Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Дривас

К.полит.н., координатор проекта «Греция, Кипр, Египет и Израиль: возможности и ограничения средиземноморской коалиции», Институт международных отношений, Афины

Михаил Диаконтонис

Экономист и специалист в области международных отношений, координатор проекта «Греция, Кипр, Египет и Израиль: возможности и ограничения средиземноморской коалиции», Институт международных отношений, Афины

25 января может стать поворотным пунктом в политической реальности как Греции, так и Европы. Если принять за данность, что кризис еврозоны представляет собой многоаспектную международную проблему, то придется признать, что партия СИРИЗА – это совершенно новый феномен в международной практике. В целом же определяющим фактором является взаимодействие между участниками проходящего в настоящее время переговорного процесса. Какие проблемы лежат в основе межгосударственного конфликта? Почему компоненты так называемого «греческого вопроса» не складываются в комбинацию, выгодную для обеих сторон?

25 января может стать поворотным пунктом в политической реальности как Греции, так и Европы. Если принять за данность, что кризис еврозоны представляет собой многоаспектную международную проблему, то придется признать, что партия СИРИЗА – это совершенно новый феномен в международной практике. В целом же определяющим фактором является взаимодействие между участниками проходящего в настоящее время переговорного процесса. Какие проблемы лежат в основе межгосударственного конфликта? Почему компоненты так называемого «греческого вопроса» не складываются в комбинацию, выгодную для обеих сторон?

Афины в удушающих тисках проблем

Не так уж важно, руководствуется ли министр финансов Греции теорией игр. Самое главное, что именно теория игр определяет формат переговоров. Государства – как и люди – могут враждовать или сотрудничать. Основная цель политиков – добиться максимально возможных выгод, однако путь к этим выгодам пролегает через переговорный процесс, движущей силой которого является биполярность формулы «затраты-выгоды». Греции необходимо решить три главные задачи. Во-первых, подписать соглашение, условия которого были бы более гибкими, нежели положения предыдущих договоренностей, высвободив за счет этого ресурсы, необходимые для обеспечения экономического роста. Одновременно с этим Афины не должны оставлять попыток добиться от государств-кредиторов и международных организаций дисконта по долгам. И, наконец, третья задача Греции заключается в достижении ранее поставленных целей – обеспечении политической стабильности, главным условием которой остается экономический рост.

Сохранение еврозоны как раз и есть тот самый «интерес», общий для всех участников процесса.

По итогам шестилетнего опыта существования в условиях экономической депрессии Греция пришла к выводу, что ее партнеры превратно толкуют суть ее экономических проблем. Для государств ЕС, в первую очередь для Германии, греческий вопрос есть некий «особый случай», в особенности после запуска программы участия частного сектора – PSI. Можно ли считать Грецию «особым случаем»? И в каком смысле? В целом Греция относится к развитым странам. Парадокс заключается том, что ее сегодняшние показатели и рейтинговые позиции позволяют поставить ее в один ряд со странами Африки. Гуманитарный кризис для Греции вовсе не инструмент давления на партнеров. Безработица стабильно держится на уровне 26–28%. Средняя зарплата уже снизилась почти на 30%. При этом политика налогообложения, навязываемая Греции программами институциональных кредиторов, ведет к дальнейшему снижению уровня заработной платы. К тому же огромное число граждан страны обременены еще собственными – личными – долгами. В сочетании с размером внешнего долга (180% ВВП) все эти проблемы и составляют суть «греческого вопроса», являющегося не столько «особым случаем», сколько гремучей смесью неблагоприятных финансовых факторов.

Позиция Германии

AP Photo/Lefteris Pitarakis
Протесты в Афинах, февраль 2015

Германия, вне всякого сомнения – самое могущественное государство ЕС и еврозоны. Несколько недель назад вышла в свет статья Джорджа Фридмана под названием “The Grexit Issue and the Problem of Free Trade”. Джордж Фридман согласен с тем, что греческий вопрос глубже, чем кажется на первый взгляд (то есть имеются в виду налогово-бюджетный и долговой кризис). В статье говорится, что торговая политика Германии предполагает ограничение сравнительных преимуществ, лежащих в основе свободной торговли. Чтобы понять, почему Германия так настаивает на режиме жесткой экономии, необходимо разобраться, в чем заключаются ее национальные интересы.

После 1990-х гг. Германия избежала той ошибки, которую ранее допустило большинство западных государств. Берлину удалось сохранить темпы производства и не допустить снижения уровня промышленного развития. Это позволило Германии занять ключевые позиции в Европейском экономическом сообществе и значительно увеличить объем экспорта. Экономика Греции основана на туризме и сельском хозяйстве. Логика экономической рациональности заставляет нас признать следующее: Германия, Франция и другие государства еврозоны настаивают на том, что Греция должна выплатить огромные средства, взятые ею в долг. Программы выплаты кредитов должны стать для Греции стимулом к увеличению сравнительных преимуществ в секторах туризма и сельского хозяйства. С этих позиций хорошо просматривается иррациональность экономического плана, предлагаемого Германией.

Жизненно важные интересы Берлина непосредственно связаны с его экономическими целями. Во-первых, Германия стремится сохранить низкий уровень инфляции. Во-вторых, пытается удержать на плаву структуру еврозоны, поскольку общеевропейская валюта выгодна для экспорта. Поддержание текущего уровня экономического процветания требует от Берлина постоянных усилий – и правительство Германии настаивает на режиме жесткой экономии для периферийных стран ЕС. В конечном итоге в условиях кризиса еврозоны Германия стремится сохранить МВФ, поскольку МВФ располагает инструментарием, необходимым для реализации политики жесткой экономии.

Три особых фактора, определяющих ход переговорного процесса

Правительство Германии, даже с точки зрения сохранения своих внутриполитических позиций, должно придерживаться курса на создание устрашающего примера для стран, столкнувшихся с теми же проблемами, что и Греция.

С самого начала кризиса правительство Германии прилагало все усилия для того, чтобы убедить своих граждан: Греция – это коррумпированное сверху донизу государство. Более того, в некоторых немецких СМИ рисовался образ Греции как страны, населенной исключительно лентяями, пытающимися жить на деньги ЕС. С другой стороны, предвыборная кампания греческой партии СИРИЗА была основана на обещаниях, полностью реализовать которые в ближайшем будущем абсолютно невозможно.

Иными словами, обе стороны – и Греция, и Германия – отказались от исключительно ценного инструментария, который мог бы обеспечить нормальное течение переговорного процесса. На сегодняшний день ни правительство Греции, ни власти Германии не хотят ни на шаг отступить от изначально занятых позиций. То есть в определенном смысле две страны добровольно ввязались в игру под названием «кто первый дрогнет». Томас Шеллинг, один из крупнейших специалистов по вопросам стратегии и теории игр, утверждает следующее: «Нам, однако, следует сконцентрироваться на одном (как минимум) аспекте, представляющем общий интерес; на факторе, признаваемом позитивным обеими сторонами, – даже если позитивная составляющая исчерпывается задачей избежать взаимного уничтожения». Сохранение еврозоны как раз и есть тот самый «интерес», общий для всех участников процесса.

Пробуксовывание переговорного процесса задерживает принятие окончательного решения, делая выход Греции из еврозоны все более вероятным.

Второй фактор, обусловливающий переход переговорного процесса в конфликтную плоскость, носит системный характер. Имеется множество обстоятельств, создающих серьезные проблемы для укрепления единства ЕС. Голос евроскептиков уже достаточно отчетливо слышен в европейской политике. Внутренние кризисы и их последствия – явления отнюдь не новые в европейской истории. Новой особенностью протекания этих кризисов стало то обстоятельство, что одни общества склоняются к евроскептицизму левого толка, а другие отдают предпочтение праворадикальным партиям. Все эти партии разделяют общий взгляд на пути решения долговых проблем. Правительство Германии, даже с точки зрения сохранения своих внутриполитических позиций, должно придерживаться курса на создание устрашающего примера для стран, столкнувшихся с теми же проблемами, что и Греция. Если сейчас сделать поблажку Греции, то такие страны, как Италия, Испания и Португалия тоже потребуют более гибкого подхода. С другой стороны, бескомпромиссно жесткая позиция Берлина может привести к катастрофическим для еврозоны результатам.

REUTERS/Kostas Tsironis
Премьер-министр Греции Алексис Ципрас на
заседании центрального комитета партии
Сириза, Афины. 23 мая, 2015.

Третьим важным фактором является позиция МВФ. Главная миссия МВФ – сохранение международной финансовой стабильности. В то же время, выступая в роли глобального кредитора последней инстанции, МВФ заинтересован в возврате ссуженных денег. На начальном этапе реализации меморандума по Греции некоторые представители МВФ (прежде всего Доминик Стросс-Кан) предлагали залоговый дисконт по греческому долгу, однако предложение было отвергнуто – главным образом под давлением банков Франции и Германии, которые в случае его принятия потеряли бы миллиарды евро. Будучи институтом, поддерживающим либеральные реформы (те самые, которых требуют от Греции и другие кредиторы), МВФ в то же время явно пытается склонить Германию к реструктуризации долга. Пробуксовывание переговорного процесса в конечном итоге задерживает принятие окончательного решения, делая выход Греции из еврозоны все более вероятным. Точно подсчитать убытки, которые он за собой повлечет, не представляется возможным, однако ниже мы предлагаем обзор основных потенциальных последствий такого развития событий.

Grexit: экономические последствия для Греции

Grexit вызовет в стране краткосрочную финансовую панику. На несколько дней будет прекращена работа банков и банкоматов – во избежание массового снятия вкладов населением; правительство установит контроль над движением капиталов – в целях минимизации оттока денег из страны. Дальнейшее функционирование греческой финансовой системы будет проходить по одному из двух возможных сценариев: ЕС либо решит поддержать греческие банки, чтобы предотвратить хаос в стране, либо бросит греческую банковскую систему на произвол судьбы. Во втором случае греческим банкам придется обходиться без евросистемы ELA (Программа ЕЦБ по экстренной кредитной помощи), и некоторые из них неминуемо обанкротятся. Первые несколько недель все транзакции будут производиться в евро с использованием электронных карт или долговых расписок IOU (неформальных документов, подтверждающих факт долга). Поскольку правительство должно выплачивать зарплаты, пенсии и долги частным компаниям, какое-то время в ходу будет две валюты – до тех пор, пока не завершится выпуск «новой драхмы» (на это уйдет месяца два).

Если Grexit вызовет цепную реакцию, приведя к выходу из ЕС Португалии, Испании и Италии, то сумма убытков взлетит до фантастического уровня – €17,2 трлн.

Взлетевшая до небес инфляция обусловит дефицит основных товаров и вызовет девальвацию новой валюты. На фоне обесценивания новой драхмы возникнет черный рынок евро, что приведет к созданию «двойной» экономики (одна для богатых людей, имеющих евро, другая для бедных, получающих драхмы). Национальный долг превысит все мыслимые пределы, выплатить его не будет никакой возможности, и бОльшая часть подвергнется реструктуризации. Постепенно Банк Греции перейдет к режиму свободно плавающего валютного курса, пытаясь сократить уровень безработицы и смягчить депрессию. В конечном итоге через 10–12 месяцев курсы валют стабилизируются, рост инфляции остановится, и экономика сможет вернуться к положительной динамике роста. Последнее возможно только при условии привлечения Грецией прямых инвестиций за счет снижения себестоимости производства, введения новой системы налогообложения и обеспечения относительно идеальных условий ведения бизнеса: все это позволит стране постепенно сформировать свою собственную самостоятельную производственную базу.

Grexit: экономические последствия для ЕС и остального мира

Экономические последствия Grexit для ЕС и остального мира были и остаются предметом оживленных споров. Количественные оценки варьируются в широком диапазоне; многие выкладки основаны на источниках, умышленно занижающих масштаб последствий – для достижения определенных целей в переговорном процессе. Мы остановимся лишь на нескольких – наиболее показательных – версиях.

В опубликованном в октябре 2012 г. анализе, выполненном организацией Prognos AG по заказу фонда Bertelsmann Stiftung, Германия, содержится оценка потенциальных финансовых потерь 42 ведущих экономик мира в случае Grexit. Согласно этой оценке, суммарный уровень потерь составит до €674 млрд. Если же Grexit вызовет цепную реакцию, приведя к выходу из ЕС Португалии, Испании и Италии, то сумма убытков взлетит до фантастического уровня – €17,2 трлн.

В абсолютном выражении наибольшие убытки понесет Франция (€2,9 трлн), на втором месте окажутся США (€2,8 трлн), далее – Китай (€1,9 трлн) и Германия (€1,7 трлн) . По результатам соцопроса, проведенного той же организацией в 2013 г., был сформирован прогноз, согласно которому при крахе еврозоны и возвращении к марке Германия за период с 2013-го по 2035 г. понесет убытки в размере €1,2 трлн. Это означает, что, даже если бы Германии пришлось списать 60% совокупного долга Греции, Испании, Португалии и Италии, это повлекло бы за собой меньшие потери, нежели отказ от евро. В январе 2015 г. немецкий институт IFO оценил убытки для Германии от греческого дефолта, объявленного в рамках еврозоны, в €77,1 млрд; в случае же дефолта, сопровождаемого выходом из еврозоны, этот показатель составит €75,8 млрд.

В том же месяце были обнародованы результаты анализа, выполненного институтом Bruegel, где ставились под сомнение оценки IFO и утверждалось, что последствия Grexit очень трудно просчитать заранее и что в любом случае спасение Греции обойдется дешевле, нежели ее выход из зоны евро. Согласно оценкам Reuters, убытки ЕЦБ составят десятки миллиардов и одно только лишение Греции системы ELA будет стоить €83 млрд (июнь 2015 г.), причем эта цифра возрастет в несколько раз при отказе от европейской платежной системы Target 2. Такие экономисты, как Кругман, Штиглиц, Рубини, Эйхенгрин, уверены, что Grexit может привести к неконтролируемым последствиям – не только за счет потенциального развития цепной реакции, но и в связи с тем, что в случае успеха он может послужить примером другим обремененным долгами странам, побудив их открыть дверь и покинуть еврозону.

Grexit может привести к неконтролируемым последствиям – не только за счет потенциального развития цепной реакции, но и в связи с тем, что в случае успеха он может послужить примером другим обремененным долгами странам, побудив их открыть дверь и покинуть еврозону.

И хотя международные финансовые институты, рейтинговые агентства и центральные банки расходятся в оценках потенциальных последствий Grexit, все прогнозы сходятся в следующих постулатах: 1) развитие цепной реакции выхода из ЕС сегодня менее вероятно, чем в 2012 году; 2) общий объем потерь сколько-нибудь точно оценить очень сложно, и 3) помочь Греции остаться в еврозоне дешевле, чем позволить ей обанкротиться.

В конечном итоге представляется исключительно нелогичным, что стратегическая линия международных организаций расходится с экономической логикой, основанной на прогнозируемых последствиях Grexit.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся