Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Сунь Чжуанчжи

Директор Института России, Восточной Европы и Центральной Азии КАОН, вице-президент Совета по делам стратегического взаимодействия Китая и России КАОН

Сегодня страны Евразии возлагают большие надежды на сопряжение стратегий в рамках ИПП. Российская сторона предложила вместе с Китаем создать евразийское всеобъемлющее партнерство. Однако в реальности двустороннее и многостороннее сотрудничество сталкивается с разного рода объективными и субъективными препятствиями, включая пандемию COVID-19. В настоящее время взаимодействие в основном осуществляется на основе двусторонних соглашений, многосторонние региональные связи находятся на стадии переговоров и подписания документов, отсутствует прогресс в вопросах продвижения конкретных проектов и разработки единых норм.

Основные проблемы заключаются в следующем. Во-первых, существуют значительные различия в стратегических интересах стран. Китай, Россия и другие государства осуществляют тесное сотрудничество, но есть и определенные расхождения. Например, в 2016 г. президент России Владимир Путин выдвинул идею Большого евразийского партнерства, уделяя большое внимание процессу евразийской интеграции под руководством России. Во-вторых, геополитическая ситуация в Евразии характеризуется высоким уровнем сложности, в регионе идет «большая игра». США, ЕС, НАТО, Япония и Индия постоянно наращивают свое влияние на региональную политическую повестку и повестку в области безопасности, поддерживают «дерусификацию» стран Центральной Азии и Южного Кавказа, руководят планами многостороннего сотрудничества и игнорируют зоны влияния Китая и России. В-третьих, внутриполитическая и социальная ситуация в странах Евразии также оценивается как сложная, государствам затруднительно придерживаться собственных стратегий развития в течение длительного времени. В Украине, Беларуси, некоторых странах Центральной Азии и Южного Кавказа продолжаются внутриполитические споры, недовольство населения возрастает. Эти факторы обуславливают значительные политические риски и оказывают негативное влияние на долгосрочное стратегическое планирование. В-четвертых, в некоторых странах Евразии существуют сомнения относительно ИПП, определенную популярность имеет теория «китайской угрозы». И хотя это отдельные проблемы, они могут в определенной степени повлиять на стабильность сотрудничества этих государств с Китаем в рамках ИПП и нанести ущерб взаимному доверию.

Стоит отметить, что Инициатива пояса и пути — это долгосрочный проект, и неудивительно, что на пути его развития возникают затруднения и проблемы. По мере того, как строительство ИПП будет выходить на качественно новый уровень, страны-участницы почувствуют колоссальные преимущества данного проекта. Государства Евразии осознают, что ИПП выгодна не только для Китая, но и для всех ее участников. С момента выдвижения ИПП успела стать важным драйвером международного сотрудничества в таких сферах, как торговля, финансы, инвестиции, перевозки и гуманитарные обмены. В соответствии с принципами совместных консультаций, совместного строительства и совместного использования результатов Инициатива способствовала координации макроэкономических политик вовлеченных стран и сопряжению различных стратегических планов и инициатив.

Развитие сотрудничества по сопряжению способствует активизации экономического потенциала стран вдоль «Пояса и пути», непрерывному расширению пространства для взаимовыгодного сотрудничества и совместному процветанию, увеличивает конкурентоспособность на международном рынке и повышает взаимосвязанность стран — участниц ИПП. Хотя мировая экономика и международное сотрудничество значительно пострадали из-за вспышки COVID-19, энтузиазм евразийских стран в отношении Инициативы не ослаб. На фоне быстрого изменения международной ситуации и совместной борьбы с эпидемией коронавируса перед сотрудничеством между Китаем и странами Евразии открылись новые возможности. В будущем необходимо использовать важный канал сотрудничества по сопряжению, укреплять политическое и стратегическое доверие между Китаем и странами Евразии, использовать такие многосторонние механизмы, как ШОС, а также создавать эффективные платформы для стратегического сотрудничества и совершенствования системы глобального управления.

Под странами Евразии в статье понимаются государства — члены Содружества независимых государств (СНГ) или страны, которые ранее входили в СНГ. К ним относятся Россия, пять стран Центральной Азии, три страны Закавказья и три страны Восточной Европы — Украина, Беларусь и Молдова. Эти государства тесно связаны с продвижением строительства Инициативы пояса и пути (ИПП). Например, с Казахстана начинается Экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП). Страны Евразии активно поддерживают китайскую Инициативу, именно в этом регионе ИПП уже дала первые практические результаты, которые обладают определенным демонстрационным эффектом. Лидеры Китая и России подписали Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Экономического пояса Шелкового пути, увеличив пространство для координации инициатив двух сторон и расширив сферы взаимодействия. В настоящее время страны Евразии стремятся к сопряжению собственных долгосрочных стратегических планов с проектами Китая в рамках ИПП и постоянно создают новые платформы для сотрудничества.

Зачем нужно сотрудничество по сопряжению в рамках Инициативы пояса и пути?

В сентябре 2013 г. в ходе визита в Казахстан председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул инициативу совместного строительства Экономического пояса Шелкового пути, быстро получившую одобрение стран Евразии. ИПП обладает богатым содержанием, включающим пять «коммуникаций»: политические контакты, инфраструктурная взаимосвязанность, свободная торговля, движение финансовых потоков и гуманитарные обмены. Добившись успеха на одном из пяти направлений, необходимо распространить полученный опыт на остальные. Руководство КНР надеется, что на основе сети партнерских отношений будет сформирована новая модель торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества.

ИПП — это инициатива, строительство которой позволит всем странам развивать собственные преимущества и будет способствовать региональной открытости и интеграции. Поскольку она представляет собой совершенно новую кооперационную модель, в которой предметы и уровни взаимодействия разнообразны, возникает закономерный вопрос: как сочетать реальную обстановку в регионе с ситуацией в отдельной стране при осуществлении сотрудничества в конкретных сферах? Следует проводить консультации с каждым участником, чтобы они могла не только участвовать в Инициативе, но и вносить свой уникальный вклад.

Когда Китай впервые выдвинул ИПП, в ряде государств Евразии возникли сомнения относительно того, что Инициатива может быть схожа с традиционными механизмами межрегионального сотрудничества, в рамках которых главную роль играет крупная держава, тогда как развивающиеся страны находятся в зависимом положении. Начиная с 1990-х гг. в регионе складывалась сложная геополитическая ситуация: державы конкурировали за сферы влияния, развернулась «большая игра», которая проявлялась в «хеджировании» с помощью различных инициатив регионального сотрудничества. Каждая держава пыталась создать свою многостороннюю структуру для укрепления собственных стратегических интересов и установления долгосрочного влияния. Так, идея «Большой Центральной Азии» и концепция «Новый шелковый путь», выдвинутые США, были направлены на вытеснение России, Китая и Ирана из региона. Некоторые аналитики полагают, что ИПП также преследует геополитические цели и служит внешнеполитическим амбициям Пекина. Китай подчеркивает, что Инициатива может связать между собой стратегии развития различных стран, что должно помочь не только развеять сомнения России и других стран Евразии насчет ИПП, но и превратить ее в новую, одобряемую региональными государствами модель сотрудничества.

Сотрудничество по сопряжению подразумевает стыковку многосторонних платформ на региональном уровне и согласование долгосрочных планов национального развития. Это совершенно новая концепция международных отношений, смысл которой отражен в документе о сопряжении ИПП и ЕАЭС, подписанном председателем КНР Си Цзиньпином и президентом РФ В. Путиным. Он демонстрирует взаимопонимание, взаимную поддержку и координацию региональных стратегий двух стран. Согласно Совместному заявлению от 8 мая 2015 г., сотрудничество по сопряжению включает следующие 8 приоритетных направлений:

1) расширение торгово-инвестиционного взаимодействия, оптимизация структуры торговли, культивирование новых факторов экономического роста и увеличения занятости;

2) содействие упрощению взаимного инвестирования и развитию производственной кооперации, реализация крупных совместных инвестиционных проектов, совместное создание индустриальных парков и трансграничных зон экономического сотрудничества;

3) укрепление взаимосвязанности в сферах логистики, транспортной инфраструктуры и интермодальных перевозок, реализация проектов инфраструктурного соразвития в целях расширения и оптимизации региональных производственных сетей;

4) создание механизмов для упрощения торговли в тех сферах, где для этого созрели условия, разработка совместных шагов по гармонизации и обеспечению взаимной совместимости правил и норм регулирования, торгово-экономических и иных политик в сферах взаимных интересов; рассмотрение долгосрочной цели по продвижению к зоне свободной торговли между Китаем и ЕАЭС;

5) создание благоприятной среды для роста малых и средних предприятий, играющих важную роль в развитии региональной экономики;

6) содействие увеличению расчетов в национальных валютах в сферах торговли, прямых инвестиций и кредитования, создание валютных свопов, углубление сотрудничества в области экспортного кредитования, страхования, проектного и торгового финансирования, банковских карт;

7) укрепление сотрудничества по линии различных финансовых институтов, включая такие механизмы, как Фонд Шелкового пути, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Межбанковское объединение ШОС;

8) продвижение кооперации в многосторонних региональных и глобальных форматах в интересах гармоничного развития, расширения мировой торговли, формирования и распространения современных эффективных правил и практик регулирования мировой торговли и инвестиций.

Очевидно, что под сотрудничеством по сопряжению стратегических планов в рамках ИПП подразумевается взаимодействие в торгово-экономической сфере. В будущем оно постепенно охватит гуманитарную и политическую сферы. Китайское руководство предложило развивать сотрудничество по сопряжению планов развития ИПП с ООН, а также с другими международными организациями. Китай поддерживает идею имплементации Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 г. в строительство ИПП.

Как осуществить сотрудничество по сопряжению на многостороннем и двустороннем уровнях?

Стратегическое сотрудничество по сопряжению между Китаем и странами Евразии в рамках ИПП включает многосторонний и двусторонний уровни с различным содержанием. На региональном уровне Китай и ЕАЭС подписали Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. На двустороннем уровне Китай выдвинул предложение о сопряжении ИПП с национальными стратегиями других стран, среди которых новая экономическая политика Казахстана «Нурлы жол», Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития в 2017–2021 гг. и Стратегии долгосрочного развития Узбекистана до 2035 г., Национальная стратегия развития Республики Таджикистан на период до 2030 г., инициатива «Степной путь» Монголии, «Видение Саудовской Аравии 2030» и т.д. Направления взаимодействия включают в себя углубление инвестиционных, высокотехнологичных, инновационных, сельскохозяйственных и инфраструктурных связей с Китаем, а также интенсификацию гуманитарных обменов, укрепление сотрудничества в сфере безопасности и совместную борьбу с «тремя силами зла».

Двустороннее сотрудничество по сопряжению подразумевает координацию национальных стратегий и планов развития в конкретных областях. Например, в 2017 г. Китай и Беларусь подписали Cоглашение о развитии международных грузовых перевозок и сотрудничестве в реализации концепции строительства Экономического пояса Шелкового пути, в 2018 г. был подписан Меморандум о Плане совместного развития Беларуси и Китая на основе сопряжения стратегических программ двух стран на средне- и долгосрочный периоды. Стороны сотрудничают в создании индустриального парка «Великий камень», который был назван лидерами двух стран «жемчужиной ЭПШП» и образцом взаимовыгодного сотрудничества. Беларусь надеется на сопряжение Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития до 2030 г. с китайской стратегией для углубления связей по таким направлениям, как логистика, транспорт, обмены специалистами, культура, туризм и «Интернет+».

Для сопряжения национальной стратегии с ИПП в Узбекистане в мае 2019 г. было учреждено бюро экономического сотрудничества с Китаем при Министерстве инвестиций и внешней торговли. Стороны также проводят консультации по вопросам стандартов в строительной отрасли, стремясь к унификации и дальнейшему развитию сотрудничества в сфере инфраструктурного строительства.

Казахстан активно продвигает сопряжение новой экономической политики «Нурлы Жол» с ИПП. Китай, в свою очередь, готов инвестировать в страну более 27 млрд долл. для создания 20 тыс. рабочих мест в приоритетных отраслях, в том числе в промышленности. Две стороны уже успешно осуществили такие проекты, как база логистического сотрудничества в Ляньюньгане, сухой порт СЭЗ «Хоргос — Восточные ворота» и порт Курык. В 2017 г. государства организовали форум межрегионального сотрудничества для содействия установлению прямых связей между областями Казахстана и провинциями Китая.

В Закавказье самой активной страной — участницей ИПП стал Азербайджан. В 2015 г. был подписан Меморандум о взаимопонимании по совместному поощрению создания ЭПШП. Азербайджан активно занимается стыковкой национальной концепции развития «Азербайджан — 2020: взгляд в будущее» с Инициативой пояса и пути. Китай и Азербайджан развивают сотрудничество в сфере производственных мощностей и по ряду иных направлений, включая инфраструктурное строительство, энергетику, химическую и легкую промышленность, машиностроение, сельское хозяйство, коммуникации, связь и туризм.

Александр Королёв, Григорий Калачигин:
Новые контуры внешнеэкономической стратегии ЕАЭС

На многостороннем уровне после подписания Совместного заявления о сотрудничестве по сопряжению строительства ЭПШП и ЕАЭС были запущены переговоры по торгово-экономическому сотрудничеству между Китаем и Союзом. С октября 2016 г. было проведено пять раундов переговоров, три встречи рабочих групп и две консультации на уровне министров, в результате чего уже в октябре 2017 г. предметные обсуждения были завершены. 17 мая 2018 г. в рамках Астанинского экономического форума Китай, Евразийская экономическая комиссия и главы государств — членов ЕАЭС подписали Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Китаем и Союзом. Документ состоит из 13 глав, охватывающих таможенное сотрудничество, упрощение торговых процедур, интеллектуальную собственность, межведомственное сотрудничество, вопросы госзакупок, а также такие новые направления, как электронная торговля и конкуренция. Стороны договорились о постепенном упрощении процедур таможенного оформления, снижении стоимости торговых операций и о предоставлении институциональных гарантий для торгово-экономического сотрудничества.

В ЕАЭС входит пять государств: Россия, Казахстан, Беларусь, Кыргызстан и Армения. В 2020 г. Узбекистан выразил намерение стать государством-наблюдателем. Все эти страны являются важными партнерами Китая в строительстве ИПП. Экономики Китая и стран — участниц ЕАЭС взаимодополняемы, сохраняется колоссальный потенциал торгового сотрудничества. В 2017 г. общий объем торговли между КНР и ЕАЭС достиг 109,4 млрд долл.

Подписание Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве стало новой вехой в продвижении взаимодействия и ознаменовало переход на следующий этап двустороннего сотрудничества — от проектного к системному. 25 октября 2019 г. Китай и ЕАЭС опубликовали Совместное заявление по случаю вступления в силу Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве. Оно показывает, что заинтересованные стороны придерживаются инклюзивной, открытой, последовательной и предсказуемой торговой политики на основе принципа недискриминации. Вступление в силу Соглашения означает создание общего пространства экономического развития и осуществление сопряжения ИПП и ЕАЭС, выступает важной мерой координации развития двух инициатив.

Изначально планировалось провести первое заседание Совместной комиссии Китая и ЕАЭС сразу после вступления Соглашения в силу, однако из-за вспышки пандемии COVID-19 оно было отложено. Стороны договорились о проведении первой встречи до конца 2020 г. Китай и ЕАЭС подчеркнули необходимость принятия мер по поддержке взаимной торговли и минимизации влияния пандемии на национальные экономики.

Кроме того, совместными усилиями стран — участниц ШОС в феврале 2018 г. был официально запущен сухопутный транспортный коридор Китай — Кыргызстан — Узбекистан. Это важное проявление сопряжения ИПП с национальными стратегиями развития Кыргызстана и Узбекистана в сфере транспорта играет ключевую роль в упрощении перевозок в Центральной Азии.

Доклад РСМД, ИДВ РАН и ИМИ Фуданьского университета
Российско-китайский диалог: модель 2020

Проблемы и перспективы сопряжения стратегий

Сегодня страны Евразии возлагают большие надежды на сопряжение стратегий в рамках ИПП. Российская сторона предложила вместе с Китаем создать евразийское всеобъемлющее партнерство. Однако в реальности двустороннее и многостороннее сотрудничество сталкивается с разного рода объективными и субъективными препятствиями, включая пандемию COVID-19. В настоящее время взаимодействие в основном осуществляется на основе двусторонних соглашений, многосторонние региональные связи находятся на стадии переговоров и подписания документов, отсутствует прогресс в вопросах продвижения конкретных проектов и разработки единых норм.

Основные проблемы заключаются в следующем. Во-первых, существуют значительные различия в стратегических интересах стран. Китай, Россия и другие государства осуществляют тесное сотрудничество, но есть и определенные расхождения. Например, в 2016 г. президент России Владимир Путин выдвинул идею Большого евразийского партнерства, уделяя большое внимание процессу евразийской интеграции под руководством России. Во-вторых, геополитическая ситуация в Евразии характеризуется высоким уровнем сложности, в регионе идет «большая игра». США, ЕС, НАТО, Япония и Индия постоянно наращивают свое влияние на региональную политическую повестку и повестку в области безопасности, поддерживают «дерусификацию» стран Центральной Азии и Южного Кавказа, руководят планами многостороннего сотрудничества и игнорируют зоны влияния Китая и России. В-третьих, внутриполитическая и социальная ситуация в странах Евразии также оценивается как сложная, государствам затруднительно придерживаться собственных стратегий развития в течение длительного времени. В Украине, Беларуси, некоторых странах Центральной Азии и Южного Кавказа продолжаются внутриполитические споры, недовольство населения возрастает. Эти факторы обуславливают значительные политические риски и оказывают негативное влияние на долгосрочное стратегическое планирование. В-четвертых, в некоторых странах Евразии существуют сомнения относительно ИПП, определенную популярность имеет теория «китайской угрозы». И хотя это отдельные проблемы, они могут в определенной степени повлиять на стабильность сотрудничества этих государств с Китаем в рамках ИПП и нанести ущерб взаимному доверию.

Стоит отметить, что Инициатива пояса и пути — это долгосрочный проект, и неудивительно, что на пути его развития возникают затруднения и проблемы. По мере того, как строительство ИПП будет выходить на качественно новый уровень, страны-участницы почувствуют колоссальные преимущества данного проекта. Государства Евразии осознают, что ИПП выгодна не только для Китая, но и для всех ее участников. С момента выдвижения ИПП успела стать важным драйвером международного сотрудничества в таких сферах, как торговля, финансы, инвестиции, перевозки и гуманитарные обмены. В соответствии с принципами совместных консультаций, совместного строительства и совместного использования результатов Инициатива способствовала координации макроэкономических политик вовлеченных стран и сопряжению различных стратегических планов и инициатив.

Развитие сотрудничества по сопряжению способствует активизации экономического потенциала стран вдоль «Пояса и пути», непрерывному расширению пространства для взаимовыгодного сотрудничества и совместному процветанию, увеличивает конкурентоспособность на международном рынке и повышает взаимосвязанность стран — участниц ИПП. Хотя мировая экономика и международное сотрудничество значительно пострадали из-за вспышки COVID-19, энтузиазм евразийских стран в отношении Инициативы не ослаб. На фоне быстрого изменения международной ситуации и совместной борьбы с эпидемией коронавируса перед сотрудничеством между Китаем и странами Евразии открылись новые возможности. В будущем необходимо использовать важный канал сотрудничества по сопряжению, укреплять политическое и стратегическое доверие между Китаем и странами Евразии, использовать такие многосторонние механизмы, как ШОС, а также создавать эффективные платформы для стратегического сотрудничества и совершенствования системы глобального управления.

Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся