Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 22, Рейтинг: 2.59)
 (22 голоса)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

На недавней встрече с руководством американского разведывательного сообщества президент Джо Байден призывал своих собеседников удвоить усилия в их поисках истинных источников возникновения коронавируса. Само по себе желание американского лидера докопаться до истины можно только приветствовать — все мы хотели бы большей ясности в этом важнейшем вопросе, где спустя уже почти два года после первых случаях заражений COVID-19 остается немало очевидных белых пятен. Чем больше мы будем знать о генезисе коронавируса, тем легче будет с ним бороться. Правда, не совсем понятно, почему на американскую разведку возлагается задача, которую было бы логичнее передать международному медицинскому сообществу экспертов и профильным многосторонним организациям типа Всемирной организации здравоохранения.

Закрадывается подозрение, что настоящая цель Джо Байдена состоит в том, чтобы найти убедительные данные, позволяющие связать распространение коронавируса со злонамеренными действиями или, по крайней мере, с непростительной халатностью со стороны китайских властей. Иными словами, цель состоит в том, чтобы перейти в решительное контрнаступление на американо-китайском фронте информационной войны. Если дела обстоят действительно так, то это вызывает сожаление.

Никто не стал бы упрекать администрацию Байдена за ее стремление возродить привлекательность «американской модели» и восстановить американское лидерство в международных делах. Мир в целом нуждается как в первом, так и во втором. Однако, если администрация намерена добиваться этих целей преимущественно в формате активизации информационной войны с Пекином, то она преследует ложную повестку дня. Ни к чему хорошему эти действия не приведут — ни для США, ни для остального мира.

Восстановление американского лидерства в мире возможно лишь при условии, что Соединенные Штаты продемонстрируют пример по-настоящему многостороннего подхода к борьбе с пандемией на глобальном уровне. Всемирный эпидемиологический кризис 2020–2021 гг. продемонстрировал поистине постыдный дефицит солидарности и готовности к совместным действиям в международном сообществе, относящийся к обмену базовой информацией о новом патогене и о национальных программах борьбы с пандемией.

Амбиции глобального лидера налагают на Соединенные Штаты особую ответственность в том числе и за состояние международного сотрудничества в вопросах противодействия коронавирусу. Вопрос «кто виноват?», при всей его важности, не должен подменять куда более насущный вопрос «что делать?».

На недавней встрече с руководством американского разведывательного сообщества президент Джо Байден призывал своих собеседников удвоить усилия в их поисках истинных источников возникновения коронавируса. Само по себе желание американского лидера докопаться до истины можно только приветствовать — все мы хотели бы большей ясности в этом важнейшем вопросе, где спустя уже почти два года после первых случаях заражений COVID-19 остается немало очевидных белых пятен. Чем больше мы будем знать о генезисе коронавируса, тем легче будет с ним бороться. Правда, не совсем понятно, почему на американскую разведку возлагается задача, которую было бы логичнее передать международному медицинскому сообществу экспертов и профильным многосторонним организациям типа Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Закрадывается подозрение, что настоящая цель Джо Байдена состоит в том, чтобы найти убедительные данные, позволяющие связать распространение коронавируса со злонамеренными действиями или, по крайней мере, с непростительной халатностью со стороны китайских властей. Иными словами, цель состоит в том, чтобы перейти в решительное контрнаступление на американо-китайском фронте информационной войны. Если дела обстоят действительно так, то это вызывает сожаление.

С самого начала пандемии в Соединенных Штатах шла активная, часто — крайне эмоциональная дискуссия о том, следует ли считать COVID-19 результатом контакта человека с инфицированным животным или же побочным продуктом какого-то неудачного лабораторного эксперимента. Бывший американский президент Дональд Трамп прямо возлагал ответственность за пандемию на действия или бездействие Пекина в конце 2019 г. и даже намекал на намерение взыскать с Китая должные «коронавирусные репарации», хотя никаких убедительных подтверждений этой гипотезе так и не было представлено. Полемика о природе коронавируса успешно пережила избирательную кампанию 2020 г. и продолжается и по сей день. Судя по всему, нынешний хозяин Белого дома, в ходе предвыборных баталий призывавший не делать поспешных выводов, также и тоге нашел в лице Китая удобного козла отпущения.

При этом крайне сомнительно, что в обозримой перспективе будут найдены какие-то достоверные и исчерпывающие свидетельства, позволяющие поставить точку в этой полемике. Как был вынужден признать недавно руководитель ЦРУ Билл Бёрнс, разведывательное сообщество, «вполне вероятно, никогда так и не сможет раскрыть истинную картину природы COVID-19», оговариваясь, что «что не следует считать признаком недостаточной работы или мотивации в наших попытках раскрыть как можно более полную картину того, что случилось». По всей вероятности, как и во многих других случаях, все ограничится уже привычной формулой «highly likely».

В любом случае, заявления в том смысле, что Китай несет ответственность за глобальное распространение коронавируса, не более убедительны, чем утверждения о том, что Владимир Путин привел Дональда Трампа в Белый дом на выборах 2016 г. Настойчивые попытки Вашингтона сосредоточить внимание американской общественности на реальных или воображаемых проступках Пекина — ложная повестка дня. Неприятная для американского руководства реальность — без всяких модальностей в духе «highly likely» - состоит в том, что Соединенные Штаты, тратящие на свое здравоохранение в совокупности гигантские средства в 3 трлн. долларов в год, оказались совершенно неподготовлены к пандемии коронавируса. И эта пандемия нанесла США более значительный ущерб, чем какой-либо другой стране мира — Америка остается безусловным глобальным лидером как по общему числу инфицированных (35,7 млн человек), так и по числу летальных случаев (630 тыс. человек).

Таковы факты. Эпический провал США в борьбе с пандемий выглядит особенно драматично на фоне гораздо более успешного опыта Китая (менее 100 тыс. инфицированных и менее 5 тыс. смертей). Это сравнение бросает тень на способность Соединенных Штатов и дальше выступать в качестве глобальной модели развития и лидера в мировой политике. И хотя информационное агентство Блумберг в своем последнем «Индексе устойчивости к пандемии коронавируса» великодушно поставило Соединенные Штаты на первое место в мире, в Китай — только на восьмое, никакой другой реакции, кроме иронической улыбки, такого рода рейтинги вызвать не могут.

Никто не стал бы упрекать администрацию Байдена за ее стремление возродить привлекательность «американской модели» и восстановить американское лидерство в международных делах. Мир в целом нуждается как в первом, так и во втором. Однако, если администрация намерена добиваться этих целей преимущественно в формате активизации информационной войны с Пекином, то она преследует ложную повестку дня. Ни к чему хорошему эти действия не приведут — ни для США, ни для остального мира.

Вместо того, чтобы искать козлов отпущения за рубежом, администрации Байдена следовало бы сосредоточиться на том, чтобы навести порядок у себя дома. Как и во многих других странах по всему миру, COVID-19 в Соединенных Штатах, к сожалению, пока окончательно не побежден: статистика за июль отражает тревожную тенденцию к новому росту числа заболеваний; количество вновь инфицированных вплотную приблизилось к 100 тыс. человек в день (т.е. в США в отдельные дни заболевает столько же людей, сколько заболело в Китае за все время пандемии).

Еще более важно то обстоятельство, что пандемия вскрыла целый ряд фундаментальных проблем здравоохранения США, включая недостаточный уровень координации действий правительств отдельных штатов, незащищенность значительных социальных групп, низкий уровень доверия большой части населения к властям, непомерная стоимость многих медицинских услуг и т.п. Ожесточенные наскоки на Китай никак не помогут в преодолении этих системных проблем, а вот внимательное и непредвзятое изучение китайского опыта как в борьбе с пандемией, так и в организации национальной системы общественного здравоохранения помочь могло бы.

С другой стороны, восстановление американского лидерства в мире возможно лишь при условии, что Соединенные Штаты продемонстрируют пример по-настоящему многостороннего подхода к борьбе с пандемией на глобальном уровне. Всемирный эпидемиологический кризис 2020–2021 гг. Продемонстрировал поистине постыдный дефицит солидарности и готовности к совместным действиям в международном сообществе, относящийся к обмену базовой информацией о новом патогене и о национальных программах борьбы с пандемией.

Дефицит солидарности проявился и в неготовности делиться материальными ресурсами, технологиями и средами борьбы с COVID-19, включая и антивирусные вакцины. Наверное, ни у одного из ведущих мировых игроков нет оснований утверждать, что его поведение в период пандемии было идеальным. Китай здесь, конечно же, не исключение — основательно порывшись в «пекинском шкафу», наверняка можно обнаружить скелеты с бирками Made in China. Но амбиции глобального лидера налагают на Соединенные Штаты особую ответственность в том числе и за состояние международного сотрудничества в вопросах противодействия коронавирусу. Вопрос «кто виноват?», при всей его важности, не должен подменять куда более насущный вопрос «что делать?».

К примеру, администрация Байдена могла бы взять на себя лидерство в разработке и подписании всемирного Договора о готовности к пандемиям, идея которого сегодня продвигается руководством ВОЗ. Вашингтон мог бы радикально повысить уровень американского участия в международной кампании вакцинации на африканском континенте, где на данный момент из 1,3 млрд общего населения полную вакцинацию прошли менее чем 2% жителей. Белый дом мог бы призвать нью-йоркскую корпорацию «Пфайзер» и массачусетскую компанию «Модерна» несколько умерить свои финансовые аппетиты и снизить стоимость соответствующих вакцин для конечных потребителей.

Международное лидерство в XXI веке не должно сводиться к попыткам загнать в угол своих геополитических соперников. Тем более оно не должно предполагать прямое или косвенное поощрение конспирологических предрассудков, пышно расцветающих в любом обществе во времена кризисов. Напротив, лидерство должно включать эмпатию и способность учиться как у своих партнеров, так и у своих конкурентов. Такой тип лидерства предполагает нечто большее, чем успешную разведывательную операцию или агрессивную пропагандистскую кампанию. Администрации Джо Байдена еще предстоит показать и своим согражданам, и остальному миру готовность вплотную заняться реальной эпидемиологической повесткой дня, а не прятаться за ее имитацией.

Впервые опубликовано в Global Times.


Оценить статью
(Голосов: 22, Рейтинг: 2.59)
 (22 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся