Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 16, Рейтинг: 4.38)
 (16 голосов)
Поделиться статьей
Михаил Ведерников

К.и.н., с.н.с. Центра Вишеградских исследований и Отдела исследований Центральной и Восточной Европы Института Европы РАН

Отказ Братиславы в ноябре 2023 г. выделить Киеву ранее согласованный пакет помощи вызвал в СМИ дискуссию о появлении в западном обществе «первого конкретного признака усталости». Словакия, ощутив влияние конфликта одной из первых, в развернувшемся марафоне поддержки Киева начала испытывать утомление раньше, чем ее партнеры по ЕС ввиду экономической слабости и существующей зависимости от российских энергоносителей. Будучи полностью встроенной в евроатлантические структуры, страна в какой-то момент решила сойти с дистанции ввиду взятого в самом начале гонки чересчур интенсивного темпа.

Очевидно, что словацкий случай не в последнюю очередь получил сильное звучание из-за неоднозначности политика, озвучившего решение о прекращении помощи, опасений его «русофильства» и «связей с Кремлем». Еще в марте 2023 г. президент соседней Чехии Петр Павел также заявлял, что его страна поставила на Украину «все, что могла». Впрочем, тогда его слова не получили широкого резонанса ввиду его полной встроенности в западный истеблишмент, уверенности в его внешнеполитической ориентации. Можно предполагать, что в дальнейшем решения об ослаблении военной поддержки станут рутиной и не будут предаваться слишком громкому резонансу. Такие новости будут подаваться как объективная реальность российско-украинского конфликта.

Тем не менее значительная часть из тринадцати пакетов помощи Украине была направлена Киеву не напрямую в виде финансовых средств из словацкого бюджета, а поступала в страну в виде советского вооружения, которое в предшествующее время находилось на хранении и предполагало существенные средства на поддержание его боеготовности. Таким образом, украинские события ускорили модернизацию словацкой армии за счет европейских фондов, позволили избавиться от устаревших образцов и дали импульс словацкому ВПК. Без российско-украинского конфликта подобный сценарий, который объективно соответствовал долгосрочной стратегии развития словацких вооруженных сил, затянулся бы на более продолжительный срок. И если учитывать, что к моменту отказа от оказания помощи страна уже передала все возможные запасы, находившиеся на хранении, действия Фицо четко укладывались в логику его предшественников.

От премьера также не последовало решения о запрете транзита грузов военного назначения на Украину через территорию Словакии, что в значительной степени могло бы усложнить процесс поставок вооружения Киеву, ослабить его обороноспособность и наступательный потенциал. Таким образом, первые шаги Р. Фицо на посту премьера можно рассматривать как действия прагматичного политика, стремящегося стабилизировать социально-экономическую обстановку в стране и полностью разделяющего повестку евроатлантического сообщества. В этой связи неудивительно, что он возлагает большие надежды и на участие Братиславы в восстановлении Украины в поствоенный период, в рамках которого словацкие фирмы смогли бы занять обширную нишу и обеспечить себя заказами в долгосрочной перспективе.

Очевидно, что по мере затягивания российско-украинского конфликта число государств, которые в будущем выразят желание сократить военную помощь Украине, увеличится. Впрочем, при существовании достаточно четкого идеологического конструкта, формирующего противостояние России и «коллективного Запада», готовность помогать киевскому режиму будет находиться в прямой зависимости от наличия достаточных финансовых средств. Прежде всего такая модель относится к странам Центральной Европы, бывшим постсоциалистическим государствам, которые, не имея собственных ресурсов для финансирования Киева, будут полагаться на общеевропейские фонды и иные каналы содействия Украине.

Осенью 2023 г. внутриполитические процессы в Словакии оказались в центре мирового внимания — ведущие СМИ Европы и Америки выражали опасения, что в небольшой центральноевропейской стране к власти по итогам внеочередных парламентских выборов придет политик, который открыто заявлял о необходимости прекращения военных поставок на Украину. Отметим, что пример подобного поведения для стран — членов ЕС не был уникальным: Венгрия с самого начала СВО высказывалась против военной помощи киевскому режиму, а Болгария из-за внутриполитической нестабильности не могла вплоть до лета 2023 г. согласовать выделение помощи Киеву.

В этой связи наибольшую обеспокоенность наблюдателей вызывало то обстоятельство, что позиция Братиславы подрывала проявленную в феврале 2022 г. общеевропейскую солидарность, которая выразилась в консенсусе о выделении Украине вооружения для «ее победы над Россией на поле боя». Тем самым ставилась под сомнение идея, что, помогая Киеву, европейские государства борются с «восточной угрозой» и «российским империализмом».

Военная помощь Украине до Фицо

Как бы сейчас ни казалось удивительным, но шансы Р. Фицо на возврат в большую политику до начала СВО казались минимальными: летом 2020 г. его партия «СМЕР — социальная демократия» пережила раскол, бывшие однопартийцы запустили собственный политический проект («Голос — социальная демократия»), перетянув значительную часть электората. Р. Фицо пребывал под постоянным давлением со стороны находящихся в правительстве оппонентов, которые планировали запустить в его отношении уголовное дело. Казалось, что одного из ведущих словацких политиков ждет судьба его именитых соотечественников — премьеров В. Мечьяра и М. Дзуринды, которые, покинув пост главы правительства, уже не смогли возвратиться в большую политику — инициированные ими проекты не получали поддержки со стороны избирателей.

Впрочем, после старта СВО Р. Фицо последовательно начал отстаивать позицию о невозможности решения российско-украинского конфликта на поле боя и необходимости его дипломатического урегулирования. Подобный взгляд на происходящее был уникальным для Словакии, где ведущие политические силы отчетливо заявили о готовности оказывать материальную, военную и гуманитарную помощь Украине. Так, уже 3 марта 2022 г. был одобрен первый пакет военной помощи Киеву в размере 6,27 млн евро и выдвинуто предложение выделить на эти нужды еще 32,2 млн евро. Всего на июль 2023 г. словацкие власти выделили восточному соседу военной техники и гуманитарных грузов на сумму порядка 670 млн евро. Словакия даже входила в «пятерку» наиболее активных союзников Киева в перерасчете выделенных объемов помощи на национальный ВВП.

В условии ухудшающейся социально-экономической обстановки в Словакии из-за роста инфляции, увеличения цен на базовые продукты и коммунальные услуги, а также миграционного кризиса, вызванного наплывом беженцев из Украины в 2022–2023 гг., Р. Фицо начал в собственных выступлениях делать упор на то, что эти негативные явления проистекали из политики текущего правительства, которое переключило все внимание на проблемы соседнего государства, не заботясь о собственных гражданах.

На первый взгляд доводы Р. Фицо могут показаться убедительными. Однако, углубившись в заявления представителей словацкого кабмина, можно обнаружить, что всегда подчеркивалось, что военные поставки осуществлялись на основании двусторонних соглашений со странами ЕС и по линии механизмов, разработанных Евросоюзом, которые предполагали последующее возмещение средств. Также поставки вооружения на Украину прагматично воспринимались как возможность модернизировать вооруженные силы Словакии, которые в значительной степени комплектовались еще советскими образцами боевой техники. Например, отправляя киевским партнерам ЗРК С-300, министр обороны Словакии Ярослав Надь выражал надежду, что на смену этому комплексу поступит дорогостоящий дивизион американской ЗРК Patriot. Согласовав передачу Киеву тринадцати истребителей МиГ-29 весной 2023 г., он заявлял, что они будут компенсированы двенадцатью ударными вертолетами AH-1Z Viper, а также некоторым количеством истребителей F-16. На смену тридцати БМП-1 (BVP-1) Словакия должна была получить пятнадцать Leopard-2A4 от Германии. Помимо передачи вооружения со складов стратегического хранения, Братислава заключала контракты с европейскими партнерами на поставку новой амуниции Киеву. В октябре 2022 г. оборонные ведомства Словакии и группы европейских государств (Дания, Германия, Норвегия) подписали соглашение на 92 млн евро о поставке шестнадцати 155-миллиметровых САУ Zuzana-2, которые должна была изготовить словацкая фирма Konštrukta-Defence.

Можно предположить, что значительная часть из тринадцати пакетов помощи Украине была направлена Киеву не напрямую в виде финансовых средств из словацкого бюджета, а поступала в страну в виде советского вооружения, которое в предшествующее время находилось на хранении и предполагало существенные средства на поддержание его боеготовности. Если проанализировать номенклатуру словацкого экспорта вооружений с 1993 г., то можно отметить, что в предшествующие годы страна последовательно избавлялась от устаревавших образцов техники, продавая их постсоветским (Азербайджан, Армения, Беларусь), азиатским (Афганистан, Камбоджа, Индонезия, Саудовская Аравия, Шри-Ланка), африканским (Алжир, Ангола, ЦАР) государствам и Чехии.

Таким образом, украинские события ускорили модернизацию словацкой армии за счет европейских фондов, позволили избавиться от устаревших образцов и дали импульс словацкому ВПК. Без российско-украинского конфликта подобный сценарий, который объективно соответствовал долгосрочной стратегии развития словацких вооруженных сил, затянулся бы на более продолжительный срок.

Р. Фицо и его подход к вооружению Украины

Уставшие от кризисов 2020–2023 гг. и неустойчивых правительств (в указанный период сменилось три премьера) словаки в конце сентября 2023 г. проголосовали за партию Р. Фицо и его бывших однопартийцев («Голос») в надежде на возврат стабильных времен. В их понимании события на Украине стали ключевым фактором ухудшения уровня жизни в стране. Согласно опросам за лето 2023 г., большинство жителей страны видели помощь Киеву избыточной, ощущая «усталость от солидарности»; 55,2% респондентов были убеждены, что поставки вооружения только отдаляют завершение военного конфликта.

Р. Фицо, восприимчивый к чаяниям избирателей, после победы не стал затушевывать ключевой лозунг избирательной кампании, наоборот, акцентировав внимание на том, что правительство остановит военную поддержку Киева (zero military aid). При этом он не забывал напомнить, что внешнеполитический курс Словакии не изменится, и страна будет примерно исполнять обязательства, вытекающие из членства в НАТО.

Реальный шаг последовал 8 ноября 2023 г., когда словацкий кабмин заявил о блокировке четырнадцатого пакета помощи Украине на сумму 43 млн долл., который был ранее анонсирован временным правительством Людовита Одора. Учитывая, что к этому времени страна уже передала все возможные запасы, находившиеся на хранении, действия Фицо четко укладывались в логику его предшественников, обменивавших старое вооружение на новое.

Вполне очевидно, что с самого начала правительство Фицо не желало полностью уклоняться от общеевропейской повестки, строящейся на идее необходимости обеспечения территориальной целостности Украины. Так, в программном заявлении кабмина от 13 ноября 2023 г. подчеркивалось, что «правительство будет и дальше оказывать гуманитарную помощь Украине». В этой связи примечателен факт, что Р. Фицо, отказываясь от выделения военной помощи Украине на государственном уровне, в то же время одобрял планы словацких производителей оружия на поставки их продукции на коммерческой основе, более того, даже призывал их искать возможности для этого. Также он вполне благосклонно относился к заказам словацкого вооружения европейскими партнерами для последующей передачи украинской стороне. От премьера также не последовало решения о запрете транзита грузов военного назначения на Украину через территорию Словакии. Этот шаг в значительной степени мог бы усложнить возможности союзников Киева поставлять туда вооружение и ослабить обороноспособность Киева и его наступательный потенциал.

Таким образом, первые шаги Р. Фицо на посту премьера можно рассматривать как действия прагматичного политика, стремящегося стабилизировать социально-экономическую обстановку в стране и полностью разделяющего повестку евроатлантического сообщества. В данную логику встраивалось два взаимоисключающих решения политика: отказ от военных поставок на Украину из госбюджета и готовность выполнять заказы на договорной основе для обеспечения ВСУ. В этой связи неудивительно, что он возлагает большие надежды и на участие Братиславы в восстановлении Украины в поствоенный период, в рамках которого словацкие фирмы смогли бы занять обширную нишу и обеспечить себя заказами в долгосрочной перспективе.

***

Отказ Братиславы выделить Киеву ранее согласованный пакет помощи вызвал в СМИ дискуссию о появлении в западном обществе «первого конкретного признака усталости». Словакия, ощутив влияние конфликта одной из первых, в развернувшемся марафоне поддержки Киева начала испытывать утомление раньше, чем ее партнеры по ЕС ввиду экономической слабости и существующей зависимости от российских энергоносителей. Будучи полностью встроенной в евроатлантические структуры, страна в какой-то момент времени решила сойти с дистанции ввиду взятого в самом начале гонки чересчур интенсивного темпа. Впрочем, в продолжающемся состязании Словакия не осталась безучастной и продолжила активно поддерживать своих партнеров по ЕС и Украину.

Очевидно, что по мере затягивания российско-украинского конфликта число государств, которые в будущем выразят желание сократить военную помощь Украине, увеличится. Впрочем, при существовании достаточно четкого идеологического конструкта, формирующего противостояние России и «коллективного Запада», готовность помогать киевскому режиму будет находиться в прямой зависимости от наличия достаточных финансовых средств. Прежде всего такая модель относится к странам Центральной Европы, бывшим постсоциалистическим государствам, которые, не имея собственных ресурсов для финансирования Киева, будут полагаться на общеевропейские фонды и иные каналы содействия Украине.

Очевидно, что словацкий случай не в последнюю очередь получил сильное звучание из-за неоднозначности политика, озвучившего решение о прекращении помощи, опасений его «русофильства» и «связей с Кремлем». Отметим, что еще в марте 2023 г. президент соседней Чехии Петр Павел также заявлял, что его страна поставила на Украину «все, что могла». Впрочем, тогда его слова не получили широкого резонанса ввиду его полной встроенности в западный истеблишмент, уверенности в его внешнеполитической ориентации. Можно предполагать, что в дальнейшем решения об ослаблении военной поддержки станут рутиной и не будут предаваться слишком громкому резонансу. Такие новости будут подаваться как объективная реальность российско-украинского конфликта.


(Голосов: 16, Рейтинг: 4.38)
 (16 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся