Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.75)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Перспектива нового обострения в Донбассе взволновала рыночных игроков. Пока трудно говорить о сильном влиянии воинственных заявлений на валютный и фондовый рынок. Однако инвесторы вновь заговорили о «геополитическом риске». Ключевое опасение связано с тем, что возобновление масштабного вооруженного конфликта неизбежно приведет к новым санкциям против России. Причем масштаб ограничений предсказать трудно, что и порождает неопределенность ожиданий. Следует ли рассматривать жесткие санкции как базовый сценарий и чего ожидать от развития ситуации?

Военное обострение — один из возможных сценариев, не лишенный предпосылок. Есть опыт августовской войны в Грузии, когда Михаил Саакашвили начал военную кампанию, мотивируя ее в том числе и поддержкой США. Позже выяснилось, что такая поддержка была условной, но уверенность в ней могла стать триггером к радикальным решениям. Есть также опыт недавней войны в Нагорном Карабахе. Но подобный сценарий всё же является крайне рискованным для Киева. За последние годы Россия показала, что готова к решительным действиям. Сила может быть применена без лишних колебаний. В Москве понимают, что Запад будет на стороне Украины при любом сценарии. Но одно дело — политическая поддержка, и совсем другое — военное вмешательство. На подобное вмешательство США и союзники пойдут вряд ли.

Однако полномасштабные военные действия в Донбассе в ближайшей перспективе базовым сценарием не являются. Россия — сильный противник, риски проигрыша для Украины велики. Соответственно, вряд ли стоит рассматривать в качестве базового и сценарий резкого ужесточения санкций против России. Нет радикального обострения — нет радикальных санкций.

Вместе с тем политика любит сюрпризы. Ошибочные оценки, личные амбиции лидеров, особенности принятия групповых решений с их «сдвигом к риску», случайные инциденты и многое другое могут породить крайний сценарий. Война в данном случае — «серый», а не «черный лебедь». Она маловероятна, но ее параметры вполне понятны.

Перспектива нового обострения в Донбассе взволновала рыночных игроков. Пока трудно говорить о сильном влиянии воинственных заявлений на валютный и фондовый рынок. Однако инвесторы вновь заговорили о «геополитическом риске». Ключевое опасение связано с тем, что возобновление масштабного вооруженного конфликта неизбежно приведет к новым санкциям против России. Причем масштаб ограничений предсказать трудно, что и порождает неопределенность ожиданий. Следует ли рассматривать жесткие санкции как базовый сценарий и чего ожидать от развития ситуации?

Угрозы режиму прекращения огня в Донбассе обозначились еще зимой. А 31 марта в Контактной группе по урегулированию конфликта украинская сторона поставила вопрос о новом заявлении о прекращении огня. Фактически это означало, что Киев считает существующее соглашение недействующим, ссылаясь на случаи перестрелок и военные потери. Москва подобную инициативу подвергла критике. Всё это происходит на фоне стягивания украинских войск к зоне конфликта. Российские войска также перемещаются к государственной границе. Масла в огонь подлили заявления украинских официальных лиц о поддержке США в случае войны с Россией со ссылкой на разговор министров обороны Украины и США.

Военное обострение — один из возможных сценариев, не лишенный предпосылок. Есть опыт августовской войны в Грузии, когда Михаил Саакашвили начал военную кампанию, мотивируя ее в том числе и поддержкой США. Позже выяснилось, что такая поддержка была условной, но уверенность в ней могла стать триггером к радикальным решениям. Есть также опыт недавней войны в Нагорном Карабахе. Долгое время считалось, что выиграть в конфликте будет сложно обеим сторонам. В итоге Азербайджан одержал победу, используя новые тактические приемы с помощью беспилотных летательных аппаратов.

Турецкие беспилотники планирует использовать и Украина, хотя в массовом количестве они на вооружении ВСУ, скорее всего, еще не появились. В Киеве также могут полагать, что новый конфликт будет иметь высокую цену для России. Против Москвы будут введены новые санкции. Возможно, украинское руководство надеется и на удачу. Даже тактические успехи в Донбассе усилят украинские позиции.

Но подобный сценарий всё же является крайне рискованным для Киева. За последние годы Россия показала, что готова к решительным действиям. Сила может быть применена без лишних колебаний. В Москве понимают, что Запад будет на стороне Украины при любом сценарии. Но одно дело — политическая поддержка, и совсем другое — военное вмешательство. На подобное вмешательство США и союзники пойдут вряд ли. Даже поставки летальных вооружений будут иметь свои пределы. Вне всяких сомнений, они повысят боеготовность ВСУ, но вряд ли позволят добиться качественного и количественного превосходства даже в масштабах предполагаемого театра военных действий.

Российская армия прошла модернизацию. Она способна к быстрой концентрации подготовленных и хорошо вооруженных подразделений, частей и соединений. Угроза санкций также не будет сдерживающим фактором. Без сомнений, они нанесут ущерб экономике. Но вряд ли остановят Москву, если речь пойдет о военном конфликте. Кроме того, у России есть определенное пространство для варьирования степени своей вовлеченности.

По всей видимости, украинское руководство доводить дело до прямого столкновения не намерено. Речь скорее о нагнетании обстановки, попытке привлечь внимание западных партнеров и набрать очки на будущее. С большой вероятностью текущие маневры — результат замысла киевских властей, а не «коварная игра» Запада. Хотя использовать такие маневры для нажима на Россию американские и еэсовские дипломаты вполне могут. Главная угроза — потеря контроля над ситуацией, когда символическое нагнетание превращается в реальный конфликт.

В сухом остатке: полномасштабные военные действия в Донбассе в ближайшей перспективе базовым сценарием не являются. Россия — сильный противник, риски проигрыша для Украины велики. Соответственно, вряд ли стоит рассматривать в качестве базового и сценарий резкого ужесточения санкций против России. Нет радикального обострения — нет радикальных санкций.

Вместе с тем политика любит сюрпризы. Ошибочные оценки, личные амбиции лидеров, особенности принятия групповых решений с их «сдвигом к риску», случайные инциденты и многое другое могут породить крайний сценарий. Война в данном случае — «серый», а не «черный лебедь». Она маловероятна, но ее параметры вполне понятны. Низкие шансы на победу могут компенсироваться высокими ожиданиями ее последствий. Дать военную пощечину России в выборный год — чем не привлекательный сценарий? Впрочем, в Москве к такому сценарию тоже, судя по всему, готовы. С соответствующими организационными выводами.

Впервые опубликовано в «Известиях».


(Голосов: 8, Рейтинг: 3.75)
 (8 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся