Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Александр Дунаев

К.и.н., внештатный сотрудник Центра проблем безопасности и развития, эксперт РСМД

Македонский премьер Зоран Заев, пришедший к власти в мае 2017 г., задался целью решить проблему, с которой не удавалось справиться его предшественникам — добиться вступления страны в ЕС и НАТО. После многомесячных переговоров в июне 2018 г. македонский и греческий премьеры подписали Преспанские соглашения, согласно которым Республика Македония обзаводилась географическим определением «Северная».

Заключенный договор не предусматривал проведения референдума, но З. Заев рассудил, что такое важное решение, как переименование страны, должно быть вынесено на всенародное голосование.

Борьба между сторонниками и противниками переименования имела внешнеполитическое измерение. В ходе подготовки к проведению референдума звучали утверждения, что Россия и Запад «столкнулись лбами» в Македонии, пытаясь сохранить маленькую балканскую страну в орбите своего влияния. Впрочем, на фоне следовавших один за другим визитов западных политиков в Скопье обвинения в адрес Москвы смотрелись не очень убедительно.

Исход референдума оказался противоречивым: 92% граждан, принявших в нем участие, проголосовали за. В то же время, несмотря на все усилия З. Заева и его европейских партнеров, явка составила 36% граждан, значащихся в списках избирательной комиссии — это намного меньше 50%, необходимых для признания референдума состоявшимся. О том, что с явкой будут проблемы, было известно заранее. В этом усматриваются не только политические, но и демографические причины: по некоторым оценкам, из официально зарегистрированного населения в два миллиона человек в стране на самом деле проживает не более 1,4 млн.

Интересно, что явка выше средней наблюдалась, в основном, там, где преобладает неславянское население. В общинах Сарай (явка — 65,5%), Арачиново (49,4%) и Студеничари (44,5%) большинство населения — албанцы, в общине Пласница (44%) — турки. Впрочем, оппозиция поспешила обвинить власти в фальсификации результатов в некоторых из этих общин.

Теперь и противники, и сторонники переименования пытаются трактовать исход голосования как свою победу. Зоран Заев заявляет, что за переименование проголосовало больше, чем за какую-любо политическую партию за весь период независимого существования страны и что полученный результат отражает стремление македонского народа присоединиться к ЕС и НАТО.

В свою очередь, глава оппозиционной партии ВМРО-ДПМНЕ Христиан Микоцки оценил результат референдума как доказательство того, что политика Заева потерпела полный провал.

После оглашения результатов референдума, стало ясно, что Зоран Заев сделал слишком высокую ставку. Он уже заявил, что не уйдет в отставку, но по его престижу нанесен серьезный удар. Договариваться с премьерами соседних стран оказалось намного проще, чем убеждать граждан страны поддержать его курс. Теперь Преспанские соглашения должны пройти обсуждение в парламенте, которое обещает быть очень насыщенным.


Македонский премьер Зоран Заев, пришедший к власти в мае 2017 г., задался целью решить проблему, с которой не удавалось справиться его предшественникам — добиться вступления страны в ЕС и НАТО. За год с небольшим Заеву удалось сделать немало. 1 августа 2017 г. он подписал договор о дружбе и добрососедстве с Болгарией, позволивший нормализовать довольно натянутые двусторонние отношения. Следующим шагом на евроатлантическом пути должно было стать разрешение спора о названии страны. После многомесячных переговоров в июне 2018 г. македонский и греческий премьеры подписали Преспанские соглашения, согласно которым Республика Македония обзаводилась географическим определением «Северная».

Референдум: как обеспечить результат

Заключенный договор не предусматривал проведения референдума, но З. Заев рассудил, что такое важное решение, как переименование страны, должно быть вынесено на всенародное голосование. Поддерживаемый своей партией и союзниками по правящей коалиции, представляющими интересы албанского меньшинства (оно составляет четверть населения страны), премьер был уверен в благоприятном исходе голосования.

С момента объявления референдума стартовала активная кампания, в ходе которой граждан призывали согласиться с новым названием. В сентябре в Скопье зачастили с визитами западные политики. Генсек НАТО, канцлеры Австрии и Германии, министры обороны США и Италии, а также ряд других высокопоставленных западных чиновников объясняли населению страны, как нужно голосовать на предстоящем референдуме, а председатель Европейской комиссии Дональд Туск даже записал обращение к македонцам на македонском языке, призывая их прийти на избирательные участки. Буквально за два дня до референдума местные СМИ сообщили о начале «скрининг-процесса», который станет одним из этапов подготовки вступления в ЕС.

Голосовать «как надо» граждан подталкивала даже сама формулировка вопроса, вынесенного на референдум. Вместо прямолинейного «поддерживаете ли вы переименование страны в Республику Северная Македония?» македонцы обнаружили в бюллетенях более витиеватую фразу, в которой переименование даже не упоминалось: «Выступаете ли вы за членство в ЕС и НАТО посредством поддержки договора между Республикой Македония и Республикой Греция?».

Однако, несмотря на мощную дипломатическую и медийную поддержку, у македонцев затея с переименованием вызывала смешанные чувства — опросы показывали, что более 40% населения не было готово менять название страны ради перспективы вступления в ЕС и НАТО, которого страна за много лет уже устала ждать. Впрочем, отношение к референдуму заметно различалось среди различных этнических групп. Если у славянского населения идея Заева вызывала скептическое отношение, то подавляющее большинство местных албанцев выступало за.

Против референдума выступала оппозиционная партия ВМРО-ДПМНЕ, располагающая 51 из 120 мест в парламенте страны. Ее лидер Христиан Микоцки назвал договор с Грецией капитулянтским, а президент Македонии Георги Иванов, также являющийся членом ВМРО-ДПМНЕ, призвал сограждан бойкотировать голосование: «Неужели мы откажемся от права называться нашим собственным именем? Неужели мы будем стесняться говорить о Республике Македония и бояться обидеть кого-то, упоминая ее название? В словах "Республика Македония" нет ничего постыдного и оскорбительного».

Российский фактор

Борьба между сторонниками и противниками переименования имела и внешнеполитическое измерение. За неделю до голосования в македонских и зарубежных СМИ активно муссировалась тема российского вмешательства.

Мотивацию Кремля объясняли прежде всего тем, что Македония имеет стратегическое значение для маршрутов транспортировки газа в Европу в обход Украины. Пока рассуждения о строительстве газопроводов через македонскую территорию носят скорее гипотетический характер. Но это только пока, ведь отношения между Россией и ЕС в один прекрасный день могут наладиться, и тогда встанет вопрос о возрождении «Южного потока» или о разработке других газопроводных проектов. Разумеется, существенным раздражителем для Москвы является и возможное расширение НАТО за счет включения Балкан.

Для того чтобы не допустить вступления Македонии в НАТО, Россия якобы прибегала к самым разным инструментам. Так, по данным болгарских СМИ, российский миллиардер греческого происхождения Иван Саввиди перевел сотни тысяч евро тем македонским организациям, которые выступают против переименования. Среди получателей денег были группы футбольных фанатов, которые устроили беспорядки во время протестных демонстраций, прошедших в Скопье в июне. С российским противодействием переименованию Македонии связывается и высылка двух сотрудников российского посольства в Афинах: по сообщениям греческих СМИ, они пытались подкупить греческих должностных лиц, чтобы воспрепятствовать заключению соглашения между Скопье и Афинами. Еще одним свидетельством российского вмешательства македонские СМИ называли появление множества страниц в Facebook, которые призывали македонцев голосовать против или бойкотировать референдум.

Все это стало поводом для утверждений, что Россия и Запад «столкнулись лбами» в Македонии, пытаясь сохранить маленькую балканскую страну в орбите своего влияния. Впрочем, на фоне следовавших один за другим визитов западных политиков в Скопье обвинения в адрес Москвы смотрелись не очень убедительно. И без «происков Кремля» затея с переименованием страны популярностью у м

естного населения не пользовалась, о чем было известно задолго до референдума.

92 на 36: что считать победой

Исход референдума оказался противоречивым: 92% граждан, принявших в нем участие, проголосовали за. В то же время, несмотря на все усилия З. Заева и его европейских партнеров, явка составила 36% граждан, значащихся в списках избирательной комиссии — это намного меньше 50%, необходимых для признания референдума состоявшимся. О том, что с явкой будут проблемы, было известно заранее. В этом усматриваются не только политические, но и демографические причины: по некоторым оценкам, из официально зарегистрированного населения в два миллиона человек в стране на самом деле проживает не более 1,4 млн.

Интересно, что явка выше средней наблюдалась, в основном, там, где преобладает неславянское население. В общинах Сарай (явка — 65,5%), Арачиново (49,4%) и Студеничари (44,5%) большинство населения — албанцы, в общине Пласница (44%) — турки. Впрочем, оппозиция поспешила обвинить власти в фальсификации результатов в некоторых из этих общин.

Теперь и противники, и сторонники переименования пытаются трактовать исход голосования как свою победу. Зоран Заев заявляет, что за переименование проголосовало больше, чем за какую-любо политическую партию за весь период независимого существования страны и что полученный результат отражает стремление македонского народа присоединиться к ЕС и НАТО. «Альтернативы договору нет, — утверждает премьер. — Ни на что лучшее Македония рассчитывать не может». Оппозиции он уже успел пригрозить новыми выборами, если договор не получит одобрения в парламенте. Поддержку Заеву выразили Государственный департамент США, генсек НАТО и министерство внутренних дел Албании.

В свою очередь, глава оппозиционной партии ВМРО-ДПМНЕ Христиан Микоцки оценил результат референдума как доказательство того, что политика Заева потерпела полный провал. Мол, призыву президента Иванова последовало более 60% населения — это и есть настоящее народное волеизъявление.

После оглашения результатов референдума, стало ясно, что Зоран Заев сделал слишком высокую ставку. Он уже заявил, что не уйдет в отставку, но по его престижу нанесен серьезный удар. Договариваться с премьерами соседних стран оказалось намного проще, чем убеждать граждан страны поддержать его курс. Теперь Преспанские соглашения должны пройти обсуждение в парламенте, которое обещает быть очень насыщенным. В македонском законодательном собрании политические страсти нередко достигают такого накала, что депутаты подкрепляют словесные аргументы кулаками. Заев это знает по личному опыту — в апреле 2017 г. ему там разбили лицо...

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся