Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Ольга Добринская

К.и.н., старший преподаватель Дипломатической академии МИД, научный сотрудник Института востоковедения РАН

Вильнюсcкий саммит НАТО, прошедший 11–12 июля 2023 г., продемонстрировал, что взаимодействие Североатлантического альянса со странами Индо-Тихоокеанского региона (ИТР) приобретает системный характер. Это второй саммит, в котором участвовали Япония, Республика Корея, Австралия и Новая Зеландия, так называемая «Азиатско-тихоокеанская четверка, или AP4», а в процессе подготовки к нему, в апреле 2023 г. впервые прошла встреча в формате «AP4 плюс НАТО», свидетельствующая о превращении этих «глобальных партнеров НАТО» в опорные точки организации в регионе.

Для Японии этот саммит стал результативным и с политической, и с практической точки зрения. Премьер-министр Ф. Кисида выступил на сессии партнеров НАТО «в качестве первой страны среди стран-партнеров». Он принял участие в саммите AP4, а также провел серию двусторонних встреч, включая переговоры с генеральным секретарем Й. Столтенбергом, президентом Республики Корея Юн Сук Ёлем и премьер-министром Новой Зеландии Крисом Хипкинсом. К нынешнему саммиту было приурочено подписание новой Индивидуальной программы партнерства, определившей параметры сотрудничества по 16 направлениям в четырех областях, включающих новые и традиционные сферы безопасности, расширение совместной деятельности и продвижение фундаментальных ценностей.

Еще одним результатом встреч в Вильнюсе является постепенная консолидация возникшего на полях саммита НАТО диалогового механизма, который может превратиться в новое дипломатическое направление для обсуждения Индо-Тихоокеанского региона, где Япония могла бы играть роль «старшего партнера», связанного долгой историей отношений с НАТО и имеющей устойчивые с остальными членами «четверки». Отношения Японии и Австралии ввиду тесного военно-политического сотрудничества нередко называют «квази-альянсом». В прежнее русло возвращается двустороннее сотрудничество в области безопасности между Токио и Сеулом в условиях нынешнего потепления. Намечается и развитие военно-политических связей с Новой Зеландией. В апреле 2022 г. лидеры двух стран подтвердили намерение начать переговоры по соглашению о защите секретной информации, а в июне 2023 г. подписано заявление о намерениях наладить оборонное сотрудничество. АР4 как площадка для диалога со «странами-единомышленниками» логично вписывается в стратегию Японии по диверсификации сетевых форматов в ИТР, которые бы подкрепляли ее политическую роль и способствовали сплочению на почве опасений роста Китая.

Итогом прошедшего саммита НАТО для Японии стало приведение программы партнерства в соответствие с новыми целям и задачами, закрепленными в стратегических документах сторон. В политическом плане саммит способствовал зарождению нового формата взаимодействия — четверки «азиатско-тихоокеанских партнеров» альянса, в которой Япония могла бы играть ведущую роль как самый давний и близкий партнер НАТО. Создается впечатление, что Япония готова стать «доверенным лицом» НАТО в ИТР, однако произойдет ли это, будет зависеть от многих факторов.

Вильнюсcкий саммит НАТО, прошедший 11–12 июля 2023 г., продемонстрировал, что взаимодействие Североатлантического альянса со странами Индо-Тихоокеанского региона (ИТР) приобретает системный характер. Это второй саммит, в котором участвовали Япония, Республика Корея, Австралия и Новая Зеландия, так называемая «Азиатско-тихоокеанская четверка, или AP4», а в процессе подготовки к нему, в апреле 2023 г. впервые прошла встреча в формате «AP4 плюс НАТО», свидетельствующая о превращении этих «глобальных партнеров НАТО» в опорные точки организации в регионе.

Для Японии этот саммит стал результативным и с политической, и с практической точки зрения. Премьер-министр Ф. Кисида выступил на сессии партнеров НАТО «в качестве первой страны среди стран-партнеров». Он принял участие в саммите AP4, а также провел серию двусторонних встреч, включая переговоры с генеральным секретарем Й. Столтенбергом, президентом Республики Корея Юн Сук Ёлем и премьер-министром Новой Зеландии Крисом Хипкинсом. К нынешнему саммиту было приурочено подписание новой Индивидуальной программы партнерства, определившей параметры сотрудничества по 16 направлениям в четырех областях, включающих новые и традиционные сферы безопасности, расширение совместной деятельности и продвижение фундаментальных ценностей.

Япония — «самый близкий и способный партнер НАТО»

Именно так охарактеризовал Японию генеральный секретарь альянса Й. Столтенберг. Из «Азиатско-тихоокеанской четверки» Япония является самым давним партнером НАТО: в 1990 г. состоялась первая конференция по безопасности, а с 1993 г. был запущен механизм регулярных консультаций на высоком уровне по линии МИД. В 2013 г. между ними была подписана Политическая декларация, а в мае 2014 г. принята Индивидуальная программа партнерства и сотрудничества, которая с тех пор несколько раз обновлялась.

Значительный вклад Япония внесла в постконфликтное восстановление балканских стран. Во время операции в Афганистане Япония не только оказывала тыловую поддержку войскам коалиции, но и работала совместно с натовскими Группами восстановления провинций, участвовала в реформе сектора безопасности страны и сыграла значимую роль в организации помощи на нужды восстановления. У Японии и НАТО есть опыт взаимодействия в операции по борьбе с пиратством в Аденском заливе, Токио оказывает финансовую поддержку проектам натовских целевых фондов по уничтожению боеприпасов в Афганистане, Таджикистане, Азербайджане, Грузии.

С 2014 г. Япония участвует в Инициативе по обеспечению функциональной совместимости партнерства, направленной на обеспечение условий для совместной деятельности с силами НАТО в соответствии с ее стандартами, правилами, процедурами. Она неоднократно участвовала в учениях НАТО (в Балтийском море в 2018 г. и в Средиземном море в 2022 г.). Обладая современными Силами самообороны, оснащенными по последнему слову техники, она может участвовать (в пределах конституционных полномочий) в миротворческих операциях НАТО. (Законодательство о мире и безопасности, принятое в 2015 году, позволяет Японии участвовать в миротворческих операциях не только под эгидой ООН). Решение Токио увеличить военный бюджет и увеличить расходы на оборону до 2% ВВП к 2027 году открывает новые возможности для расширения практического сотрудничества.

Сегодня НАТО рассчитывает на Токио в плане политической и материальной поддержки Украины. Япония уже стала одним из крупнейших доноров для Украины, предоставив помощь в размере около 7,1 млрд долл. США, а в марте 2023 г. объявила о намерении направить через Трастовый фонд НАТО военную технику на сумму 30 млн долл. Япония пока не поставляет смертоносную военную технику Украине, потому что это запрещено «принципами экспорта вооружений», однако правящая коалиция обсуждает возможность внесения поправок, разрешающих экспорт оружия в «страны, подвергшиеся вторжению».

Помимо решения непосредственных задач в Европе, растущее внимание НАТО к ИТР делает Японию все более желательным партнером с точки зрения обеспечения «порядка, основанного на правилах». Будучи единственным членом Группы семи, не входящим в НАТО, и одним из очень немногих азиатских партнеров этой организации, она играет роль в продвижении западной политической повестки дня в регионе. Кроме того, Япония теперь менее ограничена российским фактором, который, как считают некоторые исследователи, мешал развитию отношений с Западом при премьер-министре Абэ.

В свою очередь, Япония заинтересована в привлечении НАТО и отдельных ее членов к реализации стратегии (или, как ее со временем стали официально называть в Токио, «видения») Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона (СОИТР), и интерес стран Европы к региону этому способствует. Европейские «страны-единомышленники», не связанные менталитетом «центральной роли АСЕАН», могли бы способствовать созданию многоуровневой региональной системы сдерживания Китая, в том числе, в обход Ассоциации. Риторика НАТО в отношении Китая претерпела кардинальные изменения: если еще в 2015 г. заместитель генсека НАТО А. Вершбоу в интервью «Токийскому фонду» подчеркивал, что «на НАТО напрямую не влияют проблемы, с которыми сталкиваются Япония и другие страны Восточной Азии в отношении Китая и его военной активности в спорных водах», то сегодня Й. Столтенберг подчеркивает, что «происходящее в Европе сегодня может произойти в Восточной Азии завтра», почти дословно повторяя слова Ф. Кисиды. В новой стратегии НАТО зафиксирован интерес организации к ИТР, а Китай назван источником «системных вызовов».

Еще одной причиной более тесного сотрудничества с НАТО является расширение круга военно-политических партнеров с целью снижения зависимости от США как единственного союзника. У Японии подписаны соглашения об оборонном сотрудничестве с Великобританией, Францией, Германией, Италией, а Силы самообороны регулярно участвуют в морских учениях с европейскими странами. В январе 2023 г. с Великобританией подписано Соглашение о взаимном доступе, которое позволит странам размещать войска на территории друг друга при проведении совместных учений. К 2035 г. Токио планирует создать боевой самолет нового поколения совместно с Италией и Великобританией. Следует также отметить, что сотрудничество с НАТО позволит Японии не только укрепить свои региональные позиции, обеспечить уровень подготовки и оперативной совместимости ее вооруженных сил с США и их союзниками, но и поможет стимулировать развитие национального военно-промышленного комплекса.

Партнерство Японии и НАТО: новые направления

Подписанная в 2023 г. Индивидуальная программа партнерства помимо традиционных направлений взаимодействия, таких как морская безопасность, нераспространение ОМУ и разоружение, фиксирует задачи повышения оперативной совместимости, взаимодействия в чрезвычайных ситуациях и при стихийных бедствиях, научно-технического сотрудничества. В программе сделан акцент на новых направлениях сотрудничества, которые обозначены с учетом положений принятых в декабре 2022 г. программных документов, касающихся национальной безопасности и обороны Японии, а также новой стратегии НАТО. Среди них — наращивание потенциала киберзащиты, стратегическая коммуникация и борьба с дезинформацией, передовые и прорывные технологии, космическая безопасность и изменение климата, то есть те направления, значимость которых возрастает в эпоху «гибридизации» угроз. Сотрудничество с НАТО в сфере защиты от кибер-угроз по существу не является новой отраслью, несколько лет ведутся тематические консультации; Япония принимает участие в ежегодных крупнейших учениях НАТО «Cybercoalition» под руководством НАТО, а также в учениях «Locked shields». Еще в 2018 г. было принято решение о сотрудничестве Японии с расположенным в Таллинне Центром передового опыта НАТО по киберзащите, а в 2022 г. Япония официально стала членом этого Центра. В то же время провозглашенное в СНБ намерение наращивать потенциал обеспечения кибербезопасности сигнализирует о намерении Японии существенно усилить эту сферу. Об этом, в частности, говорит решение о реорганизации подразделения киберзащиты Сил самообороны в марте 2022 г., а также планы планы увеличить в четыре раза размер киберподразделения. Более тесное сотрудничество Японии с НАТО в области кибербезопасности рассматривается некоторыми наблюдателями как шаг к присоединению к разведывательному соглашению «Пяти глаз». Сотрудничеству в области космической безопасности Япония намерена уделить особое внимание. В июне 2023 г. Япония приняла свою первую Инициативу по космической безопасности, которая предусматривает более тесную кооперацию с партнерами из США и Европы. Что касается стратегической коммуникации, то к 2024 г. правительство планирует создать в секретариате кабинета министров группу быстрого реагирования для проведения кампаний, направленных против дезинформации. Япония не присоединилась к Центру передового опыта НАТО по стратегическим коммуникациям, но это могло бы стать следующим логическим шагом. Уровень технологического развития Японии делает ее желаемым партнером в сфере передовых и прорывных технологий, важность которой как поля противостояния с Китаем будет возрастать.

«Азиатско-тихоокеанская четверка»

Еще одним результатом встреч в Вильнюсе является постепенная консолидация возникшего на полях саммита НАТО диалогового механизма, который может превратиться в новое дипломатическое направление для обсуждения Индо-Тихоокеанского региона, где Япония могла бы играть роль «старшего партнера», связанного долгой историей отношений с НАТО и имеющей устойчивые с остальными членами «четверки». Австралия является ближайшим после США военно-политическим партнером Японии в ИТР: между ними действует Соглашение о взаимном обслуживании и поставках в области вооружений, а в 2022 г. подписано Соглашение о взаимном доступе, в рамках которого будут упрощены условия проведения совместных учений и маневров. В 2023 г. стороны договорились о сотрудничестве в сфере оборонных технологий. Отношения Японии и Австралии ввиду тесного военно-политического сотрудничества нередко называют «квази-альянсом». В прежнее русло возвращается двустороннее сотрудничество в области безопасности между Токио и Сеулом в условиях нынешнего потепления. После урегулирования вопроса о компенсации принудительного труда корейских граждан было объявлено о решении возобновить двусторонний диалог по вопросам безопасности. Намечается и развитие военно-политических связей с Новой Зеландией. В апреле 2022 г. лидеры двух стран подтвердили намерение начать переговоры по соглашению о защите секретной информации, а в июне 2023 г. подписано заявление о намерениях наладить оборонное сотрудничество. Помимо развития двусторонних связей со странами «четверки» по отдельности, Япония также взаимодействует с некоторыми из них через мини-многосторонние структуры с участием США, такие как трехсторонний диалог между Японией, США и Южной Кореей, трехсторонний диалог между Японией, США и Австралией, а также Quad. Япония демонстрирует политическую поддержку блоку AUKUS, и, как сообщается, с австралийской стороны следовали сигналы о желательности возможного сотрудничества Японии с AUKUS. АР4 как площадка для диалога со «странами-единомышленниками» логично вписывается в стратегию Японии по диверсификации сетевых форматов в ИТР, которые бы подкрепляли ее политическую роль и способствовали сплочению на почве опасений роста Китая. Хотя на заседании «четверки» обсуждалась ситуация в регионе, в совместном заявлении по его итогам говорилось только о КНДР, что может свидетельствовать об отсутствии единой позиции по региональной проблематике или нежелании привлекать внимание Пекина. Пока еще рано говорить о перспективах развития АР4, некоторые участники которого довольно осторожно относятся к риторике и действиям, которые можно трактовать как имеющие антикитайскую направленность, однако сам факт его существования, безусловно, заслуживает внимания.

К вопросу о представительстве НАТО в Азии

Роль Японии как проводника политики НАТО в Азии могло бы подкрепить учреждение гражданского представительства НАТО в Токио в 2024 г. Эта идея, озвученная Й. Столтебергом во время визита в Токио накануне саммита получила широкое обсуждение как в СМИ, так и в политических кругах, вызвав значительный резонанс. Ожидаемо, она спровоцировала жесткие комментарии со стороны Китая, однако помимо него против идеи выступила Франция, настаивающая на том, что основной зоной ответственности альянса все же является Северная Атлантика.

У Японии уже существуют каналы связи: функции представительства НАТО в Токио выполняет посольство Дании, а с 2018 г. при посольстве в Брюсселе действует японское представительство при НАТО. Появление отдельного офиса означало бы подтверждение статуса Японии как «доверенного лица» НАТО в ИТР, а также закрепило присутствие альянса в регионе и привлекло бы его большее внимание к проблемам безопасности, включая Тайваньский пролив.

В итоге упоминание о представительстве убрали из финального коммюнике саммита. Это стало свидетельством того, что в то время как США стремятся вовлечь своих европейских союзников в уравновешивание влияния Китая, который, по словам Госсекретаря США Э. Блинкена, «является единственной страной, которая намерена изменить международный порядок и обладает все большими экономическими, дипломатическими, военными и технологическая мощь для этого», не все в Европе готовы рисковать отношениями с Пекином ради следования на Вашингтоном.

* * *

Итогом прошедшего саммита НАТО для Японии стало приведение программы партнерства в соответствие с новыми целям и задачами, закрепленными в стратегических документах сторон. В политическом плане саммит способствовал зарождению нового формата взаимодействия — четверки «азиатско-тихоокеанских партнеров» альянса, в которой Япония могла бы играть ведущую роль как самый давний и близкий партнер НАТО. Создается впечатление, что Япония готова стать «доверенным лицом» НАТО в ИТР, однако произойдет ли это, будет зависеть от многих факторов.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся