерами. Вопреки интересам руководства России, ЕС продлил срок действия антироссийских санкций, которые сами по себе, возможно, и не оказывают критического эффекта, но существенно влияют на отток инвестиционных капиталов из страны и ухудшают российско-европейские отношения, в том числе и в важном для Кремля инновационно-технологическом секторе.

На активизацию политики Москвы на украинском направлении в 2016 г. может также повлиять необходимость сохранения европейского рынка экспорта энергоресурсов.

На данном этапе достижения Украины можно считать в большей степени успешными.

Стратегический приоритет Кремля в отношениях с ЕС — сохранение собственных экспортных мощностей и обеспечение бесперебойного транзита газа в европейские страны. В настоящее время действующими остаются только проходящий через Украину «Северный поток». Запланированные проекты в обход украинской территории пока не имеют реальных очертаний: «Южный поток» через Болгарию давно канул в Лету, а конфликт с Турцией ставит под сомнение краткосрочные перспективы строительства другого потока, заканчивающегося в Южной Европе (он может быть построен разве что со сменой власти в Анкаре). Туманным остается и будущее «Северного потока — 2» — даже в случае реализации данного проекта потребуется время на строительство и введение его в эксплуатацию. Таким образом, сложилась ситуация, когда сохранение экспортного потенциала России подразумевает дальнейшее использование транзитных возможностей Украины, а значит — ведение диалога с украинскими властями по этому вопросу.

В этих условиях важным фактором активизации усилий Кремля служит утрата рычагов воздействия на украинскую политику.

США оказывают все большее влияние на Украину, и конфликт в восточных областях только способствует им в этом. Действующие российские власти фактически играют на руку американским оппонентам, продолжая поддерживать сепаратистское движение на Востоке Украины и позволяя собственным гражданам воевать на территории другой страны. При этом российско-украинский товарооборот упал до беспрецедентно низких показателей, и Кремлю становится все сложнее препятствовать европейской интеграции экономики Украины.

В системе внешнеполитических координат ЕС появились новые приоритеты относительно ситуации вокруг Украины.

Учитывая вышеуказанные факторы, можно утверждать, что «замораживание» ситуации без существенных изменений на данном этапе не совсем выгодно Кремлю. Страна продолжает тратить деньги на удовлетворение своих геополитических интересов, недополучая при этом существенных доходов в государственную казну. Разговоры о смене внешнеполитического вектора в восточном направлении с последующим расширением торгово-экономических отношений с Китаем относятся скорее к области далеких стратегических перспектив, не дающих повода для решения сегодняшних проблем. Таким образом, на протяжении всего 2016 г. ситуация будет вынуждать Кремль действовать первым номером.

Надо отдать должное российскому руководству, которое, похоже, осознало всю сложность ситуации и сделало первые шаги к ее исправлению. Как уже отмечалось, позиции России в контактной группе по Украине были усилены опытным политиком Б. Грызловым, который незамедлительно нанес визит в Киев. Предпринимаются настойчивые попытки развязать ключевой узел противоречий, связанных с выборами в Донецкой и Луганской областях, а также контролем Украиной границы с Россией. На всех уровнях активизировался диалог с Вашингтоном.

С учетом всех факторов можно предложить следующие сценарии развития ситуации вокруг Украины в 2016 г. [1].

Конфликты на европейской части
постсоветского пространства: возможна
ли разморозка?


Вебинар с участием экспертов РСМД
С. Маркедонова, А. Гущина, С. Уткина и
С. Рекеды

Сценарий 1. Активизация переговорного процесса.

В рамках данного сценария возможно несколько вариантов развития событий.

Под давлением вышеописанных обстоятельств Кремль будет не только налаживать эффективный диалог с Западом, но и активизирует контакты непосредственно с украинскими властями. Козырем Киева будет служить желание Москвы использовать транзитные возможности Украины для сохранения объемов поставки газа в Европу и нивелировать «украинский фактор» для нормализации своих отношений с Западом.

Россия попытается добиться проведения выборов в Донецкой и Луганских областях на своих условиях, интегрировав впоследствии эти территории в украинскую политико-экономическую систему. Функциональным механизмом предотвращения реализации российских намерений для Украины станет выработка стратегии децентрализации, которая предоставит проблемным областям широкую автономию и максимально ограничит политико-экономическую связь с ними. На территории Украины может возникнуть «геополитическая буферная зона», подобная Приднестровью или Абхазии с Южной Осетией. Теоретически это может удовлетворить всех участников противостояния: Киев получит возможность расширения своих евроинтеграционных устремлений, а Россия — подконтрольную нейтральную зону, территориально отделяющую ее границы в случае вступления Украины в НАТО.

В Евросоюзе появятся предпосылки для частичного снятия санкций с России, поскольку крымский вопрос в 2016 г. так и не будет решен. Даже в случае проведения выборов в провозглашенных республиках Украина не сможет установить полноценный контроль над восточной границей. Ситуация будет снова «заморожена», но уже на других условиях. Мировая общественность вновь полностью переключится на борьбу с терроризмом и ИГ, что будет первостепенной повесткой дня на протяжении всего 2016 г.

Ситуация вокруг конфликта в восточных областях спровоцировала беспрецедентное вовлечение Соединенных Штатов в политическую жизнь Украины.

В рамках данного сценария возможен и другой вариант развития событий. Он подразумевает успешное использование Кремлем своих дипломатических каналов, возможно, с косвенным подключением «сирийского фактора», для достижения договоренности с западными партнерами относительно нейтрального статуса Украины, подобного статусу Финляндии (о чем уже упоминал З. Бжезинский). Киев в дальнейшем будет развивать отношения с Западом. Полноценно заработает зона свободной торговли с ЕС, западные транснациональные корпорации успешно выйдут на украинский рынок, основательно расширив свое присутствие в АПК страны.

При этом диалог по поводу полной интеграции Украины в западный военно-политический альянс и ЕС будет временно «заморожен». Возникнут предпосылки для частичного восстановления российско-украинских политико-экономических отношений на почве нормализации диалога по урегулированию конфликта на Востоке Украины. Восточные области обретут широкую программу полномочий, которая будет в большей мере устраивать обе страны.

Сложностью, характерной для обоих вариантов данного сценария, будет поиск президентом Украины внутриполитического консенсуса относительно возможных конституционных изменений и децентрализации с предоставлением широкой автономии воинствующим республикам. Главе государства нужно будет достичь компромисса с парламентом для того, чтобы консолидировать общую политическую волю в одном эффективном алгоритме структурного реформирования.

Сценарий 2. Возобновление активной фазы конфликта.

Все обстоятельства указывают на то, что в «украинском вопросе» Вашингтон скорее переигрывает руководство Кремля, чем уступает ему.

Активизация трехстороннего диалога не принесет ощутимых результатов. Никакой переговорный формат не позволит достичь компромисса по актуальным вопросам. Возникнет очередной виток военного противостояния для изменения переговорных позиций как непосредственных, так и косвенных участников конфликта. Ощущая полную поддержку Кремля, провозглашенные республики первыми начнут боевые действия на линии соприкосновения сторон, а украинская власть в ответ активизирует АТО.

Используя свои информационные возможности и дипломатические контакты, Россия попытается убедить Европу в том, что Минские соглашения сорвались по вине украинской стороны. При этом Москва будет и дальше осуществлять попытки политической фрагментации Европы, делая акцент не на взаимодействии с ЕС в целом, а на диалоге с отдельными государствами. Не последнюю роль в «расшатывании» Союза будут играть националистические партии евроскептиков, поддерживающие тесные связи с Кремлем. Москва попытается пролоббировать строительство «Северного потока — 2» в обход украинской территории для нивелирования фактора транзитной зависимости от Украины.

Важной миссией Киева в этом случае будет активизация своей деятельности на уровне каналов дипломатической коммуникации. Ему нужно будет убедить западных партнеров в том, что поддерживаемые Кремлем провозглашенные республики первыми сорвали выполнение Минских соглашений. Это позволит усугубить конфликт России с ЕС и предотвратит попытки Москвы нормализировать торговые отношения с представителями европейской бизнес-элиты в обход действующих санкций.

На фоне эскалации ситуации возникнет необходимость запуска нового раунда переговоров с возможным моделированием новой программы урегулирования конфликта. США будут настаивать на усилении санкций, вынуждая Европу идти на дальнейшее обострение отношений с Россией.

Этот сценарий подразумевает дальнейшее ухудшение российско-украинских отношений без видимых перспектив их краткосрочного или среднесрочного улучшения.

EPA/ROMAN PILIPEY
Сальваторе Бабонес:
Играем за Россию в украинском кризисе

Сценарий 3. Внешняя инспирация смены политической власти на Украине.

Не сумев достичь видимых успехов в налаживании диалога с украинской властью, Кремль попытается инициировать ее смену. Приход к власти пророссийских политических сил станет предпосылкой к кардинальному изменению внешнеполитических приоритетов и решению проблемных вопросов Кремля на украинском направлении.

Сложность реализации данного сценария состоит в критическом отношении украинской общественности к ситуации вокруг конфликта между Украиной и Россией. В связи с этим возникают вопросы о возможности восприятия гражданским обществом сил, использующих пророссийскую риторику, и о существовании подходящего для интересов России политического слоя в украинском политикуме.

В настоящее время на эту роль больше всего претендует Оппозиционный блок, который имеет определенную поддержку в нескольких регионах и удерживает позиции в парламенте страны. Следует также учитывать, что партия сохранила достаточное количество последователей с солидными финансовыми активами.

В случае попытки России запустить такой сценарий следует ожидать немедленной активизации праворадикальных политических сил, которые будут инспирировать общественное негодование с целью создания почвы для экстренных перевыборов.

Дополнительные сложности для сохранения гражданского спокойствия на Украине могут создать проблемы психологической и социальной адаптации солдат, вернувшихся из зоны проведения АТО. С целью предотвращения возможных конфликтных ситуаций украинским властям необходимо будет в срочном порядке обеспечить условия для решения вопросов материального обеспечения и трудоустройства военных.

Патовая ситуация была временно выгодна всем сторонам геополитического противостояния.

Кремль, возможно, осознавая противоречивость ситуации, попытается найти альтернативный подход в контексте своих «кадровых взглядов» на украинском направлении. Суть этого подхода состоит в поиске относительно нейтральных политиков, которые будут находить достаточный уровень поддержки среди западных элит.

Такой вариант развития событий предполагает наибольшую угрозу обеспечению порядка и стабильности на Украине. Он апеллирует к обострению внутренних противоречий, которые способны породить опасные общественные тенденции в стране.

Какой из представленных сценариев наиболее вероятен? Следует отметить оба варианта первого сценария, связанные с активизацией процесса поиска компромиссов. При этом Россия заинтересована в педалировании ситуации, поскольку «замороженный» затяжной конфликт уже не играет ей на руку. Даже если в достижении желанных компромиссов возникнут сложности, руководство Кремля будет всеми силами позиционировать себя в глазах мировой общественности в качестве ключевого инициатора поиска ключей к перемирию. Большой проблемой для Москвы остается нежелание Запада «адаптировать» присоединение Крыма, которое не подразумевается ни одним из представленных сценариев. В случае достижения успехов в переговорном процессе вокруг восточных областей вопрос Крыма все равно останется «за скобками общего уравнения». Максимум, который предположительно можно будет получить после длительных трений, — частичное смягчение санкций, связанных с поддержкой сепаратистского движения на Украине, либо их разделение на «восточные» и «крымские».

Учитывая просчеты российского руководства на украинском направлении, в 2016 г. можно ожидать активизации усилий Кремля в поиске выхода из сложившейся ситуации.

Важно отметить, что независимо от любого сценария наименьшие перспективы и возможности обретения экономической стабильности и общественного консенсуса имеют провозглашенные республики. Украина не располагает достаточными финансовыми ресурсами для восстановления уничтоженной во время боевых действий инфраструктуры. Западные страны, даже в случае достижения полного перемирия, скорее всего, не захотят вкладывать средства в рискованные регионы. Что касается России, то она не будет обременять свой бюджет дополнительными расходами, поскольку в современных тактических реалиях восстановление производительности региона не представляется выгодным.

Таким образом, 2016 г. будет иметь большое значение для разрешения конфликта вокруг Украины. В большей мере он ознаменуется попытками руководства России показать мировой общественности свою заинтересованность в поиске мирного урегулирования либо обвинить украинскую сторону в срыве выполнения второй части Минских соглашений. Следует понимать, что противостояние уже давно утратило национальные рамки и сугубо региональные масштабы и находится в системе координат глобальной геополитической игры. На ход этой игры могут повлиять любые изменения внутриполитической конъюнктуры главных игроков либо появление новых обстоятельств в других международных процессах (например, большой отпечаток могут оставить предстоящие осенью 2016 г. выборы президента США).

1. Предлагаемые сценарии представляют собой результат длительных исследований и отражают исключительно личные взгляды автора на перспективы дальнейшего развития ситуации вокруг Украины.


(Нет голосов)
 (0 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся