Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 1.94)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Джулиен Барнс-Дэйси

Программный директор по Ближнему Востоку и Северной Африке Европейского совета по международным отношениям

Проблема гуманитарного доступа в Идлиб превращается в один из центральных вопросов международной политики на сирийском направлении. Судьба этой маленькой провинции может оказаться ключевым фактором, который определит будущее сирийского тупика, в котором сейчас находятся Соединенные Штаты, Европа и Россия, неспособные выйти за рамки сложившегося статус-кво и не имеющие реальных возможностей для окончательного решения сирийского вопроса. Как всегда, два главных действующих лица — Соединенные Штаты и Россия — не готовы прислушаться к мнению друг друга, а пытаются противостоять каждому следующему ходу другой стороны, что в итоге выливается в их общую неудачу.

Тем не менее, взаимовыгодное решение по Идлибу все же возможно, если Россия и США, при поддержке европейских стран, согласятся на новую формулу такого решения. Москва могла бы согласиться на «последнее» продление Резолюции 2533 сроком на один год в обмен на обязательство Запада увеличить объемы помощи, проходящие через Дамаск, включая и использование новых переходных пунктов между Дамаском в Идлибом. Такой компромисс будет отвечать интересам обеих сторон: Запад смог бы добиться своей цели стабилизировать гуманитарную ситуацию в Идлибе, а Россия — сделать еще один шаг на пути к созданию такого режима международной помощи Сирии, в котором центром управления помощью было бы правительство в Дамаске.

Такой явно несовершенный, но практичный компромисс имел бы большее значение, чем просто облегчение гуманитарного положения в Идлибе. Он стал бы демонстрацией того, что Росси и ее западные партнеры способны достигать конкретных договоренностей в Сирии, даже с учетом того, что их общие подходы к урегулированию сирийского конфликта существенно расходятся. Договоренность по временному продлению Резолюции 2533 на новых условиях могла бы также позволить возобновить активную работу по Сирии Совета Безопасности ООН, который уже долгое время остается фактически парализованным и неспособным играть сколько-нибудь заметную роль в сирийском урегулировании.

Принятие вышеизложенного предложения едва ли полностью устроит как Москву, так и Запад. На Западе будут недовольны тем, что речь идет о продлении Резолюции 2533 всего лишь на год; достигнутый компромисс будут критиковать и на том основании, что он содействует усилению позиций Дамаска. В Москве недовольство вызовет сам факт продления нынешнего режима гуманитарной помощи. Но для всех участников этой сделки ее выгоды должны перевесить издержки.

Очередная международная разборка по сирийским делам разворачивается буквально на наших глазах. Возможно, что после десяти лет конфликта Башар Асад все-таки вышел победителем в гражданской войне, но ему предстоит еще немало сделать, чтобы выиграть мир. Эта истина нигде не выглядит столь очевидной, как в Идлибе, где нашли пристанище почти три миллиона сирийцев, которые сейчас оказались под властью экстремистской группы Хайат Тахрир аш-Шам (Тахрир аш-Шам, ХТШ) [1] при внешнем покровительстве со стороны Турции и ограниченной гуманитарной поддержке Организации Объединенных Наций.

Проблема гуманитарного доступа в Идлиб превращается в один из центральных вопросов международной политики на сирийском направлении. Судьба этой маленькой провинции может оказаться ключевым фактором, который определит будущее сирийского тупика, в котором сейчас находятся Соединенные Штаты, Европа и Россия, неспособные выйти за рамки сложившегося статус-кво и не имеющие реальных возможностей для окончательного решения сирийского вопроса.

Россия уже заявила о своем намерении наложить вето на любой проект решения Совета Безопасности ООН, предусматривающий продление поставок помощи ООН через территорию Турции. Эти поставки осуществляются в соответствии с Резолюцией 2533 Совбеза, срок действия которой истекает в июле. Отказ от ее продления может лишить население Идлба в его нынешнем отчаянном положении критически важного спасательного круга в виде международной гуманитарной помощи. В Москве утверждают, что вся помощь может поступать через Дамаск с использованием трех новых переходных пунктов, находящихся под контролем центрального сирийского правительства. Западные правительства, не говоря уже о местном населении, настроены скептически в отношении этого плана, учитывая враждебность, проявленную Дамаском в отношении жителей Идлиба. С другой стороны, в ООН говорят, что использование новых переходных пунктов через Дамаск не компенсирует полностью приостановку гуманитарного транзита через Турцию.

Как всегда, два главных действующих лица — Соединенные Штаты и Россия — не готовы прислушаться к мнению друг друга, а пытаются противостоять каждому следующему ходу другой стороны, что в итоге выливается в их общую неудачу. Представляется очевидным, что американские осуждения позиции России и попытки давления на Москву не помогут в сохранении одобренных ООН трансграничных гуманитарных коридоров. Также ясно, что Россия не достигнет своей цели добиться международного признания легитимности сирийского руководства, блокируя трансграничные коридоры на турецко-сирийской границе. Может быть, для Вашингтона и Москвы все сведется к очередным дипломатическим неудачам, но сирийскому населению, как всегда, придется заплатить за эти неудачи максимально высокую цену.

Тем не менее, взаимовыгодное решение по Идлибу все же возможно, если Россия и США, при поддержке европейских стран, согласятся на новую формулу такого решения. Москва могла бы согласиться на «последнее» продление Резолюции 2533 сроком на один год в обмен на обязательство Запада увеличить объемы помощи, проходящие через Дамаск, включая и использование новых переходных пунктов между Дамаском в Идлибом. Такой компромисс будет отвечать интересам обеих сторон: Запад смог бы добиться своей цели стабилизировать гуманитарную ситуацию в Идлибе, а Россия — сделать еще один шаг на пути к созданию такого режима международной помощи Сирии, в котором центром управления помощью было бы правительство в Дамаске.

Такой явно несовершенный, но практичный компромисс имел бы большее значение, чем просто облегчение гуманитарного положения в Идлибе. Он стал бы демонстрацией того, что Росси и ее западные партнеры способны достигать конкретных договоренностей в Сирии, даже с учетом того, что их общие подходы к урегулированию сирийского конфликта существенно расходятся. Договоренность по временному продлению Резолюции 2533 на новых условиях могла бы также позволить возобновить активную работу по Сирии Совета Безопасности ООН, который уже долгое время остается фактически парализованным и неспособным играть сколько-нибудь заметную роль в сирийском урегулировании.

Разумеется, сирийское руководство также должно быть мотивировано на поддержку такого компромисса. Западным правительствам следует проявить готовность увеличить гуманитарную помощь и содействие базовым восстановительным программам на других сирийских территориях, контролируемых Дамаском; увеличение международной помощи не должно ограничиваться только Идлибом. Учитывая то, что в Сирии сегодня происходит драматический обвал экономики, проявление доброй воли со стороны Запада дало бы Дамаску столь нужную для него передышку. С другой стороны, Запад и не должен быть заинтересован в полном государственном коллапсе в Сирии и в сопутствующей этому коллапсу гуманитарной катастрофе.

Основополагающее условие для увеличения помощи Сирии через Дамаск состоит в прозрачности ее распределения и возможностях международного мониторинга этого распределения, чтобы помощь попала в руки действительно нуждающихся в ней. России и Западу потребуется договориться о совместных действиях для создания работающих механизмов такого мониторинга. В свою очередь, эта работа даст Москве дополнительные аргументы для того, чтобы оказать давление на сирийский режим в плане усиления борьбы с коррупцией, бесхозяйственностью и низкой эффективностью управления.

Со своей стороны, Западу будет нужно работать вместе с Москвой на турецком направлении – стороны должны оказать совместное давление на Анкару с тем, чтобы турецкое военное присутствие в Идлибе сопровождалось более последовательной и всеохватывающей борьбой с радикальными исламистами. Также нельзя допустит того, чтобы поставки гуманитарной помощи привели к усилению позиций ХТШ и других подобных групп. «Де-радикализация» Идлиба должна превратиться из политического лозунга в детальную «дорожную карту», включающую конкретные требования к ХТШ, связанные с использованием поступающей гуманитарной помощи.

В конечном счете, принятие вышеизложенного предложения едва ли полностью устроит как Москву, так и Запад. На Западе будут недовольны тем, что речь идет о продлении Резолюции 2533 всего лишь на год; достигнутый компромисс будут критиковать и на том основании, что он содействует усилению позиций Дамаска. В Москве недовольство вызовет сам факт продления нынешнего режима гуманитарной помощи. Но для всех участников этой сделки ее выгоды должны перевесить издержки.

В Москве должны понимать, что российское вето на продление срока действия Резолюции 2533 приведет к тому, что Запад начнет наращивать свои поставки помощи через Турцию, пусть они и не будут иметь легитимности со стороны ООН. Россия потеряет возможность постепенно вернуть Идлиб в орбиту Дамаска и фактически уже существующий раскол страны будет лишь углубляться. В условиях вероятного сокращения общих объемов помощи Идлибу можно предсказать растущую нестабильность в этой провинции и сопутствующее усиление напряженности между двумя российскими партнерами — Дамаском и Анкарой.

На Западе должны признать, что только такой компромисс способен обеспечить продолжение бесперебойных поставок легитимной международной помощи в Идлиб и движение в направлении большей прозрачности в отношении всех объемов международной помощи Сирии. Альтернативный вариант — оказание помощи Идлибу в формате односторонних трансграничных поставок через Турцию — вряд ли способен удовлетворить потребности в помощи со стороны населения Идлиба. Кроме того, такой вариант передавал бы еще больше ответственности за судьбу провинции Турции, и он порождал бы новые риски для конфронтации Запада с Россией и с сирийским режимом.

Важно отметить, что предлагаемый компромисс мог бы расширить общее пространство для политического диалога о будущем Идлиба. Компромисс мог бы создать обновленный канал взаимодействия России, США, Турции и Евросоюза по вопросам судьбы этой сирийской провинции таким образом, чтобы учесть необходимость сохранения территориальной целостности Сирии с одной стороны, и потребность в обеспечении безопасности местного населения — с другой. На фоне десяти лет разрушительного конфликта гуманитарный компромисс в Идлибе не станет выдающимся дипломатическим достижением. Но ограниченная договоренность, тем не менее, способна оказать долгосрочное позитивное воздействие на динамику сирийского конфликта и открыть пути для крайне востребованного международного сотрудничества.

1. Террористическая группа, запрещена в России.


(Голосов: 17, Рейтинг: 1.94)
 (17 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся