Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Чжао Хуашэн

Профессор Института международных исследований Фуданьского университета, эксперт China Forum, эксперт РСМД

Российский совет по международным делам (РСМД) в сотрудничестве с Институтом международных исследований Фуданьского университета и Институтом Дальнего Востока (ИДВ) РАН выпустил второй двусторонний доклад «Российско-китайский диалог: модель 2016». Руководитель авторского коллектива с китайской стороны профессор Чжао Хуашэн анализирует итоги сотрудничества России и Китая в 2015 г. и разъясняет основные различия в подходах российского и китайского экспертных сообществ к двустороннему и многостороннему взаимодействию. 

Российский совет по международным делам (РСМД) в сотрудничестве с Институтом международных исследований Фуданьского университета и Институтом Дальнего Востока (ИДВ) РАН выпустил второй двусторонний доклад «Российско-китайский диалог: модель 2016». Руководитель авторского коллектива с китайской стороны профессор Чжао Хуашэн анализирует итоги сотрудничества России и Китая в 2015 г. и разъясняет основные различия в подходах российского и китайского экспертных сообществ к двустороннему и многостороннему взаимодействию.

Наиболее важные показатели при оценке китайско-российских отношений – их качество и качественное развитие. К критериям качественного развития относятся уровень взаимного доверия, а также степень углубления всестороннего и систематического сближения в области практического сотрудничества. Исходя из этих критериев, 2015 г. можно признать успешным для отношений между двумя странами.

В последние годы международная и региональная обстановка претерпевала существенные изменения в связи с конфликтами на Украине, в Сирии, ядерным кризисом Корейского полуострова, проблемой Южно-Китайского моря и т.д. Китайско-российские отношения выдержали испытания, связанные с этими конфликтами. Это не значит, что во всех ситуациях нашим странам удавалось выработать единую позицию: по многим вопросам подходы, образ действий и политический курс имели четкие отличия. Важно то, что, несмотря на это, Китай и Россия сохранили отношения стратегического партнерства и высокий уровень взаимного доверия, продемонстрировав надежность двусторонних связей.

Торговый оборот между Россией и Китаем в 2015 г. значительно снизился в стоимостном выражении. Тем не менее в сотрудничестве двух стран есть и положительная динамика. Продолжается формирование системы отношений экономического взаимодействия, расширяется спектр рассматриваемых вопросов, возобновляется обсуждение ряда проектов, которые долгое время откладывались, идет активное стимулирование новых аспектов партнерства. Подобное положение наблюдается и в энергетической области. Хотя Китаю и России не удалось сразу подписать контракт по проекту поставок газа по западному маршруту, в сфере нефтеторговли, инвестиций в энергоресурсы и ряде других областей китайско-российское взаимодействие получило дальнейшее развитие.

Чжао Хуашэн и Сергей Лузянин
на второй международной конференции
«Россия и Китай:
к новому качеству двусторонних отношений»
2016 / РСМД / Анна Амелина

Китай и Россия достигли консенсуса относительно сопряжения проектов Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), что также следует признать важным результатом сотрудничества в 2015 г. Сегодня проект «Один пояс – один союз» относится к числу наиболее обсуждаемых вопросов в обеих странах. В ходе дискуссии ведется активный поиск точек соприкосновения. Вместе с тем сопряжение двух инициатив носит прежде всего политический характер, и его наиболее важным значением выступает определение отношений между стратегическими проектами Китая и России в евроазиатском регионе. За проектами ЭПШП и ЕАЭС стоят Китай и Россия. В определенной степени они функционально и территориально совпадают друг с другом, с традиционной точки зрения представляют собой противоречивые структуры. Тем не менее Россия и Китай формируют на их основе новую платформу для партнерства. Нельзя не признать, что это проявление политической мудрости обеих сторон. 

Не стоит понимать проект «Один пояс – один союз» исключительно механически и технически, как нет необходимости и в том, чтобы искусственно соединять два проекта или состыковать их по всем отраслям. ЕАЭС представляет собой международную организацию экономического характера, ЭПШП – инициатива, и эти механизмы нельзя связать напрямую.

Главным актором в рамках ЭПШП выступает Китай, поэтому на практике содержание инициативы «Один пояс – один союз» сводится к поиску точек соприкосновения между Китаем и ЕАЭС. Этот процесс можно разделить на три уровня: сотрудничество Китая и ЕАЭС; сотрудничество Китая и России; сотрудничество Китая и других членов ЕАЭС. На первом уровне ключевым аспектом проекта «Один пояс – один союз» станет региональная экономическая интеграция (т.е. рассмотрение её концепции, стратегии и правил), на втором и третьем уровнях – осуществляемое в обычном порядке экономическое сотрудничество Китая, России и других стран ЕАЭС.

В научных кругах появилась и другая важная новая концепция – российско-китайское евразийское сотрудничество, которая уже стала частью официальной лексики китайско-российских отношений как китайско-российское взаимодействие в Большой Евразии. Это, с одной стороны, результат развития взаимодействия, а с другой – новая ступень в понимании отношений между двумя странами. Следует признать, что при разработке данной концепции российские коллеги-ученые проявили выдающийся профессионализм и продемонстрировали творческий подход, что отражает осознание достаточно сильной макростратегии России.

Многие базовые концепции китайско-российского сотрудничества берут свое начало в России. Так, отношения стратегического сотрудничества между Пекином и Москвой были поставлены на повестку дня в 1996 г. президентом РФ Б.Н. Ельциным, а инициатива китайско-российско-индийского трехстороннего сотрудничества была выдвинута в том же году Е.М. Примаковым, хотя в то время осуществление этих начинаний находилось под большим вопросом.

Китайско-российское евразийское сотрудничество как новая концепция ещё не получила точного определения в научных кругах. Под ней понимают как китайско-российское сотрудничество, так и сопряжение ЭПШП и ЕАЭС. При её упоминании используется ряд терминов, таких как «новое евразийство», «новый континентализм», «Большая Евразия», «Большая Азия» и т.д. В понимании автора этой статьи содержанием данной концепции выступает осуществление Китаем и Россией сотрудничества в новых рамках – в границах Большой Евразии. Масштабы этой концепции шире, чем Евразия в её традиционном понимании. Следует отметить, что к Большой Евразии сегодня относят не только Россию, Центральную Азию и бывшие советские республики, но и Китай, государства Южной, Западной, Восточной и Юго-Восточной Азии и даже Восточной Европы. В целом речь идет о пространстве, которое можно назвать «Большой Евразией». Иными словами, данная концепция выходит за рамки сопряжения ЭПШП и ЕАЭС как географически, так и содержательно, так как взаимодействие Китая и России не ограничивается экономикой.

Евразийское сотрудничество имеет большой теоретический и практический потенциал и требует дальнейшего изучения. Двадцатилетний опыт развития китайско-российских отношений показывает важнейшую особенность взаимодействия, которая заключается в постепенном расширении пространства для межрегионального сотрудничества – начиная с двустороннего китайско-российского до сотрудничества со странами Средней Азии, китайско-российско-индийского и китайско-российско-монгольского, сотрудничества в рамках концепции «Один пояс – один союз» и в рамках Большой Евразии. Таким образом, углубление стратегического партнерства между КНР и Россией сопровождается расширением пространства для сотрудничества. Вместе с тем необходимо учитывать, что евразийское сотрудничество – это не просто расширение региона взаимодействия, но и возникновение целостной новой платформы для партнерства.

Китайско-российское евразийское сотрудничество может оказать существенное влияние на региональную и международную геополитическую структуру. Мнение научного сообщества базируется на тезисах о конкуренции между континентальными (Китай и Россия) и морскими (США и страны Запада) державами, связанной с развитием китайско-российского евразийского сотрудничества. Следует подчеркнуть, что китайско-российское евразийское сотрудничество ориентировано на собственное развитие, процветание региона, стабильность в соседних странах, и противоборство не выступает его целью.

В области гуманитарного сотрудничества наметилась тенденция к взаимному улучшению имиджа Китая и России. Образ Китая в России оценивается российскими учеными все более благоприятно. Что касается образа России в Китае, то большинство китайцев воспринимают Россию как сильное государство, способное противостоять международной гегемонии. В КНР набирает популярность русская литература, как классическая, так и современная. Сегодня она известна уже не только старшему поколению, но и все большему числу молодых китайцев. Широкое использование WeChat и других современных способов распространения информации, которые не имеют пространственных и временных ограничений и подходят для любого возраста, способствует расширению масштаба взаимодействия двух народов.

Разумеется, влияние русской литературы на китайцев пока незначительно, но нужно учитывать и новые веяния. Симпатии к России растут: все больше китайских туристов посещают страну, количество жалоб на действия российских пограничников, полицейских и случаи дискриминации заметно снижается. В России наблюдается все меньше проявлений негативного отношения к китайцам. За последние несколько лет не отмечалось больших инцидентов, связанных с причинением серьезного вреда китайским гражданам. Все эти факторы способствуют росту симпатий к России в китайском обществе. Хочется надеяться, что эта тенденция сохранится и в будущем.

Конечно, не все китайцы одинаково относятся к России, как нет в Китае и единой точки зрения на китайско-российские отношения. Научное сообщество должно приспосабливаться к новой реальности, различать основные тенденции и побочные явления, официальный политический курс и мнения отдельных людей и давать объективную оценку различных позиций.

В докладе нашли отражение нюансы и различия в позициях двух стран по некоторым вопросам.

О действующем мировом порядке. Китай и Россия выступают за формирование справедливого и рационального мирового порядка. По этому основному пункту обе страны придерживаются общей позиции. Однако способы и пути достижения данной цели могут быть различными. Первый путь – отказаться от имеющегося порядка и заменить его новым. Второй – создать новый порядок, который на равных будет соперничать с действующим. Третий – сохранить существующий мировой порядок, реформируя и совершенствуя его изнутри.

Китай выступает за реформистский подход, понимая существующий миропорядок следующим образом: в центре – ООН, в основе – международное право, государства руководствуются пятью основными принципами мирного сосуществования, не опираясь на другие. Россия же, кажется, более радикальна в этом вопросе: она также выступает за поддержание авторитета ООН, но считает, что эффективность нынешнего мирового порядка уже поставлена под сомнение, так как Запад использует политику грубой силы, а обстановка в мировом сообществе нестабильна. Китайские эксперты полагают, что Россия склоняется к формированию нового или параллельного миропорядка для противостояния системе господства Запада.

О китайско-российско-американских отношениях. В российских научных кругах распространены два основных подхода к китайско-американским отношениям.

Первый – США рассматривают Китай как главную угрозу, и китайско-американское столкновение неизбежно. В этих условиях России необходимо избежать вовлечения в китайско-американское противостояние и лучше выступить посредником между двумя государствами.

Второй подход связан с опасениями по поводу возможного объединения Китая и США, создания «Группы двух» и формирования нового мирового порядка под управлением двух стран, что представляет угрозу для России.

С точки зрения Пекина, оба подхода неточны. Между КНР и Соединенными Штатами существуют противоречия, но столкновение двух держав не является неизбежным. Обе страны заинтересованы в том, чтобы избежать его и усилить контроль над кризисными моментами. Вероятность российско-американского конфликта выше, чем китайско-американского. Кроме того, Китай не принимает концепцию «Группы двух» и не поддерживает идею установления мирового порядка под управлением одной или двух стран.

Пекин не рассматривает китайско-российско-американские отношения как игру с нулевой суммой и надеется развивать отношения одновременно и с Россией, и с США. Сотрудничество с Россией очень важно для Китая, и отношения с Америкой не могут его заменить. И наоборот – китайско-американские отношения не могут быть заменены отношениями с Россией.

Китай, США и Россия – самостоятельные акторы на мировой арене. Согласно нынешнему состоянию отношений, образование традиционного китайско-американского и российско-американского стратегических альянсов исключено. Китай и Россия – стратегические партнеры, уровень двусторонних отношений которых выше, чем уровень китайско-американского или российско-американского сотрудничества, но две страны много раз заявляли, что не формируют союз. Конфигурация отношений в треугольнике Китай – Россия – США в большей степени ясна: ни китайско-американского, ни российско-американского, ни китайско-российского союза не будет. Исключение может возникнуть лишь в случае серьезных глобальных геополитических изменений, например угрозы войны. Тем не менее это не выступает препятствием к стратегическому сотрудничеству Китая и России в разных формах и направлениях по необходимости. Необходимо отметить, что китайско-российское стратегическое взаимодействие углубляется и достигает того уровня, когда в научных кругах поднимаются дискуссии и высказываются предположения о возможном союзе Пекина и Москвы.

Отношения между Китаем и Россией нельзя рассматривать только с точки зрения отношений в треугольнике Китай – Россия – США. Китайско-российские отношения представляют собой многоуровневую структуру. Основу двустороннего взаимодействия составляет взаимная безопасность, имеющая особое значение для Китая и России как соседних государств – крупных держав. В верхних уровнях двусторонних отношений находятся международный стратегический баланс и безопасность, региональная стабильность, экономические интересы и т.д. Рассматривать отношения между Китаем и Россией исключительно с точки зрения китайско-российско-американских однобоко, а ставить их в полную зависимость от третьих стран нерационально и неразумно.

О замедлении инвестирования Китая в Россию. После украинского кризиса страны Запада ввели санкции против России, и государство ускорило процесс «поворота на Восток» в надежде на то, что капиталы из Китая немедленно устремятся в Россию широким потоком. Однако китайский капитал приходит на российский рынок в меньших масштабах и с меньшей скоростью, чем хотелось бы россиянам. Российские ученые объясняют это политическими причинами. Они считают, что промедление в поступлении китайских инвестиций связано с опасениями Китая испортить отношения с западными странами.

Китайской стороне такое объяснение представляется необъективным. После украинского кризиса скорость и масштаб китайских инвестиций в Россию выросли, Китай активно развивает сотрудничество с северным соседом. Политические препятствия для китайских инвестиций в Россию отсутствуют.Более того, правительство КНР активно стимулирует двустороннее экономическое сотрудничество. Как известно, для осуществления масштабных инвестиций требуются сложные и длительные процессы и с точки зрения принятия решений, и с точки зрения технической подготовки. Они не могут быть реализованы спонтанно. Для инвестирования важны политические факторы, но экономическое взаимодействие подчиняется экономическим законам и логике, и корень проблемы следует искать в экономике. Кроме того, следует учитывать различия в культуре ведения бизнеса, бизнес-мышлении и поведении китайцев и россиян, что в некоторых случаях может препятствовать взаимопониманию между ними.

О «дружественном нейтралитете». Российские ученые оценивают позицию Китая по украинскому кризису как «дружественный нейтралитет». Это означает, что Китай вследствие дружественных отношений с Россией придерживается нейтралитета. Однако китайская сторона не рассматривает свою позицию как нейтральную. Нейтралитет – это установленная внешняя политика, основанная на невмешательстве в конфликты вне зависимости от политических курсов стран и подразумевающая отказ от поддержки или противостояния одной из сторон. Позиция Китая по украинскому кризису не представляет собой нейтралитет, но опирается на принципы объективности и справедливости.

При рассмотрении концепции «дружественного нейтралитета» возникает один важный вопрос: как Россия и Китай должны реагировать в случае конфликта партнера с третьей стороной?

Этот вопрос выходит за рамки украинского кризиса и имеет актуальное значение для китайско-российских отношений. Вероятность возникновения конфликта России и Китая с третьими странами существует. Россия и Китай – стратегические партнеры и должны оказывать друг другу взаимную поддержку. Однако в некоторых случаях безусловная поддержка партнера не представляется возможной. В частности, такая ситуация возникла в связи с позицией России и АСЕАН по проблеме Южно-Китайского моря. Подобное положение может оказать негативное влияние на китайско-российские отношения, поэтому Китаю и России необходимо выработать политику, понятную и приемлемую для обеих стран, соответствующую как отношениям стратегического партнерства, так и принципам и интересам каждой страны в отдельности. Концепция «дружественного нейтралитета» неидеальна и не лишена недостатков, но при этом проста и может временно использоваться до разработки лучшей концепции.

О распределении ролей в Шанхайской организации сотрудничестваРоссийские ученые предложили для КНР и России следующее распределение ролей в ШОС: Китай отвечает в основном за экономику, Россия – за безопасность, учитывая существенный экономический потенциал КНР и значительные способности РФ по обеспечению безопасности. С точки зрения китайских ученых, Китай и Россия могут внести ощутимый вклад именно в те сферы, в которых обладают ощутимыми преимуществами. Вместе с тем они не видят необходимости в строгом распределении ролей, поскольку это может повлиять на активность других государств-членов ШОС.

Деятельность ШОС в области безопасности охватывает широкий диапазон вопросов и включает в себя приграничную безопасность, борьбу с терроризмом и экстремизмом, борьбу с торговлей наркотиками, афганский вопрос, информационную безопасность, региональную стабильность и т.д. Сотрудничество в данной сфере ведётся рядом правительственных ведомств государств-членов Организации и включает в себя также взаимодействие советов безопасности, министерств обороны, пограничных войск, полиции. Вопрос обеспечения безопасности в рамках ШОС не сводится к концепции безопасности в её традиционном понимании и представляет собой комплексный процесс, требующий участия всех государств-членов. Китай имеет в ШОС важные интересы, связанные с безопасностью, и должен полномасштабно участвовать в сотрудничестве в этой сфере.

Для эффективного развития экономического сотрудничества в рамках ШОС нельзя опираться только на Китай. Необходимы совместные усилия всех стран-участниц Организации, особенно России.

Впервые опубликовано в thepaper.cn

 

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся