Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3.92)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Пётр Кортунов

Программный координатор РСМД, магистр МГИМО МИД России

Лето 2021 года стало очередным поворотным моментом в истории Афганистана — был определен вектор развития государства, возможно, на многие годы вперед. Стремительная эвакуация американского военного контингента из страны широко распахнула двери Кабула для талибских боевиков. Несмотря на категорический отказ многих стран исключить Талибан из списка террористический организаций, фактически группа осуществляет полный контроль над государством. Учитывая то, что в мире пока что не находится желающих повторить плачевный опыт США установления демократии в Афганистане, можно заключить, что в ближайшее время режиму талибов вряд ли что-то будет угрожать, за исключением внутреннего сопротивления. Тем не менее победа Талибана может иметь большие последствия, выходящие далеко за пределы территории страны. В частности, она может стать отправным пунктом для нового всплеска террористической активности в странах Южной Азии, находящихся в непосредственной близости от Афганистана. Например, на территории Индии продолжает орудовать масса различных террористических организаций, существенная доля которых исламистского толка. Тактика их сопротивления властям мало чем отличается от той, что приняли на вооружение талибы. Кроме того, эффект от окончания войны в Афганистане уже сегодня можно наблюдать на территории Пакистана, где возросло число террористических операций.

Победа Талибана в Афганистане стала не просто триумфом отдельно взятого движения в Южной Азии, но и доказательством успеха затяжной партизанской войны как средства достижения политических целей. События последних десятилетий доказывали, что терроризм как инструмент политического давления практически никогда не добивается поставленных перед ним целей, но Афганистан стал исключением из этой многолетней тенденции. Талибан показал, что, заручившись упорством и терпением, даже сверхдержаву можно вынудить отступить, пусть даже и после двадцатилетней кровопролитной войны. Множество террористических движений, разбросанных по региону Южной Азии, находятся в схожей ситуации с Талибаном. Тот импульс, который был послан победой сопротивления, может оказать решающее влияние на продолжение ими ведения войны террористическими методами даже при множестве тактических поражений. Пока что не ясно, сможет ли победа Талибана стать достаточной мотивацией для других террористических движений продолжать свою борьбу, но уже сейчас приходится признать, что мир вынужден пересмотреть свои взгляды на эффективность терроризма как инструмент достижения политических целей. Капитуляция США в Афганистане достаточно красноречиво доказывает это.

Лето 2021 года стало очередным поворотным моментом в истории Афганистана — был определен вектор развития государства, возможно, на многие годы вперед. Стремительная эвакуация американского военного контингента из страны широко распахнула двери Кабула для талибских боевиков. Несмотря на категорический отказ многих стран исключить Талибан [1] из списка террористический организаций, фактически группа осуществляет полный контроль над государством. Учитывая то, что в мире пока что не находится желающих повторить плачевный опыт США установления демократии в Афганистане, можно заключить, что в ближайшее время режиму талибов вряд ли что-то будет угрожать, за исключением внутреннего сопротивления. Тем не менее победа Талибана может иметь большие последствия, выходящие далеко за пределы территории страны. В частности, она может стать отправным пунктом для нового всплеска террористической активности в странах Южной Азии, находящихся в непосредственной близости от Афганистана.

Победа Талибана — победа исламского фундаментализма и его тактик

Победоносное завершение многолетней войны талибами ознаменовало не только наступление новой эры для Афганистана, но также подало совершенно недвусмысленный сигнал всем единомышленникам — «любой враг уязвим, даже столь мощный, как США». На протяжении последних десятилетий одной из наиболее излюбленных тактик радикальных исламских движений являлась террористическая деятельность, позволявшая с относительно скромными затратами наносить ощутимый урон противнику. Тем не менее, несмотря на успех такой тактики ведения сопротивления, своих целей боевики достигали редко, да и противник в итоге все равно одерживал верх.

Победа Талибана фактически доказала обратное — затяжная партизанская война может нанести колоссальный ущерб экономике врага, в итоге вынудив его отступить. За 20 лет пребывания в Афганистане Соединенные Штаты потеряли порядка 2 трлн долларов, не сумев при этом достичь практически никаких целей, за исключением устранения некоторых значимых лидеров террористических сетей. При этом несостоятельность американского вторжения в Афганистан стала очевидна задолго до 2021 года. Уже десять лет назад стало сложно игнорировать тот факт, что победоносного завершения конфликта ожидать не стоит. Несмотря на заверения экспертов о том, что война в скором времени подойдет к концу, с каждым годом становилось все очевиднее, что Талибан нисколько не ослабевает, а правительство Афганистана не способно самостоятельно удерживать государство под своим контролем. Проект демократизации государства также провалился, создав плодотворную почву для дальнейшей радикализации населения и пополнения рядов боевиков. Спешная эвакуация американского военного персонала лишь официально подтвердила тот факт, что сопротивление талибов сломать не удалось. Таким образом, Афганистан стал одним из немногих примеров успешного ведения партизанской войны против более сильного противника.

Сегодня, несмотря на множество очагов деятельности исламских фундаменталистов, практически ни одно движение так и не смогло в полной мере достичь своих целей. Последовательные поражения этих групп обозначили уверенный тренд архаичности попыток достижения политических целей при помощи террора — нанесение материального ущерба государству и населению практически никогда не трансформировалось в реальное изменение государственной политики. Своей победой Талибан сумел доказать, что такую тактику ведения войны еще рано «списывать со счетов». На сегодняшний момент многие террористические группировки мира находятся в относительно схожей ситуации, что и движение «Талибан» несколько лет назад, — противник значительно превосходит их практически во всех сферах, и сражение с ним возможно только в ассиметричной манере. Успех талибов может стать своего рода путеводной звездой для различных террористических группировок, в особенности для тех, которые орудуют на территории стран Южной Азии и используют примерно аналогичные способы ведения военных действий.

Индия

Одним из наиболее опасных регионов с точки зрения потенциала возобновления террористической деятельности является Кашмирский регион Индии, вот уже многие десятилетия выступающий камнем преткновения между Нью-Дели и исламскими радикалами. В последнее время интенсивность террористической активности на территории Кашмира постепенно затухала главным образом в связи с тем, что эта тактика так и не смогла вынудить правительство Индии изменить свою позицию относительно спорных территорий. Напротив, в августе 2019 г. власти Индии решились серьезным образом изменить свою политику в отношении Кашмира в направлении дальнейшего ограничения автономии региона и его мусульманского населения. Тогда это хоть и было воспринято крайне негативно населением Кашмира и Пакистана, но не спровоцировало волны террористической активности в Индии. Можно было даже говорить об относительной стабилизации напряжения в регионе.

Однако основная часть региона продолжает исповедовать Ислам, тем самым оставляя потенциал для дальнейших конфликтов на религиозной почве в случае изменения ситуации или влияния внешних факторов. Таким фактором-катализатором новых волнений вполне может выступить победа Талибов в Афганистане. На территории Индии продолжает орудовать масса различных террористических организаций, существенная доля которых исламистского толка. Тактика их сопротивления властям мало чем отличается от той, что приняли на вооружение талибы.

При этом окончание гражданской войны в Афганистане победой Талибана коренным образом меняет взаимоотношения между Кабулом и Исламабадом, что также может оказать решающее воздействие на Кашмирский конфликт и стабильность в Индии в целом. На протяжении всей американской интервенции в Афганистан, Пакистан формально оставался союзником Вашингтона. Его главной заслугой стало предоставление западному союзнику своих портов для обеспечения логистики и снабжения сил коалиции в Афганистане. Фактически же власти Пакистана поддерживали крайне дружественные отношения с Талибаном, оказывая ему материальную поддержку, тренируя бойцов группировки, а порой даже предоставляя информацию о местонахождении и маневрах войск США в Афганистане. Таким образом, победа талибов стала для Пакистана долгожданным событием, и в знак солидарности пакистанского народа центральная мечеть Исламабада стала одной из первых в мире, поднявших флаг движения талибов.

Для Индии такое сотрудничество представляет немалую угрозу как для геополитических интересов страны, так и стабильности Кашмирского региона. С глобальной точки зрения, победа Талибана дала возможность Пакистану увеличить свою стратегическую глубину, заполучив нового союзника в регионе. Кроме того, последние переговоры представителей Талибана и Китая дают основание полагать, что Пекин продолжает сужать кольцо своего влияния вокруг Индии, что не может не волновать Нью-Дели. С локальной точки зрения, окончание конфликта в Афганистане и последующее сближения Пакистана с Талибаном может открыть новые пути и возможности поддержки исламских фундаменталистов в Кашмире. Талибы имеют ценнейший опыт ведения партизанской деятельности, которым, пожалуй, сейчас не обладает ни одна другая террористическая группировка. Афганистан вполне может стать новым центром экспорта опытных полевых командиров в различные точки мира, а учитывая обещания Талибана воздерживаться от вмешательства во внутренние дела КНР, Кашмир становится приоритетной целью. И хотя официальные представители Талибана заявили, что Афганистан не заинтересован в принятии участия в кашмирском конфликте, полностью исключить возможность косвенной поддержки сепаратистов невозможно.

Пакистан

На протяжении гражданской войны в Афганистане Исламабад сильно симпатизировал талибам и их борьбе. Практически сразу после эвакуации американских сил пакистанское правительство заявило об освобождении Афганистана от иностранных захватчиков. Однако окончание войны на афганской земле может также иметь ряд негативных последствий и для самого Пакистана, так как на территории последнего вот уже десятки лет орудуют всевозможные группы исламских фундаменталистов. Так, одним из наиболее известных и активных террористических движений является пакистанский «Талибан». Однако, несмотря на схожесть наименования, отношения между пакистанскими и афганскими талибами сложно назвать однозначными. На протяжении гражданской войны в Афганистане между двумя движениями происходили частые столкновения, даже несмотря на то, что оба формирования представлены практически полностью пуштунами. При этом пакистанский Талибан находится примерно в аналогичном положении, что и афганский до эвакуации сил США из страны. Они оперируют в аналогичных ландшафтных условиях, пользуются схожими методами ведения военных действий и рассчитывают на тот же результат — установление в стране исламской власти со всеми вытекающими последствиями. В связи с этим победа талибов в Афганистане приобретает совершенно новое значение для пакистанских «коллег». Это не просто триумф движения сопротивления в соседнем государстве, но полное руководство по ведению асимметричных военных действий.

Эффект от окончания войны в Афганистане уже сегодня можно наблюдать на территории Пакистана. Террористические операции пакистанского Талибана с момента вывода сил США из Афганистана лишь увеличились. За последние три месяца их количество достигло рекордной отметки за четырехлетний период и грозит продолжить расти, несмотря на объявление временного прекращения военных действий в октябре. При этом, несмотря на противоречия пакистанского и афганского движений «Талибан», последний не спешит вступать в конфронтацию с первым, фактически позволяя осуществлять операции со своей территории. Пока что сложно сказать, чем именно продиктована такая политика — неспособностью или нежеланием бороться с террористическими ячейками на своей территории, но на сегодняшний день пакистанский Талибан практически беспрепятственно располагается на афганской территории, делая регулярные вылазки в соседнее государство для совершения террористических актов. В обозримом будущем для Исламабада террористическая угроза со стороны пакистанского Талибана будет только увеличиваться как в связи с тем, что последний получил новый плацдарм для проведения террористических операций, так к в силу того воодушевления, которое террористы получили после победы Талибана в Афганистане.

Афганистан

Как ни парадоксально, но от победы Талибана в Афганистане может пострадать и сам талибский режим. Захватив власть в стране, Талибан вышел из категории оппозиционных движений, оставив после себя ощутимый вакуум в сфере оппозиции. Этот шанс не мог не обрадовать силы, занимающие еще более радикальные позиции, нежели сам Талибан, в частности, ИГ [2]. И сегодня мы можем отчетливо наблюдать за тем, как Исламское Государство увеличивает свою активность на территории Афганистана. Террористическая атака в августе 2021 г. с высокой долей вероятности лишь первая из длинного ряда, с которым Талибану предстоит столкнуться после захвата власти в стране. Победа талибов в Афганистане не только предоставляет боевикам ИГ практическое доказательство возможности победы партизанских движений в Афганистане, но также позволяет дискредитировать талибов как «воинов Ислама», выдвигая себя в качестве настоящих защитников веры. При этом те политические компромиссы, на которые был вынужден пойти Талибан, могут серьезно пошатнуть его позиции среди религиозной части афганского населения. Так, гармонизация отношений с Китаем вполне может дискредитировать Талибан в глазах верующих, вынудив искать альтернативу в других религиозных движениях, в частности, в лице Исламского Государства, которое занимает более радикальную позицию по отношению к Китаю и его политике в Синьцзяне. Со временем, если тенденция проведения относительно компромиссной политики со стороны нового руководства Афганистана продолжится, ему в обозримом будущем предстоит столкнуться с нарастающей террористической активностью исламских фундаменталистов внутри страны, что может вновь привести к полной дестабилизации государства. Эффективность предотвращения террористической угрозы во многом будет зависеть от способности Талибана обеспечить удовлетворительные условия жизни для населения страны, что представляется маловероятным.

* * *

Победа Талибана в Афганистане стала не просто триумфом отдельно взятого движения в Южной Азии, но и доказательством успеха затяжной партизанской войны как средства достижения политических целей. События последних десятилетий доказывали, что терроризм как инструмент политического давления практически никогда не добивается поставленных перед ним целей, но Афганистан стал исключением из этой многолетней тенденции. Талибан показал, что, заручившись упорством и терпением, даже сверхдержаву можно вынудить отступить, пусть даже и после двадцатилетней кровопролитной войны. Множество террористических движений, разбросанных по региону Южной Азии, находятся в схожей ситуации с Талибаном. Тот импульс, который был послан победой сопротивления, может оказать решающее влияние на продолжение ими ведения войны террористическими методами даже при множестве тактических поражений. Пока что не ясно, сможет ли победа Талибана стать достаточной мотивацией для других террористических движений продолжать свою борьбу, но уже сейчас приходится признать, что мир вынужден пересмотреть свои взгляды на эффективность терроризма как инструмент достижения политических целей. Капитуляция США в Афганистане достаточно красноречиво доказывает это.

1. Талибан — запрещенное движение на территории РФ.

2. ИГ — террористическая организация, запрещенная на территории РФ.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3.92)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся