Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Губин

К.полит.н., доцент кафедры международных отношений ДВФУ, адъюнкт-профессор Исследовательского центра Северо-Восточной Азии Цзилиньского университета (КНР)

Индонезия обладает обширными интересами в Тихом океане и претендует на участки акватории, на которые заявляют свои права и другие государства — Малайзия, Бруней, Филиппины, Сингапур, Австралия, Папуа-Новая Гвинея, Восточный Тимор и Китай. Настаивая на мирном урегулировании всех противоречий, Джакарта тем не менее намерена свободно вести хозяйственную деятельность в пределах исключительной экономической зоны (ИЭЗ), в международных водах и на шельфе, включая рыболовство, добычу нефти и газа. Однако границы, которые определяют сами для себя индонезийцы, не всегда совпадают с видением соседних стран, что делает флот важнейшим инструментом внешней политики и средством обеспечения национальных интересов.

По мнению исследователей, укрепление военно-морского потенциала Индонезии только приветствуется странами региона, поскольку увеличит совокупную мощь и позволит более эффективно распределять усилия по предотвращению угроз и борьбе с ними в интересах безопасности всей Юго-Восточной Азии. Тем не менее стоит отметить явный акцент Джакарты на милитаризацию, к чему можно отнести закупку боевых самолётов F-15EX и «Рафаль», береговых противокорабельных ракетных комплексов «BrahMos», развёртывание ракетных катеров на замаскированных позициях, увеличение числа объектов размещения сил Корпуса морской пехоты и т.д. Бесспорно, речь не идёт о проецировании силы или подготовке нападения, но Джакарта совершенно чётко демонстрирует готовность защищать мечту о «пятой экономике мира», от кого бы ни исходила угроза.


Индонезия обладает обширными интересами в Тихом океане и претендует на участки акватории, на которые заявляют свои права и другие государства — Малайзия, Бруней, Филиппины, Сингапур, Австралия, Папуа-Новая Гвинея, Восточный Тимор и Китай. Настаивая на мирном урегулировании всех противоречий, Джакарта тем не менее намерена свободно вести хозяйственную деятельность в пределах исключительной экономической зоны (ИЭЗ), в международных водах и на шельфе, включая рыболовство, добычу нефти и газа. Однако границы, которые определяют сами для себя индонезийцы, не всегда совпадают с видением соседних стран, что делает флот важнейшим инструментом внешней политики и средством обеспечения национальных интересов.

Океанская держава

Протяжённая береговая линия Индонезии и огромное количество островов (более 17 800, из которых только 6 000 — обитаемые) заставляют власти уделять особое внимание своевременному обнаружению угроз и реагированию на различные опасности. К наиболее острым вызовам относится нарушение государственных границ и режима исключительной экономической зоны, небезопасные манёвры кораблей и судов, нелегальная миграция, контрабанда оружия и наркотиков, нападения пиратов. Соперничество с каким-либо государством или отражение агрессии официально не рассматриваются Джакартой как возможные.

В декабре 2022 г. командующим Вооружёнными силами Индонезии назначен адмирал Ю. Маргоно, который за последние 13 лет стал первым представителем флота в высшем командовании. В связи с этим стоит ожидать пристального внимания Джакарты к состоянию военно-морских сил и потенциалу их использования для защиты интересов национальной безопасности.

В 2022 г. министр обороны П. Субианто заявил, что к 2024 г. флот получит ещё 50 новых кораблей и судов. По его словам, в самое ближайшее время будет достигнута поставленная ещё в 2005 г. цель создания минимально необходимых сил (Minimum Essential Force) в составе 274 кораблей прибрежной и ближней морской зон (green-waters navy), в том числе 12 подводных лодок, 10 авиационных эскадрилий (минимум 137 самолётов и вертолётов). Сегодня в составе ВМС только 148 кораблей и 76 летательных аппаратов, и заданная планка, конечно, за два года взята не будет, однако цель весьма показательна.

В индонезийских военных кругах встречаются и мнения о необходимости создании «флота открытого моря» (blue-water navy) к 2045 г. К этому времени ВМС должны приобрести возможности защиты интересов страны в любом районе Мирового океана. Выбор даты обусловлен тем, что, согласно стратегическому плану «Видение 2045», утверждённому президентом Дж. Видодо в 2019 г., в год столетия образования государства Индонезия должна стать пятой экономикой мира с объёмом ВВП порядка 7,5 млрд долл. и уровнем доходов не менее 25 тыс. долл. на душу населения.

Сегодня индонезийский флот представляет собой причудливую смесь из систем советского/восточноевропейского, натовского, китайского и южнокорейского образцов. Это существенно усложняет обслуживание, поддержку, модернизацию и обучение личного состава. Одним из приоритетов в Джакарте считают максимальную локализацию производства на основе передовых западных технологий. Военный бюджет страны приближается к 12 млрд долл., однако это всё равно втрое меньше, чем просят военные на реализацию амбициозных программ перевооружения и реформирования вооружённых сил. Недофинансирование неизбежно приведёт к «смещению вправо» сроков реализации планов или же полумерам в виде приобретения техники более низкого технологического уровня. Тем не менее детально линия развития сил и средств флота всё ещё до конца не определена, и пока модернизация сопряжена с рядом сложностей.

Тихоокеанские ворота

Сегодня ВМС Индонезии состоят из трёх флотов, отвечающих за оборону западной, центральной и восточной частей побережья страны. Наиболее высокая концентрация населения, промышленности, морских маршрутов традиционно отмечается в районе островов Ява и Суматра, что определяет и сосредоточение наиболее боеспособных соединений и частей в данном районе. Вместе с тем относительно неразвитые и малонаселённые восточные провинции выступают в качестве ворот в Тихий океан, от стабильного доступа к которому буквально зависят динамика социально-экономического развития и будущее страны. К тому же в имеющих высокое промысловое значение Арафурском и Тиморском морях, а также в районе архипелага Ару процветает нелегальное рыболовство, что требует вмешательства по экономическим и природоохранным причинам.

В Джакарте внимательно следят за развитием связей Пекина с островными государствами южной части Тихого океана и совместными проектами в рамках реализации инициативы «Пояс и путь» в сфере морского транспорта, связи и сопутствующего строительства объектов инфраструктуры. В интересы Индонезии также входит поддержание дружеских и продуктивных отношений со странами региона на равноправной основе. Поэтому Джакарта планирует уделить особое внимание и восточному направлению.

Патрулирование или предотвращение?

Растущая активность военно-морских сил целого ряда государств вблизи Индонезии ставит задачу надёжного обеспечения безопасности государства возможностями флота в сфере разведки и обнаружения. Ранее главной задачей ВМС фактически было только проведение полицейских операций и гуманитарных миссий. Сегодня же более широкое понятие «морская безопасность» (maritime security) включает в себя широкий спектр видов деятельности — от контроля над соблюдением национального и международного законодательства на море до боевых действий.

Для выполнения патрульных миссий достаточно относительно слабовооружённых катеров и кораблей береговой охраны, самолётов и вертолётов. Боевая ценность даже сотен такого рода единиц в военное время крайне невысока, однако как раз здесь и кроется неопределённость — до самого недавнего времени флот не имел задач сдерживания, поэтому даже относительно современные единицы обладают спорной полезностью.

Например, большие ракетные катера типа «Сампари», строящиеся с 2014 г. на государственной верфи PT PAL, имеют скорость хода только в 28 узлов и автономность в неделю, чего явно недостаточно для выполнения задач даже в ближней морской зоне. В силу высокой заметности, слабой мореходности и несовершенного радиоэлектронного оснащения также есть сомнения в способности «Сампари» применить ракетное оружие (которое, кстати, изначально вообще не было предусмотрено). Учитывая выявленные недостатки, было принято решение сократить число кораблей в серии с 18 до шести.

Наблюдаются сложности и в обучении достаточного для выполнения задач всего спектра обеспечения морской безопасности числа моряков. Программа Евросоюза «CRIMARIO» по подготовке кадров для ВМС стран Индо-Тихоокеанского региона пока одобрена только до 2025 г. и имеет ограничения по числу мест. В Джакарте в принципе не исключают расширения программ обменов и с другими странами — наблюдался интерес к взаимодействию с ВМС Индии, Китая и России, однако значительная практическая деятельность пока не была развернута.

Серьёзный вызов для флота исходит и от технологических инноваций. В январе 2021 г. индонезийские рыбаки обнаружили в водах в районе островов Анамбас автономный подводный аппарат «с нанесёнными иероглифами». По сообщению Министерства обороны страны, за последние три года это уже как минимум третий подтверждённый контакт с предположительно китайским морским дроном. Конвенция ООН по морскому праву от 1982 г. и разъяснения Отдела ООН по вопросам океана и морскому праву от 2010 г. не содержат конкретных инструкций относительно допустимой реакции на действия необитаемых систем, к тому же невозможно отличить какого именно рода деятельность ведётся. Поскольку корабли ВМС Индонезии редко используют гидроакустические системы (ГАС) в обычной обстановке, ряд специалистов предлагают установить в наиболее значимых местах стационарные сонары для отслеживания подводной активности. Однако здесь всё упирается в бюджет.

В Джакарте также обсуждается проект внутреннего нормативного документа о регулировании действий морских беспилотных аппаратов в территориальных водах и исключительной экономической зоне. Вместе с тем главный способ решения спорных вопросов в данной области — двусторонние переговоры с обладателями дронов и постоянная линия связи для недопущения опасных инцидентов на море.

Больше кораблей — хороших и разных

Сегодня наиболее боеспособными единицами индонезийского флота являются два фрегата типа «Мартадината», построенные совместно с нидерландской компанией «Дамен» по проекту «Сигма 10514» в 2014–2018 гг. Поскольку они обладают слабой системой ПВО и ограниченными возможностями контроля морской зоны, было принято решение обзавестись кое-чем посерьёзнее. Так, в прошлом году государственная судостроительная компания «PT PAL» произвела резку металла для закладки корпусов первых двух фрегатов типа «усовершенствованный Ивер Хюфельдт», известных также как проект «Эрроухэд 140». В 2021 г. индонезийские власти заключили соглашение с британской компанией «Babcock» и выделили 720 млн долл. на программу. Данные корабли водоизмещением более 6 тыс. т оснащены универсальной установкой вертикального пуска Mk. 41, способной использовать широкий набор боеприпасов — от зенитных до крылатых ракет морского базирования, а также дополнительно могут нести ПКР в контейнерах, оборудованы совершенными радарами, системой управления огнём и ГАС. Такие фрегаты уже несут службу в ВМС Великобритании и Дании. Конечно, маловероятно, что индонезийцы обзаведутся «томагавками» для ударов по наземным целям, но потенциально такая возможность появится. Главной задачей все же станет обеспечение ПВО баз и соединений. Намеченные к постройке корабли уже получили неофициальное наименование «красно-белые фрегаты» в честь национального флага и станут наиболее сильно вооружёнными боевыми единицами.

Индонезия также подписала контракт с итальянской компанией «Fincantieri» на строительство совместно с национальной верфью шести фрегатов класса FREMM. Бюджет первых пока не предусматривает данной статьи расходов, и, вероятно, какие-либо работы начнутся в следующем финансовом году на заёмной основе. Строительство представителей двух типов крупных надводных кораблей будет вестись параллельно, что позволит заменить максимальное число устаревших боевых единиц в сжатые сроки. В дополнение к «фреммам», возможно, будут закуплены два выводящихся из состава ВМС Италии фрегата типа «Маэстрале» с последующим дооборудованием.

Изучается и приобретение у Японии фрегатов типа «Могами», обладающих, по заявлениям японцев, крайне малой заметностью и высокими боевыми возможностями. Однако пока главным доводом против этой инициативы является стоимость закупок — около 400 млн долл. (европейские аналоги стоят 250–350 млн долл.).

В планах Джакарты также обновление подводного флота. Сегодня основу составляют ДЭПЛ класса «Нагапаса», представляющие собой южнокорейскую версию германского проекта 209. У корейской DSME заказаны ещё три такие лодки. Однако флот нуждается в более современных боевых единицах; скорее всего, во Франции будут приобретены две-четыре субмарины класса «Скорпэн» с воздухонезависимой силовой установкой.

Индонезийские военные планируют иметь в составе флота более 20 кораблей класса «корвет» современных типов. Первые четыре корабля, построенные по нидерландскому проекту «Сигма 9113», проходят модернизацию, направленную на улучшение возможностей обнаружения во всех средах, а также повышение качества и скорости обработки боевой информации. В будущем не исключается и совместное строительство современных французских кораблей типа «Говинд», выполненных по модульной схеме, что обеспечивает гибкость применения в зависимости от характера приоритетных задач.

***

По мнению исследователей, укрепление военно-морского потенциала Индонезии только приветствуется странами региона, поскольку увеличит совокупную мощь и позволит более эффективно распределять усилия по предотвращению угроз и борьбе с ними в интересах безопасности всей Юго-Восточной Азии. Тем не менее стоит отметить явный акцент Джакарты на милитаризацию, к чему можно отнести закупку боевых самолётов F-15EX и «Рафаль», береговых противокорабельных ракетных комплексов «BrahMos», развёртывание ракетных катеров на замаскированных позициях, увеличение числа объектов размещения сил Корпуса морской пехоты и т.д. Бесспорно, речь не идёт о проецировании силы или подготовке нападения, но Джакарта совершенно чётко демонстрирует готовность защищать мечту о «пятой экономике мира», от кого бы ни исходила угроза.


(Голосов: 5, Рейтинг: 4.8)
 (5 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся