Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Анна Киреева

К.полит.н., доцент кафедры востоковедения, научный сотрудник Центра комплексного китаеведения и региональных проектов МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Россия и Япония продолжают диалог, и при наличии серьезных противоречий, которые вряд ли удастся разрешить в ближайшем будущем, стремятся развивать различные сферы сотрудничества.

Экономические отношения России и Японии сохраняют тенденцию к постепенному развитию и расширению форм взаимодействия. За прошедшие три года после активизации двухстороннего экономического сотрудничества в результате предложенного в мае 2016 г. премьер-министром Японии плана экономического сотрудничества из восьми пунктов, по заявлению С. Абэ, сторонам удалось согласовать более 200 экономических проектов. По оценочным данным, от трети до половины из них находятся на той или иной стадии реализации.

Прорывов в российско-японских отношениях пока не просматривается, а позиции по многим вопросам остаются противоположными. Однако поддержание диалога и выстраивание многоформатного сотрудничества на принципах добрососедства отвечает интересам обеих стран, а сохранение канала общения позволяет лучше понимать действия друг друга на фоне турбулентной региональной и мировой динамики. Похоже, что это осознается и в Москве, и в Токио. Ключевой задачей для двух стран является создание благоприятных условий для расширения экономического взаимодействия (прежде всего, со стороны России), культурного и гуманитарного сотрудничества.

Внимание международных наблюдателей было приковано к прошедшему 28–29 июня 2019 г. саммиту Группы двадцати в Осаке и его двухсторонним встречам, в особенности между лидерами России и США, США и Китая. Гораздо меньшее освещение получили последовавшие за завершением саммита 29 июня переговоры президента России Владимира Путина и премьер-министра Японии Абэ Синдзо, состоявшиеся в ходе рабочего визита российского лидера. Это и неудивительно — 26-я российско-японская встреча на высшем уровне не принесла каких-то прорывов. Впрочем, серьезных причин ожидать особенных успехов и не было: несмотря на достигнутую в ноябре 2018 г. договоренность активизировать диалог по мирному договору на основе Советско-японской декларации 1956 г., ход переговоров в начале 2019 г. показал серьезные разногласия и неготовность российской стороны идти на уступки по ключевому для Японии территориальному вопросу. Что же осталось в сухом остатке?

Россия и Япония продолжают диалог, и при наличии серьезных противоречий, которые вряд ли удастся разрешить в ближайшем будущем, стремятся развивать различные сферы сотрудничества. Это обуславливается заинтересованностью обеих стран в партнерских отношениях с другой ведущей державой Восточной Азии.

Переговоры по вопросу заключения мирного договора и противоречия на них

Лидеры договорились продолжать диалог по мирному договору и приветствовали контакты на уровне министров иностранных дел и заместителей министров Игоря Моргулова и Мори Такэо, которые и ведут переговоры. Контакты между ними интенсифицировались в преддверии саммита Группы двадцати. Встреча заместителей министра прошла 20 июня, а министры Сергей Лавров и Коно Таро обсуждали двухстороннее сотрудничество, включая проблему мирного договора, 10 и 31 мая 2019 г.

Как отметил министр иностранных дел России по результатам последних переговоров 31 мая, между странами сохраняются значительные разногласия. С российской токи зрения, разрешение вопроса территориального размежевания может происходить только после подписания мирного договора, как это зафиксировано в декларации 1956 г. При этом договор должен отражать современную реальность и устанавливать перспективы развития отношений. Для японской стороны, наоборот, ключевым вопросом традиционно является территориальный, и подписание мирного договора без разрешения территориальной проблемы, как это предлагал президент России на Восточном экономическом форуме в сентябре 2018 г., не будет поддержано японским обществом и политическим истеблишментом. В связи с этим переговоры фактически затрагивают эти два взаимосвязанных вопроса.

Несмотря на договоренность базировать переговоры по мирному договору на основе декларации 1956 г., что демонстрирует готовность Японии идти на уступки по сравнению с занимаемой ею ранее позицией и де-факто согласиться на передачу только двух островов (наиболее вероятно, по формуле «два плюс альфа»), между странами сохраняются серьезные разногласия. Премьер-министр С. Абэ, а также японское внешнеполитическое ведомство по его настоянию начали смягчать риторику, чтобы не мешать ходу переговоров. Например, премьер-министр и министр иностранных дел Японии стали избегать публичного употребления фраз «незаконно оккупированные острова» и «исконные японские территории». 7 января 2019 г. японский премьер поклялся на могиле своего отца и предков, что сделает все, чтобы поставить точку в переговорах с Россией и подписать мирный договор. Однако, как показали переговоры между руководителями внешнеполитических ведомств и лидерами стран в январе 2019 г., впереди длительный диалог, который будет развиваться при сохранении серьезного расхождения позиций по вопросу заключения мирного договора и решения территориального вопроса. В первую очередь, с точки зрения российской стороны, необходимо найти такое решение, которое было бы поддержано обществами обеих стран, и для этого необходимо вывести российско-японские отношения на качественно новый уровень, который предполагал бы полноценное многоформатное сотрудничество. Премьер-министр С. Абэ выражал согласие с этой позицией, но на практике это долгосрочная задача.

Помимо этого, с российской точки зрения, из-за изменившихся международных условий действие декларации 1956 г. по передаче островов Шикотана и Хабомаи не является автоматическим, и условия передачи должны быть предметом обсуждения. По итогам переговоров с японским коллегой в январе 2019 г. Сергей Лавров указал на следующие вопросы: необходимость признания Японией итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая суверенитет России над всеми Курильскими островами; предоставление гарантий неразмещения американских баз на островах в случае их передачи, приемлемость решения для обществ обеих стран; достижение полноценного партнерства и нового уровня отношений на основе всеобъемлющего сотрудничества, что в частности предполагает отсутствие антироссийских мер, таких как санкции. Очевидно, что согласие Японии на ряд условий является едва ли возможным или легко достижимым, а нахождение взаимоприемлемых переговорных решений по этим вопросам займет немалое время.

В результате, несмотря на подогретые в декабре–январе 2018–2019 гг. ожидания японской стороны, встреча Владимира Путина и Синдзо Абэ 22 января 2019 г. не привела ни к каким новым договоренностям. Японскому премьеру не оставалось ничего другого, кроме как согласиться с российским президентом о том, что «впереди длительная кропотливая работа по формированию условий для выхода на взаимоприемлемые решения» и решение «должно быть приемлемо для народов России и Японии, поддержано общественностью обеих наших стран». Надежды японского руководства на прорыв на этом направлении не оправдались, и стало понятно, что на какое-либо соглашение к саммиту Группы двадцати в Осаке, как на это надеялись в канцелярии японского премьера, выйти будет невозможно.

Во время своего выступления в эфире японского телевидения после завершения выборов в Палату советников Парламента Японии 21 июля Абэ заявил, что намерен «продвинуть вперед» мирный договор с Россией до конца своего срока в 2021 году.

По сообщению японской газеты «Асахи», хотя изначально правительство Японии предлагало заключить рамочное соглашение по мирному договору на саммите в Осаке, впоследствии от этой идеи было решено отказаться. В качестве главных причин издание отмечает исторические и правовые вопросы, в том числе неготовность японской стороны признать законность российского суверенитета над оспариваемыми Японией южными Курильскими островами, и вопросы безопасности. В частности речь идет об обеспокоенности России по поводу возможного размещения комплексов ПРО Aegis Ashore на островах в случае их передачи. Показательно, что незадолго до визита в Японию 22 июня 2019 г. в своем интервью «Первому каналу» президент России Владимир Путин завил, что планов спускать российский флаг на Курильских островах у России нет, и правительство собирается и дальше развивать Дальний Восток в целом и Южные Курилы в частности. 14 июля японское агентство «Киодо» со ссылкой на источники, близкие к переговорам, сообщило, что российская сторона на переговорах по мирному договору отказывается обсуждать вопрос передачи двух островов Шикотан и Хабомаи. В качестве одной из причин указывается озабоченность по поводу японо-американского договора безопасности. Кроме того, констатируется тупик в переговорном процессе, несмотря на смягчение подхода со стороны японского премьера и согласие на решение вопроса путем передачи только двух островов. Вместе с этим, необходимо отметить, что это не официальная информация, а, согласно дипломатической практике, содержание ведущихся переговоров не разглашается и не обсуждается публично.

Создается впечатление, что японский премьер понимает, что до конца его срока пребывания у власти, который должен закончиться в сентябре 2021 г., не удастся реализовать его политическое обещание заключить мирный договор с Россией и решить территориальный вопрос. На этом фоне стороны продолжают диалог и стремятся наладить сотрудничество в тех сферах, в которых это возможно. Премьер-министр С. Абэ инвестировал много личного политического капитала в развитие отношений с Россией, и в условиях, когда никакого прорыва или серьезного прогресса на этом направлении достигнуто не было, становится объектом критики как правого спектра, своей традиционной базы, так и левого. Японские СМИ в целом негативно освещают результаты российско-японского саммита, указывая на отсутствие серьезного прогресса по вопросу мирного договора, нежелание российской стороны идти на компромисс, несмотря на уступки Японии и ее готовность ограничиться получением только двух островов, а также отсутствие постановки конкретных сроков достижения договоренностей в будущем. При этом, как отмечается, именно сильные лидеры в обеих странах, которыми и являются президент Владимир Путин и премьер-министр Синдзо Абэ, могли бы пойти на компромисс и решить данный вопрос. На этом фоне премьер-министру Японии важно продемонстрировать хотя бы какие-то успехи своей политики на российском направлении. Во время своего выступления в эфире японского телевидения после завершения выборов в Палату советников Парламента Японии 21 июля Абэ заявил, что намерен «продвинуть вперед» мирный договор с Россией до конца своего срока в 2021 году.

Активизация переговоров по совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах

В этих условиях была активизирована работа по поиску возможностей совместной хозяйственной деятельности на четырех южных Курильских островах, договоренность о начале переговоров по которой была достигнута между Владимиром Путиным и Синдзо Абэ во время визита российского лидера в Японию в декабре 2016 г. Предполагается, что это может помочь России и Японии выстроить практическое сотрудничество и улучшить жизнь населения из соседних регионов (Сахалинской области и префектуры Хоккайдо), внести вклад в укрепление добрососедства и доверия и найти точки соприкосновения, при наличии которых в будущем будет проще решить проблему мирного договора и территориального вопроса.

В 2017–2018 гг. Южно-Курильские острова посетили три делегации японских бизнесменов и чиновников, которые определили перспективные проекты, а руководители обеих стран в сентябре 2017 г. впервые сообщили об определении пяти сфер таких проектов: аквакультура, создание тепличных хозяйств, разработка туристических программ, строительство ветряных электростанций и утилизация мусора. Однако, несмотря на их дальнейшую проработку в течение 2018 г., из-за различий в позициях по поводу юридических основ совместных проектов (российское законодательство или особый правовой режим, на котором настаивала японская сторона), заметного прогресса по этому вопросу не наблюдалось, и он фактически превратился в очередной тупик в двухсторонних отношениях. Помимо этого, министр иностранных дел Сергей Лавров несколько раз говорил о том, что очерченные проекты важны, т.к. они связаны с деятельностью людей, но необходимо искать новые перспективные направления сотрудничества (например, в сфере высоких технологий) и более масштабные проекты.

После того как в начале 2019 г. стало понятно, что, несмотря на интенсификацию переговоров по мирному договору, быстрого результата ждать не следует, ближе ко времени саммита в Осаке активизировался трек переговоров по совместной хозяйственной деятельности. Помимо двух уже функционирующих рабочих групп — по коммерческим аспектам и по созданию режима свободного передвижения между Сахалинской областью и Хоккайдо, последние заседания которых состоялись в апреле и мая 2019 г. — в мае начала работу отдельная рабочая группа по согласованию юридических аспектов реализации совместной хозяйственной деятельности. Сергей Лавров обратил внимание на важность свободного передвижения граждан России и Японии, которые будут заняты в совместных проектах. Во время встречи с японским коллегой 31 мая 2019 г. российский министр вновь привлек внимание японской стороны к предложению российского президента ввести полный безвизовый режим между двумя странами, и в качестве первого шага ввести свободный режим перемещения между соседними регионами. Основным спорным вопросом здесь может являться то, что японское правительство юридические не разрешает посещение четырех островов Южной Курильской гряды с получением российской визы, т.к. эти острова называются в Японии «северными территориями» и не признаются как находящиеся под российской юрисдикцией. В связи с этим между двумя странами были выработаны механизмы безвизовых обменов, которые позволяют японским гражданам в рамках специальных программ обменов, как, например, посещение японцами могил проживавших на этих островах предков, приезжать на острова без получения российской визы. Министр иностранных дел России подтвердил продолжение подобных программ безвизового обмена.

На встрече лидеров двух стран 29 июня в Осаке было объявлено о том, что российские и японские ведомства согласовали две бизнес-модели проектов в сферах туризма и утилизации мусора. Помимо этого, было согласовано продолжение начавшихся в 2017 г. чартерных рейсов для бывших жителей островов на могилы предков на южных Курилах и в августе-сентябре 2019 г. Как сообщил заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов, в течение нескольких месяцев предполагается реализация пилотных проектов по двум согласованным бизнес-моделям. Предполагается, что в августе начнутся консультации между специалистами двух стран по туризму, а ориентировочно осенью состоятся первые пилотные туры. В сфере переработки мусора планируется осмотр российскими специалистами объектов на Хоккайдо, далее — посещение их японскими коллегами островов и согласование деталей проекта. Несмотря на объявленные договоренности, вопрос о правовых основах пока остался не проясненным. Исходя из обозначенных сфер, можно предположить, что согласовать условия реализации проекта в сфере туризма будет намного проще, чем любых проектов, запланированных «на земле».

Безопасность, экономика и культурно-гуманитарное сотрудничество: сотрудничество продолжается

Несмотря на сложности в вопросе мирного договора, лидеры России и Японии продолжают отмечать важность взаимного партнерства, и заявляют о необходимости расширения сотрудничества и вывода отношений на новый уровень. Важную роль в этом играют значительно расширившиеся с 2016 г. контакты между оборонными ведомствами двух стран в различных форматах. Активный диалог в сфере безопасности на таком уровне из всех стран G7 ведется Россией только с Японией. 30 мая 2019 г. в Токио прошел очередной этап диалога в формате «два плюс два» между министрами иностранных дел и министрами безопасности России и Японии. Начиная с 2017 г., между военными ведомствами двух стран были восстановлены и регулярно проводятся обмены, в том числе контакты по линии Советов национальной безопасности. Например, 7–9 октября 2018 г. Россию посетил начальник объединенного штаба Сил самообороны Японии Кацутоси Кавано, а в ходе визита в Японию 30 мая 2019 г. министр обороны РФ Сергей Шойгу ознакомился с работой боевого командования Сухопутных войск ССЯ. Продолжаются заходы судов в порты друг друга: 4-7 октября 2018 г. корабли Тихоокеанского флота РФ посетили порт Хакодатэ в честь 160-летней годовщины открытия российского консульства в Японии, а 10–15 июня 2019 г. во Владивосток зашел эскадренный миноносец «Судзунами». Японский эсминец принял участие в ежегодных поисково-спасательных учениях «Сарекс-2019» совместно с Тихоокеанским флотом 15 июня. Запланирован визит главнокомандующего Военно-морским флотом РФ в Японию и участие оркестра сухопутных ССЯ в фестивале «Спасская башня». Внимание также стало уделяться противодействию нетрадиционным вызовам и угрозам безопасности, в частности, было налажено совместное сотрудничество по подготовке наркополицейских в Афганистане.

Конечно, у государств сохраняются различия во внешнеполитической ориентации, и перспектив их преодоления пока не просматривается, что продемонстрировал диалог «два плюс два» в мае 2019 г. Помимо традиционных противоречий в вопросе модернизации российского военного потенциала, включая размещение истребителей Су-35 в августе 2018 г., и учений на южных Курильских островах, против которых возражает японская сторона, стороны фактически повторили обсуждения, имевшие место во время предыдущей встречи в этом формате в марте 2018 г. На обеих встречах Россия выражала недовольство размещением ПРО Aegis Ashore в Японии. Новые противоречия возникли вокруг Индо-Тихоокеанского стратегического пространства. Стратегия построения свободного, открытого и основанного на правилах порядка в Индо-Тихоокеанском регионе играет важную роль во внешней политике Японии, однако российский МИД критически относится к конструированию Индо-Тихоокеанского региона как попытке «заменить широкую региональную систему безопасности на узкую закрытую блоковую». Помимо этого, с точки зрения российской стороны, происходит подмена норм устава ООН нормами, которые выгодны западным странам. За данной дискуссией скрываются не артикулируемые открыто, но явно существующие между странами противоречия по поводу роли США и Китая в Азии и того, как должен выглядеть региональный порядок. Традиционной темой для обсуждения стала ситуация на Корейском полуострове: позиции России и Японии совпадают в вопросе необходимости денуклеаризации и поддержания мира, но серьезно различаются в тех сферах, которые касаются мер, необходимых к принятию. Несмотря на наличие противоречий, руководство обеих стран рассматривает двухсторонний диалог в сфере безопасности как в любом случае полезный, т.к. он позволяет лучше понимать возможности и позицию партнера и доносить до него свои опасения по дипломатическим и другим рабочим каналам. Не исключено, что в отсутствие подобного диалога существующие противоречия привели бы к большему восприятию действий друг друга как фактора, негативно влияющего на национальную безопасность сторон. Регулярное осуществление мер, направленных на построение доверия в военной сфере, позволяет снижать напряженность и обеспокоенность по поводу характера действий партнера.

2018 г. был также отмечен активизацией межпарламентских контактов, визитами высокопоставленных членов парламентов и подписанием меморандума о сотрудничестве в рамках Парламентской ассоциации дружбы Японии и России. Важность развития межпарламентских связей обуславливается тем, что представители политического класса смогут лучше понимать интересы и политику страны-партнера, а также могут помочь преодолеть негативное восприятие или ложные стереотипы в отношении друг друга, которые существенно затрудняют диалог между двумя странами. Подобные контакты, например, высоко институционализированы у Японии с ближайшими партнерами — США и странами Запада.

Экономические отношения России и Японии сохраняют тенденцию к постепенному развитию и расширению форм взаимодействия. За прошедшие три года после активизации двухстороннего экономического сотрудничества в результате предложенного в мае 2016 г. премьер-министром Японии плана экономического сотрудничества из восьми пунктов, по заявлению С. Абэ, сторонам удалось согласовать более 200 экономических проектов. По оценочным данным, от трети до половины из них находятся на той или иной стадии реализации. Несмотря на то, что проекты являются малыми и средними по масштабу, постепенное расширение сотрудничества в различных сферах, включая высокотехнологичное производство, инновации, услуги, туризм, инфраструктуру, медицину, традиционную сферу энергетики и другие, постепенно может проложить дорогу для более масштабного сотрудничества с достаточно консервативным японским бизнесом. С учетом динамики встреч на высшем уровне, количество новых проектов невелико, но не менее важно сосредоточиться на реализации уже заключенных договоренностей, т.к. для претворения в жизнь многих проектов необходима экономическая целесообразность и улучшение условий ведения бизнеса в России.

Происходит постепенное оживление российско-японского экономического взаимодействия и расширение его сфер, однако, о новом качестве говорить пока рано.

Заключенные на Восточном экономическом форуме в сентябре 2018 г. соглашения касаются энергетики, инфраструктуры, спутниковой связи, инноваций, финансов, нефтехимии (в частности, строительство завода по производству полимеров в г. Усть-Кут). Владимир Путин и Синдзо Абэ в сентябре 2018 г. запустили конвейер по производству двигателей для автомобилей Мазда. В 2017–2018 гг. прошли тестовые перевозки японских контейнерных грузов по Транссибирской магистрали, которые позволяют существенно сократить время доставки грузов через территорию России. Помимо этого, прорабатывается сотрудничество между почтовыми службами двух стран и доставка почтовых отправлений в Европу через Россию. По информации генерального директора РЖД Олега Белозерова, на грузы в Японию приходится около трети объема всех перевозок по Транссибирской магистрали, и в 2017 г. эта цифра увеличилась на 10%. После длительных переговоров в декабре 2018 г. было объявлено о приобретении консорциумом японских компаний Sojitz Corporation, JOIN и JATCO 10% доли АО «Международный аэропорт Хабаровск» в целях осуществления его модернизации. Предполагается, что на первом этапе будет построен новый терминал внутренних авиалиний, а на втором — новый международный терминал, и в управлении ими будут принимать участие японские компании.

Несмотря на то, что в первой половине 2019 г. и во время визита премьер-министра С. Абэ в Россию в январе экономическая повестка ушла на второй план под влиянием превалирующего интереса руководства Японии к проблематике мирного договора, японская делегация посетила Петербургский международный экономический форум, на котором был проведен бизнес-диалог «Россия-Япония», а во время переговоров двух лидеров 30 июня в Осаке был заключен ряд новых экономических соглашений. Самая крупная сделка была заключена в энергетической сфере, традиционно выступающей в качестве самой привлекательной для вложений для японского бизнеса, и объясняется скорее экономической целесообразностью, чем другими соображениями. После нескольких лет интереса к проекту, консорциум японских компаний Mitsui и Japan Oil, Gas and Metals National Corp. (JOGMEG) заключил сделку суммой около 3 млрд долл. о приобретении 10% в проекте по сжижению газа «Арктик СПГ-2» компании НОВАТЭК, а также о покупке около 2 млн т СПГ из этого проекта ежегодно на долгосрочной основе. Mitsui уже длительное время работает на российском рынке и является одним из главных иностранных участников проекта «Сахалин-2». Японские компании стали четвертым иностранным инвестором после французской Total и китайских CNODC («дочка» CNPC) и CNOOC. Незадолго до этого, в конце июня, в Японию была доставлена первая партия сжиженного газа из проекта «Ямал-СПГ» в рамках долгосрочного договора с Total. Эти события отражают стремление Японии обеспечить надежные долгосрочные поставки энергетических ресурсов. Дальнейшее крупное увеличение японских инвестиций в российскую энергетику, однако, носит менее вероятный характер, т.к. японское правительство вполне удовлетворено существующей структурой импорта с учетом уровня цен и долей России в нем, а потребление энергоресурсов в стране носит плоский характер и практически не растет.

Александр Панов, Дмитрий Стрельцов, Анна Киреева, Владимир Нелидов:
Перспективы развития российско-японских отношений на новом этапе

Помимо энергетики, договоренности включают план сотрудничества по цифровой экономике, меморандум о взаимопонимании по вопросам изменения климата и повышения энергоэффективности, соглашение между корпорацией АЕОН, Marubeni Corporation и Mitsubishi Heavy Industry Engineering о покупке продукции и разработке проектно-конструкторской документации завода по производству метанола в Волгограде, соглашение между РФПИ, АЕОН и Японским банком международного сотрудничества (JBIC) о совместной реализации и финансировании проекта развития Волгоградского химического кластера с инвестициями более 50 млрд руб. (в нем будет участвовать Российско-японский инвестиционный фонд), договор между «Р-Фарм Холдинг» и Canon Medical Systems о стратегическом партнерстве, трансфере технологий и организации локального производства медицинского оборудования и т.д. Были финализированы договоренности о создании совместного центра превентивной медицины и диагностики в Хабаровске на базе больницы РЖД с участием японских Marubeni Corporation и медицинской компании Medical Corporation Tesshokai. Президент России отметил, что японские инвестиции и технологии будут привлекаться для реализации российских национальных проектов. Происходит постепенное оживление российско-японского экономического взаимодействия и расширение его сфер, однако, о новом качестве говорить пока рано. Трансформация сохраняющейся несбалансированной структуры торгового оборота также представляется крайне сложным процессом, а сам торговый оборот, хотя и растет, и по результатам 2018 г. составил 21,2 млрд долл., все еще значительно отстает от уровня 2013–2014 гг. (30 млрд долл.). Помимо проблем российского инвестиционного климата, на осторожность японских инвесторов влияют и опасения по поводу применения вторичных санкций со стороны США. Тем не менее перспективы расширения японских инвестиций в первую очередь зависят от способности России создать привлекательные условия для ведения экономической деятельности.

Лидеры России и Японии приняли участие в официальной церемонии закрытия российско-японских перекрестных 2018–2019 гг. (Год России в Японии и Год Японии в России) и высоко оценили масштаб культурно-гуманитарного сотрудничества. Девизами стали: «Есть Япония, которую Вы не знаете», и «Есть Россия, которую Вы не знаете». За прошедший с мая 2018 г. год было проведено более 700 различных мероприятий в сферах культуры, искусства, образования и туризма, которые привлекли интерес обществ обеих стран друг к другу. По данным японского правительства, в 600 мероприятиях приняли участие более полутра миллионов человек, что делает эти обмены самыми широкомасштабными в истории двухсторонних отношений. Расширение положительного интереса обществ России и Японии к культуре и традициям друг друга считается одной из важных составляющих развития полноформатных добрососедских отношений.

В целях стимулирования деловых контактов правительством Японии были принято решение выдавать многократные визы на пять лет сотрудникам российских компаний и научно-исследовательских организаций, задействованных в реализации Плана сотрудничества. Помимо этого, было принято решение об упрощении процедуры получения визы для студентов 465 российских вузов. На фоне смягчения визовых требований для россиян туристический поток из России в Японию вырос в 2017 г. на 41%, а в 2018 — еще на 23%. В 2018 г. 95 тыс. россиян посетили Японию, и 120 тыс. японце — Россию, чему во многом способствовал чемпионат мира по футболу. Стоит отметить, что большинство японских болельщиков очень тепло отзывались о посещении России, и в целом проведение чемпионата положительно освещалось японскими СМИ. За прошедший год выросло число авиарейсов, связывающих две страны (до 46 в неделю) во многом за счет роста региональных авиаперевозок.

На встрече в январе 2019 г. лидеры России и Японии поставили цель увеличить количество посещающих граждан до 200 тыс. человек в каждую из сторон и всего до порядка 400 тыс. человек. В июне 2019 г. Россия и Япония подписали программу по совместным действиям в сфере развития туризма на 2020–2023 гг. Однако, вместе с тем, по-видимому, Япония пока не готова полностью отменить визовый режим. Одной из ключевых проблем, которую необходимо решить для успешного расширения туристического потока, является либерализация режима выдачи российских виз для граждан Японии, который в настоящее время невозможно назвать гибким и удобным. При этом японцы практически не совершают преступлений на территории России и сложно говорить о серьезных соображениях в области безопасности, а опыт либерализации визового режима для граждан КНР и Республики Корея показывает, что при желании эти вопросы можно решить. При этом японские граждане — одни из главных получателей электронной визы в свободном порту Владивосток (около 10 тыс. виз за год с августа 2017 г.).

Одновременно с этим, для того, чтобы поддержать динамику расширения культурных и гуманитарных контактов и их положительное влияние на восприятие обществами друг друга, лидеры России и Японии запустили не имеющий прецедентов в российско-японских отношениях Год российско‑японских межрегиональных и побратимских обменов. Эта инициатива призвана придать новый импульс разноплановым и взаимовыгодным отношениям между регионами России и Японии в 2020 г. и укрепить общественный фундамент отношений двух стран.

***

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что прорывов в российско-японских отношениях пока не просматривается, а позиции по многим вопросам остаются противоположными. Однако поддержание диалога и выстраивание многоформатного сотрудничества на принципах добрососедства отвечает интересам обеих стран, а сохранение канала общения позволяет лучше понимать действия друг друга на фоне турбулентной региональной и мировой динамики. Похоже, что это осознается и в Москве, и в Токио. Ключевой задачей для двух стран является создание благоприятных условий для расширения экономического взаимодействия (прежде всего, со стороны России), культурного и гуманитарного сотрудничества. Год российско‑японских межрегиональных и побратимских обменов может послужить хорошим стимулом для выстраивания плотной сети взаимодействия между различными регионами обеих стран и вовлечения в него широких общественных слоев и слабо участвующего в экономических обменах малого и среднего бизнеса. Сотрудничество на Дальнем Востоке и в Европейской части России должно быть приоритетом для федеральных органов власти, но существует и резерв использования интереса японского бизнеса к Сибирскому и Приволжскому федеральным округам. Насколько стороны готовы к последовательной и планомерной работе на этом направлении, покажет время. Следующие встречи лидеров России и Японии могут состояться на очередном Восточном экономическом форуме в сентябре 2019 г., на который президент России пригласил японского премьера, и во время проведения Олимпийских игр летом 2020 г. в Токио, приглашение посетить которые было передано Владимиру Путину в Осаке.

Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся