Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Артем Данков

К.и.н., директор Института Конфуция ТГУ, заведующий кафедрой востоковедения Факультета исторических и политических наук Томского государственного университета

Важнейшим последствием январских беспорядков для Казахстана должна стать трансформация экономической модели.

Казахстан переживает острый кризис экономической модели, основанной на расширении экспорта минеральных ресурсов и развитии потребительского сектора внутри страны. Наряду со многими государствами постсоветского пространства (Россия, Азербайджан и Туркменистан), которые обладают солидными запасами минерального сырья, Казахстан в 2000-е гг. на фоне бурно растущих мировых цен на углеводороды построил ресурсную экономическую модель, которая позволила достичь впечатляющих успехов. Однако завершение сырьевого суперцикла на мировых рынках, экономический кризис в России и замедление экономик Китая и Европейского союза поставили точку в развитии этой модели. Главная задача сегодня — развитие несырьевого экспорта, приватизация государственного и квазигосударственного секторов экономики, повышение доходов населения, создание рыночных ниш на старых и выход на новые рынки. В ходе трансформации экономической модели степень влияния семьи первого президента Казахстана на экономику страны будет постепенно снижаться, позиции крупных иностранных компаний (в первую очередь западных) — безусловно, сохраняться, российские корпорации будут наращивать свое влияние в Казахстане.

Предпосылки протестов

Ключевыми социально-экономическими предпосылками мощных протестов, охвативших Казахстан в январе 2022 г., стал углубляющийся разрыв между относительными экономическими успехами и низким уровнем жизни подавляющей части населения страны, сверхконцентрация национального богатства в руках элиты, сырьевой характер экономики страны, ее зависимость от крупных международных компаний и конъюнктуры на мировом рынке. После серьезного трансформационного экономического кризиса, последовавшего за распадом Советского Союза, Казахстан, который сделал ставку на разработку и экспорт минерального сырья, смог не только восстановить экономику, но и добиться впечатляющих успехов. В этом ему помогли богатые запасы природных ресурсов, иностранные инвестиции и благоприятная конъюнктура на мировом рынке. Тем не менее уровень средней зарплаты и доходов в целом в Казахстане до сих пор значительно ниже, чем в сопоставимых с ним по уровню экономического развития странах Восточной Европы или в России. Низкий уровень зарплат и доходов в сочетании с высоким уровнем безработицы (около 5%) и самозанятости (в III квартале 2021 г. численность самозанятых составляла 2,13 млн человек) препятствуют устойчивому экономическому росту. Доходы значительной части граждан не позволяют дотянуть даже до следующей зарплаты, поэтому люди вынуждены постоянно брать кредиты, что приводит к повышению уровня закредитованности населения.

Неравномерность социально-экономического развития Казахстана сильнее всего видна в региональном разрезе. Уровень безработицы остается самым высоким на юге страны — в Алматы и Шымкенте, а также в Туркестанской области. Более половины самозанятых также сосредоточены в южных регионах республики. Особенно остро в Казахстане стоит жилищный вопрос. Более 2,5 млн человек, или 14% населения страны, нуждаются в улучшении жилищных условий, а обеспеченность жильем по итогам 2020 г. составила лишь 22,6 кв. м на одного человека. И вновь в региональном разрезе худшая ситуация складывается в южной густонаселенной части Республики. Например, в Жамбылской области на одного человека приходятся 17 кв. м жилья, в Туркестанской области — 18,7 кв. м, в Алматинской области — 20,2 кв. м, а в Алматы — 20 кв. м. К тому же в крупных городах Казахстана более 40% жителей арендуют свое жилье. Пандемия коронавируса усугубила положение многих жителей Республики. Потеря работы, болезни и смерть близких, рост цен на товары и услуги — все это усугубило и без того сложную социально-экономическую обстановку. Например, рост цен на аренду жилья в Алматы в 2020–2021 гг. составил 30%.

Три фактора гражданской активности: НПО, кровные связи и экстремисты

Январские протесты в Казахстане отличаются широкой географией и высокой скоростью развития событий — буквально за пару дней митинги и беспорядки охватили более 10 регионов, в части из них власти потеряли контроль над ситуацией. В постсоветский период в Казахстане сформировались несколько типов сетевых структур, которые стали базой для быстрой самоорганизации населения в масштабах страны в ходе волнений. Во-первых, это сеть неправительственных организаций, которые появились за последние 30 лет во всех регионах страны. По данным правительства на 2020 г., в стране были зарегистрированы более 22 тыс. НПО, 16 тыс. из которых вели активную работу, в их деятельность были вовлечены сотни тысяч людей. Во-вторых, в Казахстане, особенно в южной и западной частях страны, сильны кровнородственные связи, что позволяет при необходимости быстро мобилизовать своих друзей и родственников.

В-третьих, за последние 10–15 лет в Казахстане сформировалась сеть подпольных исламистских групп. Часть из них приняла активное участие в нападениях на сотрудников правоохранительных органов и представителей власти.

Кроме того, в Казахстане существует широкая сеть криминальных и полукриминальных организованных группировок. Алматы и Алматинская область — регионы сосредоточения преступности, каждое четвертое преступление в Казахстане совершается именно здесь. Всего на южные регионы страны, на которые пришлась основная волна беспорядков, приходится более 43% всех преступлений в стране. Лидерами по уровню преступности на душу населения являются крупнейшие города на юге страны — Алматы и Шымкент.

К тому же юг Казахстана — это зона сложных межэтнических отношений, в которой за последние 10 лет произошло несколько десятков межэтнических конфликтов, некоторые из которых вылились в крупные столкновения и жертвы. Например, в 2015 г. в Туркестанской области произошел крупный конфликт между казахами и таджиками, в 2016 г. в Жамбылской области — с турками-месхетинцами, в 2020 г. также в Жамбылской области — с дунганами.

Примером крупных общенациональных протестов являются земельные митинги в апреле-мае 2016 г. Несмотря на запрет властей, в них приняли участие около 20 тыс. человек в дюжине городов Казахстана, большинство из которых, кстати, стали центрами антиправительственных выступлений в январе 2022 г. В пример можно также привести выступления в Нур-Султане и Алматы после объявления результатов президентских выборов в 2019 г.

В любом случае в январе 2022 г. была предпринята попытка оседлать стихийный социальный протест и использовать его для решения политических задач. Причудливое сочетание доведенных до отчаяния граждан, политических активистов и радикалов, исламистов, криминальных элементов и маргиналов всех мастей создало тот «коктейль Молотова», который взорвал Алматы и еще десяток областных центров в Казахстане.

Последствия событий января 2022 г.

Важнейшим последствием январских беспорядков для Казахстана должна стать трансформация экономической модели. Постсоветская экономическая модель Казахстана была основана на нескольких принципах. Речь идет о развитии добывающего сектора, в первую очередь нефте- и газодобывающей промышленности, где ведущую роль играют крупные зарубежные компании; активной политике по привлечению иностранных инвестиций, причем эта политика была действительно многовекторной, в Казахстан вкладывали свои деньги США, страны Европы, Китай и Россия; а также о большом квазигосударственном секторе, где наиболее ценные активы напрямую или косвенно контролировались семьей Н. Назарбаева. Несмотря на декларирование приверженности неолиберальному курсу, на протяжении всего постсоветского периода истории государство оставалось крупнейшим работодателем в Казахстане.

Первые признаки того, что модель стала давать сбой, появились в конце 2000-х гг. Тем не менее к 2015 г. Республика добилась значительных успехов — Казахстан стал второй по масштабам экономикой постсоветского пространства, а по уровню экономического развития догнал страны Восточной Европы. По данным Всемирного банка в 2015 г., показатель ВВП на душу населения по ППС в Казахстане (25 877 долл.) был сопоставим с аналогичными показателями Польши (26 135 долл.) и выше, чем в таких странах ЕС, как Латвия (24 286 долл.), Хорватия (21 880 долл.), Румыния (21 403 долл.) и Болгария (17 512 долл.). К концу 2010-х гг. ситуация изменилась, и темпы развития экономики Казахстана значительно замедлились. По данным Всемирного банка, в 2020 г. показатель ВВП на душу населения по ППС в Казахстане составил 26 729 долл., что было значительно меньше аналогичных показателей в Латвии (32 019 долл.), Хорватии (28 504 долл.) и Румынии (31 946 долл.) и лишь немного превышало уровень Болгарии (24 367 долл.). За последние 15 лет Казахстан прошел через два экономических кризиса — 2007–2008 гг. и 2014–2015 гг., — в результате которых произошла трехкратная девальвация национальной валюты, а экономика Республики столкнулась с ростом цен, сокращением объемов строительства, промышленного производства и внешней торговли, а также многочисленными социальными проблемами. Серьезный удар по экономике нанесла пандемия.

Андрей Кортунов:
Казахстан — не Беларусь

Сегодня Казахстан переживает острый кризис экономической модели, основанной на расширении экспорта минеральных ресурсов и развитии потребительского сектора внутри страны. Наряду со многими государствами постсоветского пространства (Россия, Азербайджан и Туркменистан), которые обладают солидными запасами минерального сырья, Казахстан в 2000-е гг. на фоне бурно растущих мировых цен на углеводороды построил ресурсную экономическую модель, которая позволила достичь впечатляющих успехов. Однако завершение сырьевого суперцикла на мировых рынках, экономический кризис в России и замедление экономик Китая и Европейского союза поставили точку в развитии этой модели. Главная задача сегодня — развитие несырьевого экспорта, приватизация государственного и квазигосударственного секторов экономики, повышение доходов населения, создание рыночных ниш на старых и выход на новые рынки. В ходе трансформации экономической модели степень влияния семьи первого президента Казахстана на экономику страны будет постепенно снижаться, позиции крупных иностранных компаний (в первую очередь западных) — сохраняться, а российские корпорации будут наращивать свое влияние в Казахстане.

Статья подготовлена в рамках онлайн-проекта «Центральная Азия в XXI в.» РСМД, который будет опубликован в январе-феврале 2022 г.


Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 4.2)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся