Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.17)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Александр Гущин

К.и.н., с.н.с. Института постсоветских и межрегиональных исследований, доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ, эксперт РСМД

Ольга Пылова

Программный координатор, редактор сайта РСМД

Пандемия коронавируса не обошла стороной Украину. И хотя пока число заболевших и умерших от COVID-19 здесь не так велико (в сравнении с показателями некоторых стран, не говоря уже об Италии), приход заболевания в страну значительно повлиял на жизнь украинского общества и государства.

Прежде всего, следует отметить, что для Украины проблема вируса особенно велика из-за довольно плачевного состояния системы здравоохранения — до реформ У. Супрун оно находилось в кризисе и теперь вряд ли в состоянии эффективно противодействовать серьезным эпидемиям. Все это вновь говорит о развале централизованной медицины, в том числе — профилактики, работы санитарно-эпидемиологической службы и т.д.

Происходящий в стране кризис можно считать индикатором проблем и сигналом к тому, что Украине нужно всерьез заняться разработкой новой модели экономического роста и развития. Пока же очевидно, что цели роста ВВП, заложенные в бюджете на 2020 г., вряд ли будут выполнены. Правительство Д. Шмыгаля и так сталкивается с дополнительными вызовами, а пандемия серьезно отразится на росте экономики, рынке труда, становясь во многом и политическим тестом на способность власти справляться с чрезвычайными ситуациями и поддерживать порядок в обществе.

Развитие ситуации в ближайшие несколько дней покажет многое — если положение дел ухудшится, нельзя будет исключать и введение чрезвычайного положения. К этому постепенно готовятся все — и полиция, и население.

Пандемия коронавируса не обошла стороной Украину. И хотя пока число заболевших и умерших от COVID-19 здесь не так велико (в сравнении с показателями некоторых стран, не говоря уже об Италии), приход заболевания в страну значительно повлиял на жизнь украинского общества и государства.

Прежде всего, следует отметить, что для Украины проблема вируса особенно велика из-за довольно плачевного состояния системы здравоохранения — до реформ У. Супрун оно находилось в кризисе и теперь вряд ли в состоянии эффективно противодействовать серьезным эпидемиям. Все это вновь говорит о развале централизованной медицины, в том числе — профилактики, работы санитарно-эпидемиологической службы и т.д.

А что власть?

В сложившихся условиях украинская власть, безусловно, опасается притока большого числа граждан из-за рубежа, многие из которых могут быть инфицированы, а проконтролировать это Украине очень трудно. Как представляется, особенно тяжелая ситуация с развитием эпидемии может сложиться на Западной Украине (значительная часть жителей работали в европейских странах, а теперь возвращаются домой) и в столице. В этой связи беспокойство власти можно понять.

В целом в рамках эффективно действующего государственного механизма принятые властями решения по введению жесткого карантина вполне оправданы. Но нужно учитывать специфику ситуации в Украине: в стране очевидный дефицит стресс-тестов, масок, оборудования для измерения температуры. И несмотря на то, что власть стремится не опоздать с борьбой против распространения вируса, она все-таки несколько опоздала с закупками и производством всего необходимого для этого.

Резонансным событием стало подписание указа о закрытии всех метрополитенов во всей стране. Это решение оказалось спорным, поскольку вновь вскрылась определенная неготовность Украины к такому шагу — например, возникли проблемы с перевозкой большого количества людей в наземном транспорте, некоторые города оказались фактически парализованными. Представляется, что риск заражения в столичных автобусах (учитывая количество людей и неизбежную давку) никак не меньше, чем мог бы быть в метро.

Довольно спорно и решение о прекращении движения поездов внутри страны. Очевидно, что власти Украины пытаются действовать по примеру своих коллег из КНР, блокируя передвижения и отправляя целые города в жесткий карантин, но здесь стоит учитывать, что в Китае крупная вспышка произошла в одном городе, и все действия были направлены на то, чтоб ее нейтрализовать или хотя бы не дать вирусу возможность распространиться. В Украине же ситуация складывается несколько иначе — такой масштабной вспышки болезни пока нет, но города уходят в глубокую изоляцию, передвижение между ними становится невозможным. Встает вопрос: насколько резонно такое решение и такие масштабы карантина в сложившейся (не столь плачевной) ситуации? Кроме того, важно также проанализировать, какие издержки может понести экономика в результате действий властей и есть ли необходимость в столь радикальных мерах?

Но в любом случае все принятые решения свидетельствуют о том, что власти прекрасно понимают — с развитием ситуации по итальянскому сценарию государственная система здравоохранения может не справиться; именно в стремлении не допустить этого политики принимают жесткие меры, некоторые из которых выглядят необдуманными.

Особое внимание стоит уделить поведению президента страны в такой непростой период. В. Зеленский ведет практически ежедневный диалог с населением через соцсети, описывая ситуацию и призывая не паниковать. Так, в одном из обращений он отметил, что «опыт Китая доказывает, что непопулярные и жесткие решения побеждают вирус и спасают жизни. Опыт других стран демонстрирует, что мягкость и либеральность — союзники коронавируса. Поэтому мы будем действовать жестко, безотлагательно, возможно, непопулярно, но ради одного — жизни и здоровья украинцев». Нельзя не отметить, что такой подход, несмотря на определенные издержки от принятых решений, находит отклик в обществе — ощущается большая защищенность и во многом неравнодушие властей. Подобные заявления и широкие жесты сегодня способны сыграть на руку В. Зеленскому. 20 марта президент сообщил о том, что была получена «первая партия экспресс-тестов, изготовленная Институтом молекулярной биологии Национальной академии наук Украины», а из Китая вскоре прибудут еще «10 миллионов высокоточных лабораторных тестов, которые будут распределены по всем уголкам Украины; 10 аппаратов искусственной вентиляции легких; 1 миллион масок, которые поступят в украинские аптеки; 100 тысяч масок повышенной защиты для врачей и работников полиции».

Справится ли экономика?

Еще один важный аспект, связанный с распространением коронавируса, — социально-экономический. Сегодня мировой экономике грозит рецессия, грядет масштабный (и вовсе не только финансовый) кризис, и Украина здесь — как сырьевая экономика, зависимая от экспорта руды, металлов, зерна, с неустойчивой финансовой системой — уязвимое звено. Эксперты уже выделяют ряд особенно болезненных для украинской экономики новостей — закрытие Европой границ, падение производства, выход спекулятивного капитала, неопределенность с кредитом от МВФ, восстановление экономики КНР на фоне кризиса в ЕС.

Так, одновременно с приходом коронавируса в Украину в стране продолжается падение промышленного производства, в январе наблюдалось даже небольшое сокращение ВВП. Гривна, искусственно укрепляемая посредством ОВГЗ, была слишком крепкой, что наносило довольно болезненный удар по экспортерам. Страна во многом обеспечивала стабильность своей системы за счет денежных переводов трудовых мигрантов, которые по объемам в разы превосходили прямые иностранные инвестиции. В 2020 г., учитывая возвращение домой десятков тысяч украинцев из-за пандемии, этот приток будет значительно уменьшаться, что отрицательно скажется на экономике.

Теперь, в условиях кризиса, все эти факторы обострились. Например, его начало привело к постепенному выводу спекулятивного капитала из страны. Тенденция к снижению доходности ОВГЗ началась несколько ранее, а теперь мы наблюдаем укрепление доллара; кроме того, Нацбанк, стремясь поддержать курс (что само по себе — спорное решение) потратил на это уже примерно 1 млрд долл. Такая интервенция была бы хороша, если бы была не единственной, а одной из мер по поддержанию равновесности курса и оптимального соотношения валют. Для этого нужно не просто идти на вброс резервов, а перестроить экономическую политику в сторону развития импортозамещения, поддержки экспорта, использовать инфляционные механизмы для улучшения позиций экспортеров. Но такой курс противоречил бы рекомендациям МВФ, который, вероятно, ставит принятие закона о введении рынка земли в качестве условиях для выделения кредитов.

***

Таким образом, происходящий в стране кризис можно считать индикатором проблем и сигналом к тому, что Украине нужно всерьез заняться разработкой новой модели экономического роста и развития. Пока же очевидно, что цели роста ВВП, заложенные в бюджете на 2020 г., вряд ли будут выполнены. Правительство Д. Шмыгаля и так сталкивается с дополнительными вызовами, а пандемия серьезно отразится на росте экономики, рынке труда, становясь во многом и политическим тестом на способность власти справляться с чрезвычайными ситуациями и поддерживать порядок в обществе.

Развитие ситуации в ближайшие несколько дней покажет многое — если положение дел ухудшится, нельзя будет исключать и введение чрезвычайного положения. К этому постепенно готовятся все — и полиция, и население. По некоторым данным, глава МВД Украины Арсен Аваков 19 марта провел совещание с участием более 10 глав областных МВД. На повестке дня был вопрос о роли ведомства в условиях потенциального введения режима ЧС в стране. Министр заявил, что «введение ЧС в Украине в случае разрастания эпидемии скорее всего неизбежно. В таких условиях роль МВД должна быть решающей. Мы к этому должны быть готовы. Необходимо добиться, чтобы ведомство получило особые полномочия на период эпидемии, и это должно быть закреплено законодательно, вопрос прорабатывается». Пока комментариев о том, какие именно законодательные изменения ждут МВД Украины и как они отразятся на жизни людей, не последовало.

(Голосов: 6, Рейтинг: 4.17)
 (6 голосов)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся