Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 171, Рейтинг: 4.76)
 (171 голос)
Поделиться статьей
Фарес Кильзие

Председатель Совета директоров Creon Capital, член РСМД

Эпоха глобализации трансформируется: инвесторы вынуждены переключаться с глобальных проектов на локальные. Сгладить эффект экономической блокады Евразии помогут инфраструктурные проекты в Арктике и создание российско-китайской экономической зоны форсированного развития во Владивостоке с уклоном на крупную перевалку, «цифру» и климатические проекты. Это позволит кратно увеличить двустороннюю торговлю и инвестиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Эпоха глобализации трансформируется: инвесторы вынуждены переключаться с глобальных проектов на локальные. Сгладить эффект экономической блокады Евразии помогут инфраструктурные проекты в Арктике и создание российско-китайской экономической зоны форсированного развития во Владивостоке с уклоном на крупную перевалку, «цифру» и климатические проекты. Это позволит кратно увеличить двустороннюю торговлю и инвестиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Глобальный продовольственный и энергетический шок, вызванный хаотичными ограничениями и барьерами, которые начали вводиться против России и Евразии задолго до начала российско-украинского конфликта, только начинает приобретать явственные очертания. Цены на нефть Brent превысили порог 120 долл. за баррель впервые с 2014 г; eвропейские цены на газ, вопреки окончанию сезона холодов, закрепились в районе 1 000 долл. за тыс. куб. м; цены на пшеницу в Северной Америке выросли в два раза, с 332 долл. за тонну в феврале 2022 г. до 672 долл. в апреле. В то же время, котировки энергетического и коксующегося угля в Азии обновили многолетние максимумы (300 и 500 долл. за тонну соответственно).

Это лишь первые признаки крупнейшего кризиса на сырьевых и товарных рынках за десятилетия, который наступает вследствие попыток изолировать Россию — второго по величине экспортера нефти в мире, крупнейшего в Европе поставщика трубопроводного газа, а также участника «Большой угольной тройки» и «Зерновой тройки».

Финансовые, логистические и сырьевые ограничения неизбежно нанесут смертельный удар по ряду экономик мира, которые и без того сильно просели из-за торговых войн и пандемии. Этот удар будет связан не только с исчерпанием эффекта низкой базы в 2020 году или масштабной эмиссией долга, в ответ на которую центральные банки промышленных стран повысили процентные ставки. Немаловажную роль сыграют рост издержек из-за дефицита сырья и болезненная перестройка всех цепочек — производственных, логистических и технологических — на всем земном шаре.

Это в свою очередь приведет к полному хаосу. Наглядный пример начала этого процесса — Евросоюз, где прирост ВВП замедлился с 5% в 2021 г. до 2% в 2022 г., а рост цен ускорился с 3% до рекордных 8%. Cогласно прогнозу IHS Markit, сальдо торгового баланса ЕС в 2022 году уменьшится более чем наполовину — с 450 млрд долл. в 2021 г. до 200 млрд долл. в 2022 г., а в соотношении к ВВП сальдо сократится вовсе в два с половиной раза — с 2,5% до 1%. При этом прирост товарного экспорта с упадет внушительных 22% в 2021 году ниже 1% в году текущем.

И это не предел: запрет на импорт ресурсов из России и Евразии — энергоносителей, древесины, стали, цемента, удобрений, как и лихорадочные поиски их замены — сокрушат конкурентоспособность западноевропейской промышленности.

Евросоюз: новые барьеры на почве соперничества с Евразией

В таких условиях ЕС будет неизбежно внедрять барьеры и резко повышать таможенные пошлины вопреки правилам ВТО. В прошлом Еврокомиссия уже вводила ограничения на фоне торговых разногласий с США, в том числе на почве субсидирования авиастроителей. Но новые барьеры не помогут: они уничтожат товарооборот, усугубят кризис и вынудят торговых партнеров искать альтернативные рынки для своей продукции. И КНР станет не исключением, а прямой целью будущих рестрикций.

По данным Rhodium Group и Merics, прямые инвестиции из Китая в Европу и Великобританию последовательно сокращаются. За пять лет они снизились почти в пять раз — с 48 млрд евро в 2016 г. до 10 млрд евро в 2021 году.

Эксперты считают, что объем инвестиций вряд ли восстановится в 2022 году. Причины скрываются не столько в контроле за движением капитала с китайской стороны, в сокращении заемных средств, в пандемийных ограничениях или в кризисе на Украине, сколько в усиленном режиме проверки китайских инвестиций Евросоюзом.

Мы как инвесторы подтверждаем этот прогноз: Европейский финансовый рынок очень настороженно относится к транзакциям китайских компаний и банков. Мы это видим по процедурам необоснованного overcompliance в Люксембурге и других юрисдикциях Евросоюза. Они выражаются в задержке платежей и в затянутых проверках контрагентов — KYC (идентификация личности), KYT (история транзакций) и АМL (источник происхождения денег).

Что не менее важно, в 2020–2021 гг. в Европе было заблокировано несколько сделок по слиянию и поглощению с участием китайских компаний. Например, в Италии была заблокирована попытка Zhejiang Jingsheng Mechanical приобрести итальянское подразделение глобального производителя оборудования для полупроводников Applied Materials. В свою очередь в Германии была заблокирована сделка по покупке немецкого производителя спутников и радаров IMST «дочкой» китайской государственной China Aerospace and Industry Group (CASIC), специализирующейся на выпуске ракет. Наконец, в Великобритании было заблокировано поглощение британского производителя графена (одной из модификаций углерода) компанией Taurus International.

Главная причина блокирования перечисленных сделок — уже упомянутое законодательство по скринингу прямых иностранных инвестиций: в 2021 г. соответствующий закон приняли уже 18 стран — членов ЕС.

Начало структурного кризиса в Западной Европе

Мы уже наблюдаем первые последствия необдуманных барьеров и ограничений — а именно спад на европейских фондовых рынках, где сейчас обесцениваются инвестиции, активы и производственные мощности в Западной Европе. Только за первые 5 месяцев 2022 года ведущие европейские индексы ценных бумаг — немецкий DAX, французский CAC 40, EuroStoxx 50 — потеряли от 15 до 20%. И это — только начало глубокого структурного кризиса в Западной Европе.

Китайские инвестиции и экспорт в Европу будет и дальше резко сжиматься. Если в 2008 г. на ЕС приходилось еще 18% китайского экспорта, то в 2021 г. уже только 15%. В восприятии Евросоюза, Китай — это стратегический противник.

Инфраструктура Арктики — плацдарм для инвестиций

Складывая экономический пазл последних пяти лет воедино, мы получаем однозначную картину: глобализация, которую развивали и продвигали западные индустриальные страны, не выдержала конкуренции с сильными евразийскими партнерами и сейчас трансформируется в пользу регионализации.

На фоне издержек, рисков и обесценивания инвестиций в западноевропейские активы становится понятен стратегический интерес китайских инвесторов: они вынуждены перенаправить инвестиции с глобальных проектов на локальные — туда, где их вложения будут защищены и покажут стабильную доходность.

Такие возможности открывают проекты в России и Евразии. Наиболее очевидный плацдарм для устойчивых инвестиций с высокой нормой прибыли — инфраструктура Арктики и российских арктических портов вдоль Северного морского пути (СМП). Маршрут по СМП в условиях непрогнозируемых барьеров станет ключевым, а в будущем, вероятно, и единственным каналом поставок китайских товаров на территорию Западного полушария, и наоборот.

Арктика в ближайшие годы выступит новым локомотивом добычи углеводородов в России. А российские арктические порты, расположенные вдоль Северного морского пути (СМП), становятся точками для устойчивых инвестиций.

Именно здесь дочерняя компания «Новатэка» «Арктическая перевалка» ведет строительство перегрузочных комплексов для сжиженного природного газа (СПГ). Именно здесь реализуется проект «Восток Ойл» с ресурсной базой в 6 млрд т нефти. И именно здесь может быть введено сразу несколько новых заводов по производству СПГ — «Арктик СПГ 2» и «Обский СПГ».

Наконец, в 2021 г. в Мурманске началось строительство морского терминала Лавна для перевалки угля на западном берегу Кольского залива. В то же время, власти Якутии анонсировали строительство глубоководный морской терминал в Хараулахской бухте в районе села Найба, находящегося в 112 км от Тикси.

Участие в этих инфраструктурных проектах позволят Китаю диверсифицировать свои энергопоставки и увеличить энергобезопасность благодаря снижению зависимости от импорта СПГ из Австралии и импорта нефти — из стран Ближнего Востока. Россия же будет готова предоставить надежному партнеру на десятилетия вперед все ресурсы в обмен на инфраструктуру для совместных проектов.

У РФ и КНР накоплен богатый опыт реализации инфраструктурных проектов. Необходимо перенести этот опыт на Арктику и ключевые хабы вдоль СМП, важные с точки зрения логистики, как и поставок ресурсов всех видов.

Владивосток — евразийский Сучжоу

Таким образом, обоюдный стратегический интерес России и Китая заключается в кратном увеличении взаимных инвестиций как в российскую экономику, так и в экономику КНР. Такие предложения уже звучали от китайских партнеров в 2017 году, и сегодня мы готовы вернуться к их практическому обсуждению.

Чтобы ускоренно реализовать обоюдный интерес и высокий потенциал России и Китая, нужно перевести наши экономические отношения в новую оперативную плоскость, создав во Владивостоке совместную российско-китайскую экономическую зону форсированного развития и свободной торговли.

Нужно воспользоваться передовым опытом китайских партнеров по развитию китайско-сингапурского индустриального парка Сучжоу, основанного в 1994 году. Сегодня годовой объем экспорта и импорта Сучжоу превышает 320 млрд долл. Это в два раза больше всего российско-китайского товарооборота за прошлый год.

Как реализовать такой проект практически? На базе здорового и взаимовыгодного прагматизма, который заключается в единстве национальных и коммерческих интересов. Мы предлагаем шесть конкретных решений:

1. Локализация передовых решений логистики, цифрового производства и возобновляемых источников энергии, которые отвечают глобальной климатической повестке. Это позволит кратно ускорить развитие высокотехнологичных отраслей и поэтапно привлекать со-инвесторов из других стран АТР и Западного полушария.

2. Диверсифицированные схемы финансирования, при которых Россия и Китай выступали бы в качестве якорных инвесторов, привлекая частных со-инвесторов из Азиатско-Тихоокеанского Региона и даже Евросоюза.

3. Двустороннее регулирование и взаимодействие на уровне регулярных встреч Российско-китайской межправкомиссии по инвестиционному сотрудничеству

4. Создание совместной правовой базы и регуляторных инструментов с льготным налоговым и беспошлинным торговым режимами

5. Интерес международных инвесторов к Владивостоку не заставит себя ждать, если там будут действовать нормы «зеленого» регулирования, совместимые с евразийской и европейской системой торговли углеродными единицами.

6. Чтобы ускорить и упростить финансовые взаиморасчеты и транзакции, мы также предлагаем ввести совместную российско-китайскую цифровую валюту.

Такая валюта не только бы ускорила развитие обеих финансовых систем и защитила их от внешних воздействий, но и повысила уровень либерализации международной торговли и инвестиций. Впоследствии цифровая валюта могла бы стать основным международным платежным средством стран Евразии, АТР и других экономических блоков.

Владивосток как основной евразийский хаб свяжет мостом не только Россию и Китай, но и компании со всего мира, если они будут готовы к сотрудничеству на новых и взаимовыгодных условиях.

Практически-деловой подход сотрудничества России и Китая во Владивостоке и Арктике, построенный на прагматизме и глубоком взаимном уважении, откроет огромные возможности перед нашими странами, перед партнерами из стран АТР и даже других экономических блоков.

Оценить статью
(Голосов: 171, Рейтинг: 4.76)
 (171 голос)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся