Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Виктор Катона

Специалист по закупкам нефти MOL Group, эксперт РСМД

2 октября 2016 г., в довольно пасмурный по венгерским меркам день, жители Венгрии подавляющим большинством проголосовали против применения предписанных Европейским союзом квот по распределению мигрантов среди государств-членов ЕС. Однако ввиду недостаточной явки — референдум был бы действителен, если бы в нем приняло участие не менее 50% населения — результаты волеизъявления народа не стали тем непримиримым жестом в сторону Брюсселя, на который надеялись властвующие политические круги Венгрии.

2 октября 2016 г., в довольно пасмурный по венгерским меркам день, жители Венгрии подавляющим большинством проголосовали против применения предписанных Европейским союзом квот по распределению мигрантов среди государств-членов ЕС. Однако ввиду недостаточной явки — референдум был бы действителен, если бы в нем приняло участие не менее 50% населения — результаты волеизъявления народа не стали тем непримиримым жестом в сторону Брюсселя, на который надеялись властвующие политические круги Венгрии.

Проведенный 2 октября референдум сочетал в себе удивительно высокую степень единогласия голосовавших избирателей, низкую явку электората и победную риторику находящейся у власти партии Фидес. Странным был даже вопрос, поставленный перед гражданами в ходе референдума: «Хотите ли Вы, чтобы Европейский союз принимал меры по принудительному размещению лиц, не являющихся гражданами Венгрии, на территории страны без согласования с Национальным собранием Венгрии?». 98,3% голосовавших высказались против односторонних мер ЕС, и заодно против расселения 1294 мигрантов из итальянских и греческих центров для содержания беженцев. Однако даже несмотря на этот впечатляющий результат непосредственная угроза для Брюсселя миновала: из-за низкой явки выборы были признаны недействительными.

Кто не пришел

Референдум сочетал в себе удивительно высокую степень единогласия голосовавших избирателей, низкую явку электората и победную риторику находящейся у власти партии Фидес.

Окончательная явка избирателей по всей стране составила 43,4% (3 589 888 человек из возможных 8 261 394). Наиболее высокие показатели были зарегистрированы в западных областях страны — Ваш и Дьёр-Мошон-Шопрон (52,01% и 51,11%, соответственно). Однако даже в этих регионах ввиду распространенной практики «испортить бюллетень» количество действительных голосов составило менее 50%. В среднем по стране 2–3% общего числа бюллетеней были недействительными, в наиболее либеральном Будапеште этот показатель достиг 5%. В столице Венгрии, где явка была самой низкой по стране, «против» проголосовало 97,9% электората. На деле это означает, что из 1,5 млн имеющих право голоса граждан в столице Венгрии, самом космополитичном центре страны, «за» проголосовало лишь немногим менее 10 000 избирателей.

Кроме Будапешта, ни в одной из областей Венгрии уровень проголосовавших «против» не был ниже 98%. Более того, в рамках референдума фактически не было зафиксировано каких-либо разительных расхождений между тем, как голосовали города и села Венгрии (98,2% и 98,4% «против», соответственно). Примечательно, что количество проголосовавших «против» граждан примерно соответствует тому количеству голосов, которые были отданы двум ведущим (и правым) партиям Венгрии — Фидес и «Йоббик» в 2014 г. По стечению обстоятельств, именно эти партии в наиболее активной форме выступали против размещения мигрантов и, с их точки зрения, навязанных мер Европейского союза.

REUTERS/Bernadett Szabo
Голосование на референдуме, Вересегыхаз,
Венгрия

Судя по результатам голосования, может складываться впечатление, что голосовали исключительно сторонники правых сил, имеющих склонность выступать против политического курса ЕС и расселения мигрантов, в то время как более либеральные избиратели остались дома. Однако дело обстоит немного иначе: голосующие за социалистические партии тоже голосовали «против», «правые» избиратели тоже высказывались «за». Основной недостаток референдума заключался в том, что у населения отсутствовало понимание, за кого и против кого проводится голосование. Неясно было, в какой степени оно соответствует политическому курсу партии В. Орбана Фидес. Испытавшая на себе миграционный кризис 2014–2016 гг., Венгрия в большинстве своем действительно выступает против расселения мигрантов. В среднем, 9 из 10 венгров отрицательно относятся к самому факту передвижения беженцев через страны Европы и к их расселению на их территории.

Как и остальные противящиеся квотам государства ЕС, страна не изобилует финансовыми ресурсами для покрытия нужд собственного населения, однако далеко не каждый гражданин Венгрии хочет, чтобы его голос «против» был воспринят как одобрение мер, принимаемых правительством в области образования, здравоохранения или финансовой политики. Согласно данным недавно проведенных опросов общественного мнения, две трети населения Венгрии считают правящую партию коррумпированной.

Уверенность, с которой лидеры стран Центрально-Восточной Европы заговорили о неприменимости системы квот в Европейском союзе, позволяет предположить, что, по всей видимости, обязательный и неотвратимый характер квот будет пересмотрен.

Последствия «победного провала» референдума окажут умеренное воздействие на политическую жизнь Венгрии. Виктор Орбан, на протяжении долгих месяцев выражавший уверенность (только 29 сентября он допустил, что действительность референдума «не будет иметь политического значения», если население проголосует против) в том, что голосование пройдет успешно, понесет репутационные потери. Тем не менее они не будут критическими и лишь несущественно повлияют на итог парламентских выборов 2018 г. Результаты голосования в первую очередь льют воду на мельницу крайне правой политической партии «Йоббик» (Движение за лучшую Венгрию), лидеры которой в скором времени после обнародования результатов заявили о провале политики В. Орбана, безрассудном проведении референдума. Кроме того, представители партии потребовали немедленный уход премьер-министра в отставку. «Йоббик» может использовать в своих интересах тот факт, что подавляющее большинство населения продемонстрировало неприятие политического курса ЕС, и одновременно критиковать правящую партию за расточительное отношение к государственным финансам.

Социалистическая партия Венгрии, или то, что от нее осталось, также увидела в результатах референдума верный признак грядущих перемен. Бывший премьер-министр Венгрии Ф. Дьюрчань заявил, что поражение правящей партии дает демократическим оппозиционным силам Венгрии повод объединиться. Проблема, однако, заключается в том, что недействительность референдума вовсе не свидетельствует о победе либеральных политических сил в Венгрии. Скорее наоборот, события октября 2016 г. указывают на то, что краеугольным камнем политической жизни Венгрии вплоть до проведения парламентских выборов в 2018 г. станет борьба двух правых партий — Фидес и «Йоббик».

Цена вопроса

jobbik.com
Результаты голосования в первую очередь
льют воду на мельницу крайне правой
политической партии «Йоббик»

Проведение голосования обошлось венгерской казне почти в 5 млрд форинтов (1,14 млрд руб.). Помимо этого, правящая партия Венгрии провела масштабную агитационную компанию, которая стоила порядка 8,6 млрд форинтов (немногим меньше 2 млрд руб.). В рамках кампании на улицах страны появился ряд рекламных щитов, утверждающих, что «только из Ливии в Европу хочет перебраться 1 млн человек», «с начала миграционного кризиса в Европе резко возросло количество актов насилия против женщин», «парижские теракты были осуществлены беженцами» или «Брюссель намеревается поселить в Венгрии столько беженцев, что их количество сопоставимо с населением среднего венгерского города».

В итоге правительство потратило сумму, сопоставимую с годичным бюджетом рыбоводства в Венгрии, на референдум, результаты которого не имеют юридической силы. Еще парадоксальнее то обстоятельство, что после оглашения результатов правительство Венгрии пообещало отразить волеизъявление народа посредством внесения поправок в Конституцию страны, что автоматически вызывает вопрос о целесообразности проведения референдума.

Не прошло и двух дней после референдума, как правительство Венгрии конкретизировало, какие изменения оно намерено внести в Конституцию. Основной закон Венгрии В. Орбан намерен переписать в четырех пунктах, по всей видимости, уже в начале ноября, после того как внесенное на рассмотрение парламента предложение будет одобрено. Основным изменением станет запрет на массовое заселение лиц, не являющихся гражданами Венгрии, без согласия венгерского правительства. К тому же, в поправках будет прописано, что дело каждого отдельного мигранта венгерские органы власти будут рассматривать индивидуально, что снимает последние сомнения в том, что Будапешт намерен решать миграционный вопрос самостоятельно. Примечательно, что это решение никак не затрагивает суть вопроса — Венгрия не отказывается от принятия мигрантов, скорее от навязанных Брюсселем (против воли Будапешта) квот и других мер. Однако это все еще оставляет венгерским властям возможность в любой момент прийти к соглашению с ЕС и представить это решение в качестве национального интереса.

Изначально предполагалось, что референдум по квотам ЕС будет иметь серьезный внешнеполитический эффект. Западные аналитики даже высказывали мнение, что итог референдума может сказаться на судьбе всего ЕС, уже традиционным образом угрожая сближением венгерского премьер-министра с Россией, построением «нелиберального государства» в Венгрии и возможностью повторного появления авторитарных консерваторских режимов в Центральной Европе в стиле 1920-х гг. В текущих условиях результаты голосования будут оказывать влияние в первую очередь на внутреннюю политику Венгрии. Сомнительно, что результаты, как об этом заявляет премьер-министр Венгрии В. Орбан, окажутся «сильным оружием» в ходе переговоров с Брюсселем. Тем не менее по мере снижения накала будет расти возможность достижения соглашения между Будапештом и Брюсселем.

Согласно Решению Совета ЕС 2015/1601 от 22 сентября 2015г., Венгрии следовало принять 1 294 беженцев. Панъевропейские власти попытались подсластить пилюлю, предписывая за каждого принятого беженца материальную компенсацию в размере 6000 евро. Когда Венгрия проголосовала против вышеупомянутого решения и заявила о проведении референдума по квотам ЕС, Брюссель пригрозил введением «штрафа солидарности» (термин, достойный Дж. Оруэлла) — за каждого непринятого беженца Венгрии бы пришлось платить 250 000 евро, т.е. 323,5 млн евро.

Так как подобный «штраф солидарности» мог бы быть применен и в отношении других стран помимо Венгрии, остальные страны Центрально-Восточной Европы также осудили эту меру. Министр иностранных дел Польши В. Ващиковский, выступающий против внедрения квот ЕС по мигрантам, назвал идею «первоапрельской шуткой». Тем не менее маловероятно, что Венгрии или какому-либо иному государству ЕС в итоге придется платить эту сумму.

На прошедшем в сентябре 2016 г. саммите в Братиславе Европейская комиссия смягчила критику в отношении стран Вишеградской четверки (Венгрия, Словакия, Чехия, Польша), выступающей на протяжении последних месяцев против применения обязательных миграционных квот. Братиславская декларация, опубликованная по итогам саммита, содержит лишь нечеткие призывы к продолжению работы по расширению консенсуса в рамках ЕС по миграционным вопросам. Уверенность, с которой лидеры стран Центрально-Восточной Европы заговорили о неприменимости системы квот в Европейском союзе, позволяет предположить, что, по всей видимости, обязательный и неотвратимый характер квот будет пересмотрен. Следующий саммит ЕС, назначенный на 20-21 октября 2016 г., будет также посвящен миграционным вопросам и может стать площадкой для сближения точек зрения несогласных сторон.

Эпопея с миграционным кризисом в Венгрии рано или поздно подойдет к своему логическому концу. На фоне сокращения потока беженцев на треть в текущем году и всеобщей усталости от данной темы Будапешт и Брюссель будут постепенно двигаться к сближению своих позиций. Венгрия, скорее всего, приютит беженцев, может быть, согласившись даже принять все 1294 человека, получив взамен на это от ЕС уступки вне миграционной сферы. В частности, непосредственно перед проведением референдума стали появляться слухи о том, что Будапешт может получить «зеленый свет» для строительства второго блока АЭС Пакш, который Брюссель пытался отсрочить на фоне антироссийских санкций, а также по реконструкции железнодорожного маршрута Будапешт–Белград. В таком случае проведение референдума может вполне оправдать вложенные в него усилия.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся