Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Пивоваренко

К.и.н., старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, старший научный сотрудник Института диаспоры и интеграции, эксперт РСМД

Позиция Черногории имеет определенную двойственность. С марта 2014 г. руководители черногорского государства заявляют о поддержке санкционных решений Европейского союза как в отношении российского государства, так и в отношении отдельных лиц и организаций. С другой стороны, МИД Черногории какого-либо документа, подтверждающего участие в санкциях, не представил. Продолжила работу двусторонняя комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, в целом российско-черногорские отношения по-прежнему оцениваются как «добрые и дружеские».

Позиция Черногории имеет определенную двойственность. С марта 2014 г. руководители черногорского государства заявляют о поддержке санкционных решений Европейского союза как в отношении российского государства, так и в отношении отдельных лиц и организаций. В сообщениях Верховного представителя ЕС по иностранным делам Черногория (и Албания) относятся к странам, чья позиция «согласована» (англ. aligned) c позицией союза. С другой стороны, МИД Черногории какого-либо документа, подтверждающего участие в санкциях, не представил. Продолжила работу двусторонняя комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, в целом российско-черногорские отношения по-прежнему оцениваются как «добрые и дружеские».

Эта двойственность обусловлена интересом Черногории не навредить собственным евроатлантическим перспективам и избежать внутренней общественной дискуссии. Для этого необходимо показать приверженность курсу Брюсселя, воздерживаться от критики политики Москвы и объявить себя заложником ситуации. Вполне определенно на этот счет выразился министр иностранных дел Черногории И. Лукшич в декабре 2014 года по итогам саммита «ЕС-Черногория». Для Подгорицы непросто вводить санкции, так как «ни одна страна не может быть счастливой, когда вводятся санкции, тем более что Черногория имеет долгую традицию добрых отношений с Россией и традиционные многовековые связи». Республика помнит, как сама находилась под санкциями в 1990-е годы. Однако «мы не можем сидеть на двух стульях, а наш стратегический приоритет – членство в ЕС». Более прямо выразился президент Ф. Вуянович: «Россия – большая страна, а Черногория не оказывает влияния на глобальные процессы. Россия должна понять, что Черногория хочет стать частью ЕС и НАТО, но это не означает антироссийского настроя».

В целом российско-черногорские отношения по-прежнему оцениваются как «добрые и дружеские».

Ответ в заочной полемике – набирающее в российской прессе и среди официальных лиц утверждение о черногорской неблагодарности. Дескать, десять лет назад Черногория была нищим государством, а российские инвестиции спасли местную экономику. Тогда черногорцы говорили о братстве, а теперь вводят санкции и ведут переговоры с Вашингтоном и Брюсселем. Однако это и есть тот самый прагматизм, на котором строится внешняя политика без идеологии. Сегодня мы партнеры, но завтра ситуация может измениться. Позиция Подгорицы прагматична и в том смысле, что хотя много говорится об ущербе, который может нанести отток из страны российских денег, связанных с туризмом и недвижимостью, падения пока не произошло. Что касается туризма, то согласно данным черногорского бюро статистики, в 2014 году был зафиксирован рост основных показателей. Он продолжился и в первые пять месяцев 2015 года. Спокойная жизнь и мягкий климат остаются привлекательными для многих россиян, несмотря на все дипломатические коллизии и финансовые обстоятельства. Спад коснулся внешней торговли, однако объемы столь малы (в 2014 г. 7,1 млн евро), что он может быть сбалансирован из других источников. В этом уверены официальные лица Черногории.

Позиция Подгорицы прагматична и в том смысле, что хотя много говорится об ущербе, который может нанести отток из страны российских денег, связанных с туризмом и недвижимостью, падения пока не произошло.

Хотя экономические последствия минимальны, происходящее заставляет задуматься.

Санкции против России поддерживает государство, которое на протяжении веков, во времена самых острых конфликтов было российским союзником. Во многом из чувства благодарности маленькая Черногория объявила в 1904 году войну Японии (мирный договор был подписан лишь 102 года спустя). Многие черногорцы воевали в русской армии, как и российские добровольцы на Балканах. Но в своей аргументации Подгорица как раз и исходит из тезиса, часто используемого, в том числе и российскими дипломатами: какой бы сложной не была нынешняя ситуация, вековые связи между нашими народами это перечеркнуть не может. К сожалению, российской позиции это не идет на пользу.

Получается, Россия – это прошлое. Европа – это будущее. С другой стороны, если связи так прочны, они никуда не исчезнут, как не исчезли уважительные отношения со Словакией и Чехией (или, во всяком случае, с отдельными представителями этих стран). Пример Черногории важен и для соседней Сербии, которая к санкциям против России не присоединяется и говорит о вступлении в ЕС при сохранении военного нейтралитета. Если Черногория сумеет реализовать свои евроатлантические амбиции, для руководства Сербии это станет сигналом к корректировке собственной позиции.

В этой связи хотелось бы сказать о позиции российского МИДа, которая кажется весьма неконкретной. С одной стороны, министр иностранных дел говорит об ошибочности и провокационности расширения НАТО. Резкую фразеологию использует Департамент информации и печати («глубокое разочарование», «польстились на приманки НАТО»). Однако уже российский посол в Черногории в недавнем интервью местной газете «Дан» (есть на официальном сайте посольства) подчеркнул, что вступление в НАТО – внутренний вопрос страны, а на вопрос, каковы будут последствия, отвечает, что «надо дождаться того или иного решения». Такое разнообразие направляемых «посланий» может интерпретироваться как угроза без последствий, что не помеха взятому курсу.

Если Черногория сумеет реализовать свои евроатлантические амбиции, для руководства Сербии это станет сигналом к корректировке собственной позиции.

Конечно, в условиях общей напряженности на континенте не в интересах Москвы создавать новый ее очаг там, где самое минимальное любое российское присутствие рассматривается через увеличительное стекло. Однако отсутствие известной степени принципиальности приводит к снятию табу на антироссийские действия руководителей региональных государств, которые поначалу будут происходить вопреки общественному мнению, но затем вести либо к конфликту, либо к его постепенному изменению. Последнее чревато очередной переоценкой роли и места России в регионе.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся