Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.33)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Наталья Еремина

Д.полит.н., к.и.н., профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, Советник Президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, эксперт РСМД

Общественно-политическое развитие Сербии отмечено регулярными кризисами. Они предопределены многими причинами. Во-первых, сама жизнь страны сформулировала ряд ключевых вопросов, на которые должен ответить каждый политик, и не только самому себе, но и всему сербскому обществу. Среди них следует выделить: отношение к ЕС, НАТО, косовской проблеме, взаимодействие с Россией. Ответы на эти вопросы, а также активное применение политтехнологий создает постоянное политическое бурление в обществе и партийно-политической системе страны. И если дискуссии о НАТО в основном не сопровождаются разнообразием мнений, то курс на евроинтеграцию вызывает вопросы, так как это продвижение связано с изменением позиции Сербии по проблеме Косово.

Мартовские события 2019 г. — это не первое общественно-политическое обострение в Сербии, а часть очередного витка политического кризиса. Протесты организованы движением «Союз за Сербию», в который входят разные политические силы. Они сходятся в обвинениях А. Вучича в авторитаризме, коррупции, контроле над СМИ. При этом оппозиция не выступает консолидировано — нет общих целей, нет программы политических действий.

Оценивая активность оппозиции стоит помнить, что по опросам общественного мнения поддержка А. Вучича составляет более 50%. Здесь чрезвычайно показательно, что против сербского президента объединились совершенно разнообразные политические силы, причем одновременно и прозападные, и пророссийские. Значит демонстрации будут постепенно затихать. В этом контексте они являются инструментом для формирования коалиций.

Политические протесты в Сербии стали регулярными. Они превратились в основной политический инструмент самопозиционирования и идентификации политических партий. Благодаря взаимодействию в протестном движении происходит политический водораздел, формируются общие требования, общие позиции и, наоборот, выявляются различия. В контексте данных противоречий с особой силой звучит проблема выбора между сербскими «западниками» и «русофилами». При такой формулировке вопроса сложно оставаться в позиции компромисса. Однако происходящие события требуют упрочения позиций России в регионе. В том числе, не стоит исключать вопрос военного взаимодействия Сербии и России.


Особенности политических процессов в Сербии

Общественно-политическое развитие Сербии отмечено регулярными кризисами. Они предопределены многими причинами. Во-первых, сама жизнь страны сформулировала ряд ключевых вопросов, на которые должен ответить каждый политик, и не только самому себе, но и всему сербскому обществу. Среди них следует выделить: отношение к ЕС, НАТО, Косовской проблеме, взаимодействие с Россией. Ответы на эти вопросы, а также активное применение политтехнологий создает постоянное политическое бурление в обществе и партийно-политической системе страны. И если дискуссии о НАТО в основном не сопровождаются разнообразием мнений, то курс на евроинтеграцию вызывает вопросы, так как это продвижение связано с изменением позиции Сербии по проблеме Косово.

Косово — самый болезненный и сложный вопрос для сербских политиков, включая действующего президента. И здесь неизбежно выигрывают представители националистически ориентированной оппозиции, для которых Косово остаётся лакмусовой бумажкой проверки готовности политиков отстаивать интересы Сербии. И именно в этом отношении возможна политическая борьба и активизация критики А. Вучича. При этом евроатлантический курс поддерживают Социал-демократическая партия, Либерально-демократическая партия и некоторые другие. А вот, например, Сербская радикальная партия вообще против евроинтеграционного движения и выступает за усиление взаимодействия с Россией и ЕАЭС.

Во-вторых, парламентская форма правления уже изначально предполагает множественность партий и электоральную неустойчивость. В Сербии количество участников выборов (партий и партийных коалиций) значительно, так что не совсем ясно, как избиратели разбираются в таком многообразии. В таких условиях часты и досрочные выборы, на которые идет действующее правительство для сохранения устойчивых позиций.

В-третьих, многое зависит от возможности формирования коалиций. Так, А. Вучича можно считать успешным политиком именно потому, что Сербская прогрессивная партия смогла наладить взаимодействие и сформулировать общие позиции с другими партиями. В частности, достигнут определенный консенсус с социалистами по вопросам отношений с ЕС и Россией, которые формируются на базе стратегии многовекторности во внешней политике. В свою очередь оппозиционные Демократическая партия Сербии и движение «Двери» уже на выборах 2016 г. сформировали свою коалицию.

Против А. Вучича объединились совершенно разнообразные политические силы, причем одновременно и прозападные, и пророссийские.

В-четвертых, поддержание общественно-политической стабильности требует не только и не столько компромисса, сколько постоянного контроля над ситуацией и активной работы по профилактике «расползания» оппозиции. Так, даже в самой Сербской прогрессивной партии нет единого мнения о перспективах евроинтеграции, что не способствует устойчивости партийных позиций.

Поэтому политическая стабилизация возможна по большей части на относительно небольшой период времени и путем формирования более или менее устойчивых коалиций вокруг успешной партии. А Сербская прогрессивная партия всегда стремилась играть роль центристской силы, провозглашая необходимость взаимодействия с Востоком и Западом. Стремление к компромиссу длительное время обеспечивало ей поддержку.

А. Вучич стремился стать политиком новой формации в Сербии. Ранее он был членом Сербской радикальной партии, которая проповедовала идею Великой Сербии. Однако позднее он перешел в Прогрессивную партию, отказавшись от радикализма. А. Вучич быстро набирал популярность, став в апреле 2017 г. президентом страны. Он позиционировал себя как фигуру, способную заключить компромисс и решить самые сложные вопросы. Однако выяснилось, что сохранение компромисса невозможно по ключевым вопросам, а дискуссии вокруг них постоянно обостряются. Так, идея вступления в ЕС сопровождается заявлениями о том, что Сербия не желает присоединяться к антироссийским санкциям. Однако как можно не присоединяться к ним, став частью ЕС, совсем не понятно. Важно, что А. Вучич, демонстрируя всему миру свою готовность к диалогу и компромиссу, даже встретился с главой Косово. Вместе с тем сербы обоснованно обеспокоены уступками, так как каждая дипломатическая потеря в отношении Косово может означать отказ от других земель, населенных преимущественно албанцами.

Нарастание протестного движения

Мартовские события 2019 г. — это не первое общественно-политическое обострение в Сербии, а часть очередного витка политического кризиса. Так, в августе 2018 г. было фиксировано политическое обострение в Косово, причиной которого А. Вучич назвал агентурные действия США. А ранее, в апреле 2017 г., в Сербии прошли демонстрации, причем сразу после избирательной кампании, в ходе которой победу на выборах президента одержал А. Вучич. Важно, что на выборах он озвучил уже ставшую традиционной политическую мантру: «европейский путь и дружба с Россией». Интересно, что на этих выборах, пожалуй, самый пророссийский кандидат В. Шешель набрал только около 5% (5 место), а кандидат от движения «Двери» Б. Обрадович, который выступил в поддержку российского Крыма, — немногим более 2%.

Однако оппозиция не выступает в единстве — нет общих целей, нет программы политических действий. Протесты организованы движением «Союз за Сербию», в который входят разные политические силы. Они сходятся лишь в обвинениях А. Вучича в авторитаризме, коррупции, контроле над СМИ. Среди лидеров движения выделяются Б. Обрадович («Двери»), Д. Джиласу (бывший мэр Белграда) и В. Йеремич (бывший министр иностранных дел). При этом пророссийским лидером называют Б. Обрадовича, который признает Крым российским, и даже посетил его в марте 2018 г. Движение «Двери» настроено построить суверенное государство, способное защищать свои интересы и вести самостоятельную внешнюю политику; выступает за союз с Россией, а евроинтеграцию рассматривает как пагубное явление для страны. Критически важными индикаторами позиций движения являются отношение к санкциям против России и вопрос вступления в НАТО, что, с точки зрения партии, приведет страну в тупик. Опасения националистов заключаются и в том, что А. Вучич готов признать независимость Косово. Кроме того, для националистов всегда характерно выступать против власти. Важно, что для них неприемлемы переговоры по Косово, особенно, когда в Приштине появилась своя армия вопреки резолюции ООН. И именно кризисы в Косово во многом вызвали новый рост протеста и митингов во второй половине марта текущего года.

След западного влияния в нынешнем протестном движении не ясен.

Однако между активистами «Союза за Сербию» нет связующих нитей. Это ситуативное объединение сил, связанных с противодействием А. Вучичу. При этом высказываемые протесты практически идентичны: оппозиционеры выступают против госконтроля над СМИ, обвиняют правительство в притеснениях оппозиции. Сами протесты начались после нападения на оппозиционного лидера Борислава Стефановича. Ряд оппозиционеров потребовал отставки А. Вучича, на что он заявил, что не уйдет в отставку и не выполнит требований демонстрантов.

Однако именно сейчас оппозиция показала готовность к более активным действиям. В частности, была предпринята попытка штурмовать президентский дворец и был даже выставлен тридцатидневный ультиматум с требованием объявить внеочередные выборы и уйти в отставку.

Оценивая активность оппозиции стоит помнить, что по опросам общественного мнения поддержка А. Вучича составляет более 50%. Здесь чрезвычайно показательно, что против А. Вучича объединились совершенно разнообразные политические силы, причем одновременно и прозападные, и пророссийские. Значит демонстрации будут постепенно затихать. В этом контексте они являются инструментом для формирования коалиций.

Протесты: «внешний вектор»

Екатерина Энтина, Деян Новакович, Георгий Энгельгардт:
«Один из 300 миллионов». Сербия после Путина

Оценивая текущие события, важно проанализировать степень информационного влияния и ЕС, и США на сербское общество.

С 2008 г. Сербия участвует в выполнении соглашения о Стабилизации и ассоциации с ЕС, а в 2012 г. стала страной-кандидатом на вступление в Евросоюз. С этого времени страна должна выполнять работу, прежде всего, связанную с гармонизацией правовой системы с системой ЕС. Соответственно, страны — члены ЕС все-таки закрыли глаза на проблему с Косово, согласившись со статусом кандидата Сербии. Кроме того, у ряда стран ЕС существуют разнообразные этнотерриториальные проблемы. Это означает высокий вес Сербии во внешней политике ЕС. Однако вектор евроинтеграции для Сербии — перспектива без четких контуров. Проблема в том, что конкретных сценариев дальнейшего развития событий партиями не предлагается.

Постоянно растет внимание к Сербии со стороны США. При этом политика Вашингтона связана не столько с выстраиванием взаимодействий с Белградом, сколько с задачей противостояния влиянию Москвы. Вообще, США в лице госсекретаря по делам Европы и Евразии Мэтью Палмера обвиняют Россию в хаотизации ситуации на Балканах и противодействию усилению НАТО в регионе. Ситуация здесь действительно тревожная с учетом наращивания присутствия НАТО. Так, в 2017 г. в НАТО вступила Черногория, причем вопреки позициям граждан. Вместе с тем в хаотизации проявили заинтересованность скорее сами США. Ведь уже само их присутствие здесь можно считать дестабилизирующим фактором. Тем не менее след западного влияния в нынешнем протестном движении не ясен. Но то, что на самого А. Вучича оказывается политическое давление — не вызывает сомнений. Интересно, что западные государства пока не высказались четко по поводу протестов и не поддержали их.

Российская сторона предпочитает в этой ситуации воздерживаться и проявлять осторожность. Россия не заинтересована в углублении политического кризиса в Сербии, так как он грозит перерасти в общий затяжной конфликт на Балканах, как уже случалось в прошлом. Для стабилизации ситуации Москва считает необходимым присоединение Сербии к Турецкому потоку.

Политические протесты в Сербии стали регулярными. Они превратились в основной политический инструмент самопозиционирования и идентификации политических партий. Благодаря взаимодействию в протестном движении происходит политический водораздел, формируются общие требования, общие позиции и, наоборот, выявляются различия. В контексте данных противоречий с особой силой звучит проблема выбора между сербскими «западниками» и «русофилами». При такой формулировке вопроса сложно оставаться в позиции компромисса. Однако происходящие события требуют упрочения позиций России в регионе. В том числе, не стоит исключать вопрос военного взаимодействия Сербии и России.


(Голосов: 3, Рейтинг: 4.33)
 (3 голоса)

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся