Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Кравцов

Руководитель Бюро изучения стран Латинской Америки и Карибского бассейна

Появление G20 стало шагом к более плюралистичному дискурсу, большей терпимости к разнообразию существующих цивилизаций, готовности преодолеть разочарование в поиске консенсуса по различным вопросам, возникающим в глобальном и взаимозависимом мире. Несмотря на вызовы и трудности, с которыми постоянно приходится сталкиваться, «Группа двадцати» продемонстрировала устойчивость и стала одним из самых важных форумов для глобального управления, а включение стран с формирующейся и развивающейся экономикой в процесс принятия решений стало реальностью.

Растущая потребность в глобальном управлении поставила Латинскую Америку перед фундаментальной дилеммой: утверждать или нет «Группу двадцати» в качестве центрального актора новой многосторонности, которому можно доверить свои общие, согласованные на региональном уровне, интересы. Сомнения в среде латиноамериканских экспертов вызывает неуверенность в том, действительно ли подъем в последнее десятилетие некоторых представителей глобального Юга можно было считать увеличением веса и мощи развивающихся стран в мировом масштабе. Опасения латиноамериканских стран связаны также с проблемой сохранения национальной идентичности в рамках G20.

До сих пор повестка дня «Группы двадцати» была в большей степени сосредоточена на проблемах развитого мира, чем на конкретных вызовах, с которыми сталкиваются страны с формирующейся экономикой. Однако в ближайшие три года сменяющие друг друга саммиты в Индонезии, Индии и Бразилии могут способствовать формированию новой перспективы.

Латинская Америка на грядущем саммите G20 на Бали будет представлена тремя странами — Аргентиной, Бразилией и Мексикой, и от их рационального и сбалансированного подхода к региональным и глобальным делам зависит будущее Латинской Америки и стран Карибского бассейна. Этот регион, пострадавший от шквала кризисов и конфликтов, которые срывают постпандемическое восстановление, сталкивается с текущей ситуацией, имея свои собственные обуславливающие факторы, а именно — структурное неравенство, которое представляется фундаментальной проблемой для любой устойчивой макроэкономической политики.

Вместе с тем у Латинской Америки есть много нетронутых активов, чтобы восстановить свои реальные возможности для единства и интеграции, не изменяя ни своей самобытности, ни своему историческому стремлению к автономии. Один из ключевых моментов возможной стратегии — сделать ставку на большую политическую интеграцию и усилить роль цепочек создания стоимости путем лучшего определения интересов региона на этом новом этапе деглобализации.

Участвуя в G20, латиноамериканские страны могут не только представлять свои особые интересы — для них открыты новые каналы взаимодействия с другими международными организациями, а также участие в работе других негосударственных субъектов, аккредитованных при G20. Это играет важную роль как для латиноамериканских стран, так и для развивающихся стран глобального Юга в целом, поскольку наличие неравенства в обладании знаниями и опытом по сравнению с развитыми странами является одним из их основных недостатков на современном этапе.

Столкнувшись в начале 1970-х гг. с первыми послевоенными системными экономическими кризисами, доминирующие западные державы предприняли некоторые базовые координационные маневры. Среди них создание в 1973 г. межправительственного политического форума G5, затем в 1975 г. G7 и, наконец, в 1997 г. G8, которое концентрировалось до 2014 г. на экономических и финансовых вопросах, после чего система дала сбой. В результате политической корректировки «элитный клуб» был вынужден расширять свои границы за счет возникающих новых держав и активно развивающихся стран, пока не была сформирована нынешняя G20.

Появление «Группы двадцати» стало шагом к более плюралистичному дискурсу, большей терпимости к разнообразию существующих цивилизаций, готовности преодолеть разочарование в поиске консенсуса по различным вопросам, возникающим в глобальном и взаимозависимом мире. Эта богатая среда предоставляет участникам G20 возможность для выработки консолидированной политики глобального управления, а прямой диалог выступает главным условием для достижения соглашений среди стран, которые значительно отличаются друг от друга и преследуют собственные национальные интересы, по вопросам, которые охватывают постоянно расширяющуюся международную повестку.

Кульминацией процесса расширения ядра глобального управления стал состоявшийся в ноябре 2010 г. саммит в Сеуле, на котором президент Мексики Фелипе Инохоса, подводя итоги пятилетнего диалога в рамках G8+G5 (Бразилия, Индия, Китай, Мексика и ЮАР), отметил: «как широкий форум, включающий страны из всех регионов мира, G20 представляет собой возможность содействовать повышению уровня международной координации, необходимой в условиях все более сложной и взаимосвязанной глобальной экономики».

Формула G8+G5, которая позже получила название Хайлигендамский процесс, стала результатом поиска большей репрезентативности и эффективности через формальный процесс расширения «Группы семи» и подчеркнула заинтересованность «новых членов клуба» в сохранении их двойной идентичности: солидарности с глобальным Югом и своих амбиций в качестве быстро развивающихся держав.

Сегодня G20 — это уже не только финансы и экономика. Повестка форума включает широкий круг вопросов: от энергетики до здравоохранения, от климата до сельского хозяйства, от образования до занятости, от туризма до миграции. Многостороннее сотрудничество на полях форума — это уже не вариант, а необходимость, связанная с решением межотраслевых задач на международном уровне.

Растущая потребность в глобальном управлении поставила Латинскую Америку перед фундаментальной дилеммой: утверждать или нет «Группу двадцати» в качестве центрального актора новой многосторонности, которому можно доверить свои общие, согласованные на региональном уровне, интересы. Сомнения в среде латиноамериканских экспертов вызывает неуверенность в том, действительно ли подъем в последнее десятилетие некоторых представителей глобального Юга можно было считать увеличением веса и мощи развивающихся стран в мировом масштабе.

Реальность показала, что не существует однородности в отношении критериев, которые изначально вдохновили G7 на достижение цели продвижения демократии и прав человека на глобальном уровне, поскольку некоторые страны — члены G20 изначально не соответствовали этим критериям в своем развитии. Это наблюдение подтверждает и другое явление: структурные различия между странами с развивающейся экономикой и различные предпочтения в их экономической политике для решения экономических вопросов; экономические взгляды, которые некоторые из развивающихся стран реализуют у себя дома, не находят места в качестве политической ориентации, которая координируется G20.

Развернувшиеся дебаты по этим вопросам в среде латиноамериканских интеллектуалов связаны с разработкой точной оценки будущего глобализации. За последние тридцать лет мир привык к тому, что мировая экономика через сложные глобальные цепочки создания стоимости работает быстро и эффективно, но постепенно в среде политиков, ученых и экспертов появилось все больше скептиков, которые склонны были утверждать, что мир вступил в эпоху деглобализации. Сторонники этой точки зрения полагают, что в условиях формирования новой модели мировая экономика становится все более регионально ориентированной.

Региональный характер новой экономической модели отчетливо стал проявляться в 2020 г., когда Европейский союз принял программу Next Generation EU — пакет мер по экономическому восстановлению, направленный на поддержку наиболее пострадавших европейских стран от COVID-19; США заключили T-MEC (USMCA) — новое соглашение с Мексикой и Канадой, которое заменило Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA); а в Азиатско-Тихоокеанском регионе было создано Всестороннее региональное экономическое партнерство (RCEP).

Последствия пандемии и события весны 2022 г. только укрепили эту тенденцию. Общее мнение сводилось к тому, что все еще продолжающаяся эпидемия COVID-19, геополитическое соперничество США и Китая, политический и вооруженный конфликт на Украине, энергетический кризис в Европе, нехватка продовольствия в африканских странах, последствия изменения климата — все это ведет к развороту глобализации. В этих условиях государства, а также транснациональные компании и крупный региональный бизнес вынуждены полностью менять методы управления. Пытаясь максимально минимизировать риски, они нацелены на более тщательную проработку вопросов безопасности функционирования национальных финансовых систем и потребительских рынков, поставок сырья и готовой продукции. Все больше в практику вместо тезиса «во время неопределенности» входит правило «на всякий случай».

Опасения латиноамериканских стран небеспочвенны и по другим основаниям. Когда многие развивающиеся страны приняли решение расширить рамки своего присутствия в сфере международных отношений, они столкнулись с проблемой сохранности национальной идентичности. Оказалось, что участие развивающихся стран в G20 предполагает их трансформацию в страны «системно важные» для развития мировой экономики, поэтому членство в «Группе двадцати» можно рассматривать как площадку для формирования идентичности этих стран, поскольку они учатся в процессе «социализации», который заключается в том, чтобы соответствовать ожиданиям развитых стран.

Кроме того, время показало, что новый регионализм с субрегиональными конфигурациями не всегда эффективен в реализации своего главного экономического мотива — повышения внешней конкурентоспособности. В этих условиях на передний план выдвинулось искусство дипломатии: геополитика заставляет ведущие страны Латинской Америки переосмыслить перемены, происходящие на политической карте мира с тем, чтобы избежать автоматических выстраиваний в новый миропорядок, не поддаваться упрощенному подходу и использовать возможности многосторонних форматов в рамках своего участия в геополитике.

В то время как западные государства делают акцент на санкциях против России и пытаются отделить ее от мировой экономики, развивающиеся страны сосредоточились на проблемах глобальных поставок энергоресурсов и продовольствия, а также на экономических последствиях военных конфликтов на территориях бывших советских республик и в регионе Ближнего Востока. Сможет ли ноябрьский саммит G20 объединить эти две, казалось бы, непримиримые логики? Представляется, что, когда 15 ноября 2022 г. в Индонезии встретятся мировые лидеры, G20 подвергнется самому серьезному испытанию на прочность. Необходимость выработать общие ответы на текущие вызовы, выступающие приоритетной задачей для всех участников, потребует от них воссоздания климата доверия, который снимет геополитическую напряженность и позволит создать такую степень сотрудничества, которая необходима для достойной жизни на общей планете.

Латинская Америка имеет хороший опыт многосторонней дипломатии. Знаковым событием в этой сфере стал состоявшийся в 2018 г. саммит G20 в Буэнос-Айресе, на полях которого аргентинский лидер Маурисио Макри представил инициативу, подготовленную Институтом интеграции Латинской Америки и Карибского бассейна совместно с Межамериканским банком развития — программу деятельности для содействия технологическому переходу, которая включала разработку надежных метрик, построение новой дипломатии, продвигающей технологические интересы развивающихся стран, создание региональной стратегии искусственного интеллекта.

Для реализации этого проекта была создана цифровая платформа Think20, которая должна служить для подготовки и распространения аналитических материалов, содействия проведению форумов высокого уровня, объединения опыта государственного и частного секторов, разработки основанных на фактических данных политических решений, а также усиления тренингов и стратегий для охвата целевых аудиторий с наибольшим воздействием. Предусматривалось изучение текущих глобальных проблем, таких как изменение климата, продовольственная безопасность, распределение затрат и выгод от торговли и технологий, неравенство (включая гендерное неравенство), а также качество, форма и объем инвестиций в инфраструктуру для развития.

Среди наиболее важных предложений их авторы выделяли следующие. Во-первых, латиноамериканские государства призывали к изменению международной торговой системы, для чего G20 предлагалось активизировать диалог по реорганизации ВТО. Речь идет о том, чтобы облегчить обществу адаптацию к производственным, технологическим и социальным вызовам XXI в. Во-вторых, декларировалось, что «Группа двадцати» должна играть ключевую роль в борьбе с изменением климата, для чего меры по смягчению последствий и адаптации к ним должны быть четкими, а обязательства по их реализации — долгосрочными и справедливыми. В-третьих, подчеркивалось, что изменение климата требует значительных инвестиций в инфраструктуру, в связи с чем странам с развивающейся экономикой необходимо создавать или расширять свои коммунальные сети, а развитым странам — модернизировать их. В рамках этого направления рекомендовалось продвигать соглашения, обеспечивающие вклад новой инфраструктуры в смягчение последствий изменения климата и поощрять разработку финансовых инструментов и правил для мобилизации ресурсов, необходимых для реализации «зеленых» проектов. При этом указывалось, что влияние G20 на многосторонние финансовые институты, банки развития и частный сектор — ключевых участников этого процесса — будет иметь решающее значение для достижения данных целей. В-четвертых, появление и распространение новых технологий обещает стать источником роста производительности и материального благосостояния, но может и усилить неравенство. В этом контексте перед «Группой двадцати» стоит задача совместными усилиями разработать новую форму общественного устройства (создать так называемый новый общественный договор), в центре которого будет стоять человек, что позволит превратить новые технологии не только в средства роста и повышения производительности, но и обеспечения большей справедливости, прозрачности и социальной сплоченности. Акцент делался на рассмотрение вопроса: как будут распределяться цифровые дивиденды, полученные в результате внедрения и распространения прорывных технологий? Такой социальный контракт должен предусматривать разработку качественной системы образования, которая не только готовит людей к производственным процессам, требующим новых задач и навыков, но и к развитию в качестве полноценных граждан цифрового мира.

Саммит на Бали в ноябре 2022 г. пройдет под девизом «Восстанавливаться вместе, восстанавливаться сильнее», и Индонезия надеется использовать свое председательство в G20 для того, чтобы побудить всех участников форума к совместной работе по обеспечению более устойчивого глобального восстановления. Задача не простая, и для ее решения индонезийские власти на передний план повестки выдвинули две основных темы — окружающая среда и здоровье. Первая связана с пятидесятилетием со дня проведения Саммита Земли, отмечаемым международным сообществом в 2022 г. «Группа двадцати» поставила экологическую повестку в центр обсуждений, преследуя главную цель — добиться устойчивого развития планеты в условиях, когда существуют различные мнения к подходам по принятию новых обязательств по сокращению выбросов CO2 с той степенью амбициозности, которая необходима миру, чтобы избежать повышения температуры более, чем на 1,5°C выше доиндустриального уровня.

Вторая тема дискуссии — старение населения, демографический мегатренд этого столетия. Сама по себе возможность проблематизировать старость — это демонстрация экономических, социальных, научных и медицинских достижений человечества за последнее десятилетие. Именно поэтому, по мнению принимающей стороны, общая ситуация, вызванная старением населения, требует корреляции с помощью международных правовых инструментов.

Активная подготовка к предстоящему саммиту началась в начале 2022 г., когда увеличилась интенсивность дипломатических контактов среди ведущих стран мира. Первый шаг сделала Y20, продемонстрировав, что молодое поколение требует места за столом принятия решений по текущим многочисленным международным проблемам. После двух лет виртуальной работы в 2020–2021 гг. (в Саудовской Аравии и Италии, соответственно) индонезийское правительство развернуло амбициозную программу Y20 в двух городах в центре острова Ява — Джакарта и Бандунг, определив четыре приоритетных тематических направления: устойчивая и пригодная для жизни планета, занятость молодежи, цифровая трансформация, многообразие и вовлеченность. Помимо того, что повестка форума «От восстановления к устойчивости: перестройка молодежной повестки после COVID-19» затрагивала вопросы, которые особенно актуальны для молодежи, они также отражали тему ноябрьского саммита G20.

Имея на повестке сложный набор тем, Y20 удалось рассмотреть вопросы экономики, здравоохранения, экологии, социальной сферы и безопасности. Делегации, участвующие в форуме, подчеркнули наличие множества накладывающихся друг на друга кризисов и исчерпание многостороннего подхода — сценарий, открывающий серьезные вопросы для будущих поколений. Совместное коммюнике стало доказательством того, что можно достичь консенсуса хотя и по амбициозным, но конкретным целям, и что молодежь способна справиться с вызовами глобальной многосторонности: 120 рекомендаций, содержащихся в нем, представляют собой четкий сигнал мировым лидерам.

Участие Аргентины и Бразилии в Y20 имело основополагающее значение для освещения мнения латиноамериканской молодежи на высшем многостороннем глобальном форуме. В рамках различных сессий южноамериканские делегации координировали свои позиции для продвижения латиноамериканской повестки на G20, старались сблизить свои позиции с другими странами глобального Юга для обеспечения справедливости энергетического перехода, будущего рынка труда, цифровизации и социальной политики.

Параллельно с работой по линии народной дипломатии на острове Ява глобальный Север и глобальный Юг одновременно провели «сверки часов» по чувствительным вопросам мироустройства. 23 июня 2022 г. в Пекине состоялся виртуальный саммит БРИКС (+ 13 стран) под лозунгом «Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 г.», в рамках которого китайский лидер Си Цзиньпин обобщил точку зрения развивающихся стран, отметив необходимость совместно отстаивать международную справедливость, оживлять глобальное развитие и способствовать построению сообщества с общим будущим для человечества.

26–28 июня 2022 г. в баварском замке Эльмау состоялся саммит G7 (+ Аргентина, Индия, Индонезия и Южная Африка) под лозунгом «Прогресс на пути к справедливому миру», где было объявлено о глобальном партнерстве в сфере инфраструктуры и инвестиций на сумму 600 млрд долл., которое может рассматриваться в качества ответа на китайскую Инициативу пояса и пути. Участники саммита также обсудили пять основных вопросов повестки: прочное партнерство для устойчивой планеты, определение курса на экономическую стабильность и преобразования, надежные меры предосторожности для здоровой жизни, устойчивые инвестиции в лучшее будущее, совместное обязательство тесного сотрудничества.

Эти два мероприятия продемонстрировали, что на карту поставлена жизнеспособность «Группы двадцати» как платформы, способной объединить конкурирующие приоритеты, проложить путь к решению наиболее острых проблем и восстановить веру в механизмы многостороннего сотрудничества. В этом контексте справедливо будет отметить, что, несмотря на вызовы и трудности, с которыми постоянно приходится сталкиваться, G20 продемонстрировала устойчивость и стала одним из самых важных форумов для глобального управления, а включение стран с формирующейся и развивающейся экономикой в процесс принятия решений стало реальностью.

Сегодня G20 — это не форум, предназначенный для геополитического соперничества, и это ценное достижение. Председательство Индонезии в 2022 г., а также последующие председательства Индии в 2023 г. и Бразилии в 2024 г. должны продемонстрировать, что глобальный Юг готов взять на себя разработку повестки международного управления на плюралистической и инклюзивной основе.

Латинская Америка на саммите в Бали будет представлена тремя странами — Аргентиной, Бразилией и Мексикой, и от их рационального и сбалансированного подхода по региональным и глобальным вопросам зависит будущее Латинской Америки и стран Карибского бассейна. Этот регион, пострадавший, как и весь остальной мир, от шквала кризисов и конфликтов, которые срывают постпандемическое восстановление, сталкивается с текущей ситуацией, имея свои собственные обуславливающие факторы, а именно — структурное неравенство, которое представляется фундаментальной проблемой для любой устойчивой макроэкономической политики.

Еще до пандемии крупнейшие страны Латинской Америки начали терять экономический и интеграционный импульс начала 2000-х гг., и когда наступил COVID-19, неравенство отразилось на доходах населения, пострадавшего от беспрецедентного в современной истории глобального экономического спада. Данная проблема представляет серьезную угрозу политической стабильности латиноамериканских стран, демократическая ткань которых все еще восстанавливается после волны авторитарных военных диктатур.

Вместе с тем у Латинской Америки есть много нетронутых активов, чтобы восстановить свои реальные возможности для единства и интеграции, не изменяя ни своей самобытности, ни своему историческому стремлению к автономии. Один из ключевых вариантов — сделать ставку на большую политическую интеграцию и усилить роль цепочек создания стоимости путем лучшего определения интересов региона на этом новом этапе деглобализации.

Сегодня мир переживает совокупность многочисленных переходных процессов, создающих напряженность — геополитических, производственных, технологических, а теперь и связанных с безопасностью. Столкнувшись с таким сценарием, который является не только конъюнктурным, Латинская Америка не может ждать или реагировать исключительно на каждый локальный конфликт, ей нужно пространство для переосмысления коллективной стратегии. Очевидно одно — эти процессы завершили формирование конфигурации разностороннего кризиса, в котором Латинская Америка больше не может рассматривать себя изолированно.

До сих пор повестка дня «Группы двадцати» была больше сосредоточена на проблемах развитого мира, чем на конкретных вызовах, с которыми сталкиваются страны с формирующейся экономикой. Однако в ближайшие три года сменяющие друг друга саммиты в Индонезии, Индии и Бразилии могут способствовать формированию новой перспективы. Участие Аргентины и Бразилии в июньских саммитах БРИКС и G7 стало признанием правительств этих стран в качестве региональных лидеров, предоставляя им дополнительную возможность изложить потребности и неотложные нужды развивающихся стран и подчеркнуть общие черты с развитыми странами.

Аргентина, в настоящее время возглавляющая Сообщество государств Латинской Америки и Карибского бассейна, а также Бразилия в некотором смысле становятся связующим звеном между Новым светом и Европой и Азией, и в этом качестве выражают голос Латинской Америки в мире. Дипломатические ведомства этих стран последовательно продвигают концепцию устойчивого развития, которая сочетает в себе аспекты экономического роста, социального развития и охраны окружающей среды.

Экологическая многосторонность выступает незаменимым элементом в объединении усилий государств в мире, который как никогда раздроблен. С этой точки зрения для Латинской Америки на карту поставлена возможность всеобъемлющего, инклюзивного и устойчивого восстановления. В странах Латинской Америки производство энергии из возобновляемых источников растет на внушительные 9% в год. В этом десятилетии, по прогнозам Международной организации труда и Межамериканского банка развития, благодаря развитию экологически чистого сельского хозяйства, транспорта и энергетики, инвестиции в регион позволят создать 15 млн прямых рабочих мест.

Регион наиболее биологически разнообразный, а Соглашение Эскасу 2018 г. вернуло Латинскую Америку в центр экологической многосторонности. Оно было направлено на то, чтобы гарантировать полную и эффективную реализацию в Латинской Америке и Карибском бассейне прав на доступ к экологической информации, участие общественности в процессах принятия экологических решений, а также создание условий для жизни в здоровой окружающей среде.

Аргентина имеет богатый опыт в области признания и продвижения прав пожилых людей. Еще в 1948 г. по инициативе Эвы Перон страна выступила перед Генеральной Ассамблеей ООН с предложением о необходимости разработки специального правового документа. Однако только спустя шесть десятилетий, в 2010 г. ООН создала Рабочую группу по проблемам старения, результаты работы которой легли в основу текста Межамериканской конвенции о защите прав пожилых людей, принятой в 2015 г. Организацией американских государств.

Со своей стороны Бразилия активно принимает участие в заседаниях рабочей группы по цифровой экономике G20, последнее из которых состоялось в январе 2022 г. Digital Innovation Network (DIN) — это форум для обмена знаниями, поощрения дискуссий и налаживания партнерских отношений между глобальными игроками в сфере инноваций, призванный служить мостом сотрудничества между государственными и частными игроками в области инноваций, стартапами и корпорациями в глобальном масштабе. В ходе этого совещания представители министерства науки, технологий и инноваций страны продвигали идеи, содержащиеся в бразильской стратегии цифровой трансформации. Основной тезис бразильской делегации: экономика будущего будет цифровой и должна обеспечивать равные возможности для всех жителей страны.

Сегодня цифровая сфера показала себя как новый жизненно важный центр современной экономики. Хотя Бразилия обладает сильными и значительными конкурентными преимуществами в определенных областях, таких как развитый агропромышленный комплекс, солидный промышленный сектор и сектор услуг, культурное разнообразие, крупная и диверсифицированная экономика, привлекательный потребительский рынок — очевидно, что стране все еще предстоит решить важные задачи. В настоящее время Бразилия находится в седьмом десятке Индекса глобальной конкурентоспособности, и такая позиция ниже тех возможностей, которыми она обладает. Это сказывается на привлекательности Бразилии для новых инвестиций, на имидже страны на международной арене, влечет за собой потери в экономическом и социальном развитии. Поэтому разработка цифровой экономики носит для Бразилии первостепенный характер.

В 2021 г. Мексика приняла решение отказаться от участия в саммите G20, что, по всей видимости, наносит ущерб ее положению в мировом сообществе. В этом контексте Мексика упускает возможности принять прямое участие в дискуссии по соверменным вопросам первостепенной важности. За прошедший год мир изменился кардинально, и в случае отсутствия на саммите в Индонезии Мексика может лишиться уникальной возможности влиять на принятие договоренностей, которые, по всей видимости, будут определять глобальную повестку на ближайшее десятилетие.

Участвуя в G20, латиноамериканские страны могут не только представлять свои особые интересы — для них открыты новые каналы обмена благодаря взаимодействию «Группы двадцати» с другими международными организациями, такими как ООН, МОТ, ВОЗ, ОЭСР, МВФ. Дополняет эти возможности участие латиноамериканских стран в работе других негосударственных субъектов, аккредитованных при G20: бизнес-организаций (B20), профсоюзов (L20), гражданского общества (Civil20) или аналитических центров (Think20). Это играет важную роль как для латиноамериканских стран, так и для развивающихся стран глобального Юга в целом, поскольку наличие неравенства в обладании знаниями и опытом по сравнению с развитыми странами является одним из их основных недостатков на современном этапе.


(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся