Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 31, Рейтинг: 4.68)
 (31 голос)
Поделиться статьей
Нана Гегелашвили

К. полит. н., руководитель Центра региональных проблем Института США и Канады РАН, эксперт РСМД

28 октября в Грузии состоялись президентские выборы, исход которых все еще не ясен. Согласно поправкам к Конституции Грузии, принятым в октябре 2017 г., эти выборы станут последними прямыми выборами президента, полномочия которого сильно урезаются. Через шесть лет, т.е. на следующих президентских выборах, главу государства уже будет избирать специальная Коллегия выборщиков, в которую войдут 300 представителей парламента Грузии, парламентов Аджарской и Абхазской (функционирующей в Тбилиси) автономной республики и органов местного самоуправления. Новая конституция, должна вступить в силу сразу же после инаугурации президента.

Согласно данным ЦИК Грузии явка на президентских выборах составила 46,74%. Несмотря на то, что в выборах президента приняли участие 25 кандидатов, основная борьба за президентское кресло велась между Саломе Зурабишвили, Григолом Вашадзе, Давидом Бакрадзе.

По последним данным ЦИК, независимый кандидат Саломе Зурабишвили набрала 38,6% голосов, а кандидат от бывшей правящей партии «Единое национальное движение» (ЕНД), ныне представляющий партию «Новая Грузия» Григол Вашадзе — 37,74%. Занявший третье место Давид Бакрадзе набрал 10,94%голосов избирателей и признал свое поражение. Таким образом, ни один из кандидатов не смог преодолеть предела 50%+1 и через две недели после первого тура ЦИК Грузии назначит второй тур выборов, куда войдут оба кандидата.

Как показывает ход президентской кампании, похоже, что в настоящее время политическая борьба в Грузии сводится к противостоянию соратников Саакашвили и действующей власти, которую, в основном, обвиняют в стагнации политической жизни и отсутствии стремления обозначить более   четкие ориентиры на будущее. Это делает ЕНД все более привлекательной для избирателя.

28 октября в Грузии состоялись президентские выборы, исход которых все еще не ясен. Согласно поправкам к Конституции Грузии, принятым в октябре 2017 г., эти выборы станут последними прямыми выборами президента, полномочия которого сильно урезаются. Через шесть лет, т.е. на следующих президентских выборах, главу государства уже будет избирать специальная Коллегия выборщиков, в которую войдут 300 представителей парламента Грузии, парламентов Аджарской и Абхазской (функционирующей в Тбилиси) автономной республики и органов местного самоуправления. Новая конституция, должна вступить в силу сразу же после инаугурации президента.

Согласно данным ЦИК Грузии явка на президентских выборах составила 46,74%. Несмотря на то, что в выборах президента приняли участие 25 кандидатов, основная борьба за президентское кресло велась между 3 кандидатами: Саломе Зурабишвили, позиционирующей себя как независимый кандидат, поддержку которой оказывает правящая в стране с 2012 г. партийная коалиция «Грузинская мечта — демократическая Грузия»; Григолом Вашадзе, кандидатом от бывшей правящей партии «Единое национальное движение» (ЕНД), ныне представляющим партию «Новая Грузия» (одно из 10 партийных объединений, образующих единую политическую и избирательную коалицию «Гражданское движение – Сила в единстве») и Давидом Бакрадзе — также бывшим членом ЕНД, выдвинутым партией «Европейская Грузия — движение за свободу» Давидом Бакрадзе. При этом, следует особо отметить, что как Г. Вашадзе, так и Д. Бакрадзе — оба бывшие соратники экс-президента Саакашвили — незадолго до выборов заключили меморандум, согласно которому они не будут выступать друг против друга, а все усилия направят на борьбу с кандидатом от правительства, что, на их взгляд, может дать еще один дополнительный шанс соратникам Саакашвили одержать уверенную победу над партией власти на президентских выборах.

georgia2810-1.jpg
AP
Григол Вашадзе

По последним данным ЦИК, независимый кандидат Саломе Зурабишвили набрала 38,6% голосов, а кандидат от бывшей правящей партии «Единое национальное движение» (ЕНД), ныне представляющий партию «Новая Грузия» Григол Вашадзе — 37,74%. Занявший третье место Давид Бакрадзе набрал 10,94%голосов избирателей и признал свое поражение. Таким образом, ни один из кандидатов не смог преодолеть предела 50%+1 и через две недели после первого тура ЦИК Грузии назначит второй тур выборов, куда войдут оба кандидата.

Как показывает ход президентской кампании, похоже, что в настоящее время политическая борьба в Грузии сводится к противостоянию соратников Саакашвили и действующей власти, которую, в основном, обвиняют в стагнации политической жизни и отсутствии стремления обозначить более   четкие ориентиры на будущее. Это делает ЕНД все более привлекательной для избирателя.

Неслучайно, что негативный характер этой предвыборной кампании был отмечен наблюдателями Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ, которые заявили, что предвыборная кампания больше направлена на противостояние, чем на агитацию. По мнению известного грузинского эксперта Мамуки Арешидзе, при существующем раскладе «Грузинской мечте» есть чего опасаться: «В отличие от 2016 года мы видим новую силу в «Национальном движении», с новым смыслом и новыми подходами. Они прошли период кризиса, период реорганизации, ребрендинга и входят в новую форму, что является определенной заслугой «Грузинской мечты». Они уже превратились в опасную силу для власти».

По данным опроса, проведенного в период с 15 по 24 октября американской компанией Edison Research по заказу телеканала «Рустави 2» в преддверии президентских выборов, 31% грузинских избирателей выразили симпатию по отношению к Г. Вашадзе, 28% — Саломе Зурабишвили и 14% — Давиду Бакрадзе.

Исход президентских выборов нисколько не повлияет на внешнеполитические приоритеты Грузии: оба кандидата следуют курсу на евроинтеграцию.

По данным же другого опроса, проведенного 22–23 октября грузинскими медиа (Interpressnews, Ambebi и Kviris palitra), за Зурабишвили готовы были проголосовать 31% опрошенных, за Вашадзе — 27%, за Д.Бакрадзе — всего лишь 5%.

С учетом того, что неопределившиеся составляют 16%, а это, как правило, та часть населения, для которой самым главным является повышение уровня жизни, а вовсе не программные выступления кандидатов, есть вероятность того, что в последний момент эта категория избирателей проголосует за «независимого» кандидата, имеющего за своей спиной мощный административный ресурс в лице действующей власти, как это было уже на предыдущих президентских выборах в этой стране.     

Таким образом, главная битва, как и следовало ожидать, развернулась между Григолом Вашадзе и Саломе Зурабишвили, которые в разное время возглавляли МИД страны при президенте Михаиле Саакашвили. Очевидно, что против Зурабишвили играет целый ряд факторов: сделанные ей в ходе кампании непопулярные заявления, снижение рейтинга партии власти на волне усиливающихся недовольств избирателя, а также отсутствие той степени популярности, которая имеется у Г. Вашадзе. В свою очередь у последнего есть устойчивый электорат, ядром которого является молодежь и избиратели среднего возраста, ничем не запятнанная репутация и звание истинного интеллектуала.

Однако и в случае с Саломе Зурабишвили, являющейся независимым кандидатом, которого активно поддерживает действующая власть, может быть и так, что надежды официального Тбилиси на ее европейское прошлое, способны не оправдаться именно из-за злоупотребления административным ресурсом. К тому же, несмотря на активное сотрудничество с «Грузинской мечтой», Зурабишвили вряд ли будет следовать всем «инструкциям» партии Б. Иванишвили. Директор грузинского Института политики Корнелия Какачия в интервью BBC заявил: «То, что произойдет в будущем, никто не знает, так как Зурабишвили легко входит в конфронтацию с другими» (политиками – прим. ред.). Поэтому, на мой взгляд, Зурабишвили не будет большим подарком для «Грузинской мечты». Это открывает ей большие возможности для маневрирования и смещения к большему радикализму в случае необходимости.

«Моя цель — сделать нашу страну прогрессивной, а справедливость — равной для всех граждан. Также моя цель — обеспечить непреклонность евроатлантического курса. Я не хочу, чтобы мой ребенок после достижения совершеннолетия уехал в эмиграцию. Я не хочу, чтобы 50 тысяч детей в Грузии существовали на каких-то 2 лари в день. Наделенный наивысшей избирательной легитимацией президент должен быть союзником всех граждан Грузии», — так сформулировал свои предвыборные тезисы Григол Вашадзе. Выдвигаясь в президенты, он пообещал освободить Грузию «от бездарного правления "Грузинской мечты" и противостоять военно-террористической агрессии России. Восстановление дипломатических отношений с Россией невозможно, пока Москва не признает независимость Абхазии и Южной Осетии».

Более того, в случае победы Г. Вашадзе на президентских выборах будет создано новое политическое объединение, которое начнет готовиться к парламентским выборам. В отличие от умеренных центристов Вашадзе уже в 2019 г. планирует назначить досрочные парламентские выборы, т.е. за год до срока. По его мнению, со вступлением Грузии в Евросоюз торопиться не стоит. На первом же месте у страны должна стоять атлантическая интеграция, так как в Евросоюзе сейчас происходят «катаклизмы».

Показательно, что   при таком положении дел исход президентских выборов нисколько не повлияет на внешнеполитические приоритеты Грузии: оба кандидата следуют курсу на евроинтеграцию. Это коррелируется со стремлениями подавляющего числа грузинской молодежи, которая рьяно поддерживает ценности западной демократии — либеральные реформы и демократические стандарты, необходимые для интеграции с Западом и далекие от русской культуры и русского языка. Однако ключевым связующим элементом, объединившим всю страну, стала та неприязнь, которую испытывает практически всё население Грузии, обвиняющее Россию за оккупацию Абхазии и Южной Осетии. Именно этот фактор является определяющим и работает в пользу западных устремлений грузинского избирателя в противовес РФ. Таковы реалии сегодняшнего дня, и это надо учитывать.

Таким образом, представляется, что западный вектор Грузии непреложен и будущее страны не столько за кандидатом, способным обеспечить себе победу на президентских выборах, сколько в преемственности внешнеполитического курса страны, ориентированного на интеграцию с Западом и укрепление стратегического партнерства с США и НАТО.

Тем не менее, президентские выборы могут оказать огромное влияние на следующую парламентскую кампанию, которая состоится уже в 2020 г. Ее итоги определят основную политическую силу — ту, которая и будет формировать как внутриполитический, так и внешнеполитический курс страны, и этого не стоит недооценивать.

Что же касается российско-грузинских отношений, то из-за принципиальных позиций, которые занимают обе стороны в отношении Абхазии и Южной Осетии, говорить о каких-либо подвижках в сторону нормализации отношений в ближайшей перспективе не представляется возможным.

Оценить статью
(Голосов: 31, Рейтинг: 4.68)
 (31 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся